В Башкирии террористическое подполье уничтожили из гранатометов

В Башкирии террористическое подполье уничтожили из гранатометов

25 августа, 00:09
Происшествия
Могут рассчитывать на получение пяти миллионов рублей жители Архангельского района Башкирии, помогшие правоохранителям выйти на след боевиков, расстрелявших пост ДПС в Суксунском районе Пермского края и расправившихся с милиционером Андреем Коробкиным. Вознаграждение за достоверную информацию, которая будет способствовать задержанию убийц, обещано администрацией области. В минувший вторник террористов, напавших на пост ДПС «Ирень» и пытавшихся заминировать газопровод Челябинск-Петровск в Башкирии, ликвидировали неподалеку от деревни Кургаш в Архангельском районе РБ. В лагере боевиков, расположившемся в лесном массиве, обнаружена масса оружия, но самое главное – найден автомат АКС-74У калибра 5,45 мм, который злоумышленники похитили у убитого ими сержанта пермской ГАИ.

Люди из леса

 

Боевиков брали ранним утром. Известно, что в лагере находились 32-летний Нафис Шаймухаметов, 30-летний Вадим Карамов, 28-летний Ирек Гайнуллин и 23-летний Ильшат Шафиев. Имя пятого члена бандитского формирования не называется. Стоянку бандитов обнаружили милиционеры – участковые получили сигнал от местного населения. 

В пять утра диверсанты совершили намаз и отправились спать, выставив часового. А в семь утра лагерь окружили спецназовцы, но усиленный мегафоном призыв сдаваться не застал боевиков врасплох – они спали в обнимку с автоматами. Террористы сдаваться не собирались и принялись стрелять на поражение. Всех пятерых отстреливавшихся боевиков ликвидировали из гранатометов – слишком велика была опасность, что вооруженные нелюди уйдут и причинят много бед мирному населению.

Многие посчитали эту правоохранительную расправу жестокой и даже написали в блог президенту РБ Рустэму Хамитову: «Неужели нельзя было сохранить жизнь мальчишкам?»

- Нельзя, - говорят те, кто уже сталкивался с исламскими радикалами в Чечне и Ингушетии. – Международные террористы уже объявили «башкирских партизан» братьями, а их «вылазки» - местью оккупационным властям (эмиссары Аль-Кайды считают регионы Поволжья своей землей и надеются создать здесь исламское государство «Великий исламский халифат», - ред.). У этих людей руки в крови, и терять им было нечего. Более того, учение, которому они следовали, обещает за убийство «неверного», а это любой житель Башкирии, не исповедующий экстремистские взгляды, пропуск в рай. Учитывая, что в лагере был найден целый арсенал оружия и взрывных устройств, упустить их было нельзя.     

Правоохранители сообщили об уничтожении банды лишь спустя трое суток после проведения операции – выставили на месте боя засаду и ждали сообщников террористов. Кто-то же обеспечивал прятавшихся в лесах беглецов едой и водой. Но сочувствовавшие боевикам не появились, возможно, у ваххабитов был особый способ оповещения для сподвижников. 

Как получилось, что простые деревенские парни из деревни Кубиязы Аскинского района вдруг превратились в безжалостных убийц? Родственники уверяют, что никаких странностей в поведении парней не замечали. Ну, разве что Нафис Шаймухаметов завел себе трех жен, которые ходили в хиджабах. Но это ведь личное дело этих девушек, не правда ли? Ну, пытались они однажды собрать взрывное устройство и нечаянно спалили дом, так ведь пусть лучше химию изучают, чем водкой балуются. А то, что юноши отрастили бороды, и вовсе не преступление.

Однако не все так просто. В трех километрах от родной деревни террористов милиционеры обнаружили схрон со спрятанным оружием и взрывчаткой, палатками, спальными мешками, биноклями и продуктами питания. То есть обычные с виду молодые мужчины давно готовились к войне. На поиски этих еще недавно мирных жителей были брошены лучшие силы милиции и чекистских спецподразделений и приняты все меры для розыска преступников, а они целый месяц, не имея специальной подготовки, запутывали следы. Более того, после того, как при попытке заминировать газопровод были установлены их имена, парни, предварительно сбрив растительность с лица, появились в Уфе, сняв квартиру в Черниковке. И как только паника по розыску террористов спала, ушли в леса, предварительно завербовав сторонников в Чишминском районе, получили от них поддержку и помощь и опустошили еще один схрон с оружием.  

 

Сила убеждения

 

 Возникали даже предположения, что парней уже давно нет в республике, и они воюют на стороне талибов в каком-нибудь непризнанном сепаратистском государстве Вазиристане, на границе Пакистана и Афганистана. Однако убийцы, как оказалось, скрывались в башкирской тайге, разбив в лесу лагерь. Кроме троих боевиков, проверивших себя в кровавой борьбе, в палатках оказались еще двое сподвижников террористов, связанных с ними общей террористической идеологией о переустройстве мира. Никуда уезжать они не собирались, а намеревались вести джихад с неверными из архангельских лесов.

