Расстреляй и властвуй. Возмездие настигнет убийцу спустя 11 лет

Расстреляй и властвуй. Возмездие настигнет убийцу спустя 11 лет

24 марта, 22:12
Происшествия
- Если б я мог вернуться в 24 марта 1998 года, - переживает Валерий Огородников. – Я бы сделал все, чтобы спасти жену. После того как 34-летняя женщина накануне вечером дала понять заинтересованным людям, что костьми ляжет, но не даст увести финансовые потоки из родного предприятия, ее участь была решена.Татьяну Огородникову расстреляли в подъезде собственного дома 25 марта 1998 года. Киллер, спрятавшийся на верхней площадке, выпустил в несчастную пять пуль, когда она выходила из своей квартиры на втором этаже дома № 5 на улице Космонавтов в Уфе. Раненая сумела пробежать до тамбура подъезда, а в нее все продолжали стрелять из пистолета «ТТ» с глушителем.

- Вечером Татьяна пришла домой в плохом настроении, - вспоминает ее супруг Валерий. – Сказала, что не позволит никому ломать налаженную финансовую систему. Мне тогда и в голову не могло прийти, что жену постараются убрать с дороги в прямом смысле этого слова.

 

Эра беспредела

 

В далеких 90-х Татьяна Огородникова трудилась начальником финансово-сбытового отдела на АО «Уфимский электроламповый завод «Свет».

- Это Татьяна одна из первых в Уфе разработала систему работы с дилерами, - вспоминает ее муж Валерий Огородников. – «Лампочка» и в советские-то времена считалась слабеньким предприятием, а в момент экономической неразберихи могла просто развалиться. Но Таня так отстроила работу завода, что он начал приносить прибыль, а дилерская сеть раскинулась по всей России.   

Энергичная, талантливая женщина слыла на заводе отличным управленцем, и гендиректор Василий Борисов подумывал о том, чтобы отвести Татьяне пост коммерческого директора. Но Василий Акимович трагически погиб в автокатастрофе в 1997 году, а созданная им вакансия заместителя директора осталась.

- Теперь я думаю, что и эта авария была неслучайной, - разводит руками Валерий Геннадьевич