- Ничего удивительного в этом выборе нет, - говорят правоохранители. – Парни, с головой погрузившиеся в салафитскую идеологию, согласно своей вере обязаны вести вооруженный джихад.

Ваххабитское учение, которое сегодня насаждается в Башкортостане, очень жесткое. Эти люди называют себя последователями «чистого ислама» и адепты этой идеологии обязаны посвятить всю свою жизнь «вооруженной борьбе с неверными», причем им не возбраняется изымать имущество «нечистых». Сами ваххабиты для определения своей «веры» используют термин «салафиты» (в переводе с арабского «салафи» — чистый). В список неверных попадают все, кто не следует учению Аль-Ваххаба и мусульмане в том числе.

Это странное для традиционного ислама учение аскинские ребята «подцепили» в Новом Уренгое, куда Нафис Шаймухаметов отправился на заработки. Там парень встретил выходцев из Карачаево-Черкессии, надеющихся перекроить мир, и тут же погрузился в слепую, но очень жесткую веру. И потянул за собой школьного друга Ирека Гайнуллина, а тот позвал отстаивать новые идеалы двоюродного брата Ильшата Шафиева. 

Далекие от правоохранительной сферы удивлялись – почему «башкирские партизаны» расстреляли пост ДПС в Пермском крае? Отчего их потянуло в другую область? Но для боевиков принципиально было совершить теракт в другом регионе, чтобы остаться вне подозрений. И действительно – долгое время преступников искали в Перми. Нападение на гаишников вовсе не было «местью» милиционерам, которой прославились недалекие бандиты из Приморского края, а рассчитанная диверсионная операция для завладения оружием. Именно поэтому тройка террористов отправилась к одному из многочисленных родственников, проживающему в этой области. Мужчина, у которого остановились злоумышленники, любитель выпить и погулять, и предположить не мог, с какой целью к нему нагрянула родня.  

Прежде чем убить сержанта Коробкина, террористы изъяли у него автомат Калашникова и пистолет ПМ и только после этого подожгли стража дорог в патрульной машине. Двух других постовых, один из которых был ранен, забаррикадировавшихся на втором этаже КПМ, бандиты добивать не стали, удовлетворившись добычей. Именно из украденного автомата дали очередь злоумышленники, нарвавшись на засаду у не сработавшего взрывного устройства, обнаруженного обходчиками на 398 километре магистрального газопровода Челябинск-Петровск. А в лагере боевиков обнаружили карту Башкирии с пометками будущих диверсий и терактов. 

Юноши действовали именно так, как учит боевая программа идеолога ваххабизма Абу Мусаба ас-Сури, который уверяет, что «терроризм является одной из важных обязанностей любого мусульманина», так как «территория ислама находится в положении оккупации, агрессии и завоевания врагами». И требует от законспирированных террористических ячеек (а именно такое подполье с отлично выстроенной иерархией и организацией, внутренней дисциплиной и прочными связями создали «обычные деревенские парни») «перенести подготовку терактов в каждый дом, в каждое село, в каждый район».

Как утверждают эмиссары терроризма, для того, чтобы такая борьба была успешной, «требуются люди, живущие на этих землях, которые ничем не отличаются от себе подобных и ведут обычную жизнь». По мнению разработчиков войны с «неверными», «таких террористов сложнее рассекретить, а урон, который могут нанести врагам местные жители, может стать колоссальным». Так что аскинские ребята оказались прилежными учениками.

 

Ваше слово, товарищ маузер

 

С недавнего времени террористические организации серьезно пересмотрели методы борьбы с неугодными им правительствами. Сделать это их заставила мировая реакция на взрыв американских небоскребов. Во всех странах заработали программы, обрывающие финансовые нити, тянущиеся к боевикам, а спецслужбы получили карт-бланш на нейтрализацию террористов. 

И тогда идеологи борьбы с «неверными» решили, что незачем бросать открытый вызов правительствам, способным на корню пресекать отлично выстроенные террористические фронты. Теперь главным для боевиков стала партизанская война, ведущаяся исподволь на территории «противника». И надо признать, что эмиссары терроризма пробираются все дальше в Россию – теперь для того, чтобы взять навыки боевой подготовки, молодым людям вовсе не обязательно ездить в Чечню. Уроки ненависти к «нечистым», оказывается, можно получить и в Новом Уренгое, а идеологическую литературу легко скачать из интернета.

«Основным стержнем военных действий против россиян должен оставаться метод в рамках «легких партизанских войн» и «сельско-городского террора» в полностью засекреченном виде, особенно на уровне одиночных операций и операций мелких групп, - учит «Боевая программа». – Отряд, состоящий из двух-трех человек, знающий основы безопасности, подготовленный в военном плане и имеющий высокую культуру террора, может выполнять огромные задачи».

Правоохранители подозревают, что именно аскинская троица в начале июня 2010 года пыталась совершить теракт на ЛЭП около деревни Вязовка Бирского района, спилив уголки обрешетки и оттяжки промежуточных опор.

Подобная ячейка действовала недавно в Салавате – ее участники Павел Дорохов и Рустем Зайнагутдинов собирались подорвать местный водозабор, планировали взрыв склада жидкого аммиака на «СНОСе» и нападение на… пост ДПС. Зайнагутдинов сегодня дает показания в Верховном суде, рассказывая, что захват поста милиции планировался для того, чтобы разжиться табельным оружием. Подельник Зайнагутдинова – Павел Дорохов, а, по сути, руководитель террористической ячейки, живым правоохранителям не сдался.  Мужчина, оказывая вооруженное сопротивление спецслужбам в поселке Малый Аллагуват, ранил одного из спецназовцев и сам получил несовместимые с жизнью ранения. И, похоже, то, что не получилось у салаватских экстремистов, взялись исполнить аскинские.

И самое главное – традиционный ислам не имеет никакого отношения к экстремистскому учению Аль-Ваххаба, проповедующего идеи «священной войны». Павел Дорохов проявил себя в Салавате жестким лидером, не способным идти на компромиссы и не считающимся с чужим мнением, легко манипулирующим людьми и требовавшим беспрекословного подчинения. При этом мужчина, вышедший на тропу борьбы с «неверными», даже не был обрезанным, не ходил в мечеть, а, разведясь с женой и бросив двух дочек-близняшек, большую часть времени проводил в лесах, где, как выяснилось позже, делал схроны с оружием. Или запирался в своей комнате, тщательно конспектируя пособия по военному и минному делу, партизанской войне, тактике боевых действий малых подразделений, войсковой разведке, технике спецназа, боевого выживания и основ маскировки. Тот же набор «литературы» оказался и у сподвижников аскинских террористов в Чишмах, и в лагере боевиков в Архангельском районе.  

Многие отмечают, что подверженные радикальному течению ислама становятся как будто загипнотизированными чужими убеждениями. В частности, Александр Яшин, кстати, тоже русский по национальности член террористической ячейки, ликвидированной в Октябрьском в марте этого года, сопротивляясь правоохранителям, обещал взорвать городскую больницу. Парень лег животом на гранату и кричал «Аллах Акбар» до тех пор, пока его не заложили щитами и снайперы не произвели прицельные выстрелы в руки и ноги сумасшедшего боевика. И даже будучи раненным, Яшин не уставал сыпать угрозами, что «уничтожит всех ради Аллаха на хрен». Граната оказалась без запала. То есть взрывать себя вместе с больничным городком парень не собирался, но спецназовцев поразила духовитость боевика, готового пойти на крайние меры ради призрачных целей жить в исламском государстве.

Эмиссаров, выискивающих падких на романтику парней на «вражеской территории», называют «строителями». Строители находят несколько человек с выраженными лидерскими задатками и принимаются готовить каждого из них к «великому пути». Причем все ученики не знакомы друг с другом и имеют выход только на одного гуру. Когда строитель исчезает, эти люди начинают формировать собственные отряды. Так, на одной территории может оказаться несколько не зависимых друг от друга и никак не связанных между собой боевых ячеек.  

Когда башкирские правоохранители в сентябре 2007 года столкнулись с беспричинным расстрелом милиционеров в Стерлитамакском районе, они ломали голову: кто рискнул на столь дерзкое преступление? Каким образом бандиты оказались вооружены автоматами Калашникова? Откуда у них умение заметать следы по правилам военного искусства и навыки выживания в природных условиях?

Вооруженными преступниками оказались две молодые семейные пары, сбежавшие в леса Башкирии после того, как их обвинили в экстремистской деятельности на территории Татарстана. Данила Габдулхакова и его двоюродного брата Венера Хазетдинова объявили в международный розыск и 25-летние парни три года скрывались, таская за собой жен. Они были экипированы по последнему слову военного дела, имели три автомата, две винтовки, патроны и спутниковое навигационное оборудование. В рюкзаках боевики тащили кучу экстремистской литературы, объясняющей, как действовать «братьям» на вражеской территории. 

Эмиссары, вербующие сторонников, отлично представляют психологический портрет будущих бойцов, которых потом бросят на борьбу с «неверными». Это религиозно необразованные молодые люди, которым нетрудно задурить головы, не удачливые в жизни, но имеющие амбиции. Многим из них не хватает драйва и сильных эмоций, а программа борьбы с «неверными» подразумевает всплеск сильных переживаний.

Уже ни для кого не секрет, что Татария и Башкирия  - на особом счету у мировых террористов – здесь, по их мнению, как раз те места, где легко вырастить себе смену, так как здесь живет «хороший биоматериал», мозг которых – чистая матрица, на которую легко записывается программа ненависти. И приходится признать, что радикальное террористическое подполье для Башкортостана такая же данность, как и существование традиционного ислама. И рецептов борьбы с идеологическими бомбами, заложенными в головы молодых парней, до тех пор, пока они не взорвутся, не существует.

Уголовное дело по факту расстрела пермского поста ДПС и покушения на подрыв газопровода будет прекращено в связи со смертью обвиняемых. Соответственно, не будет ни следствия, ни суда. Наверное, это правильно. Жесткие меры по отношению к развязавшим террор действуют на сочувствующих радикалам куда эффективнее, чем уговоры и контрпропаганда.     

Римма УРАЗБАХТИНА.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter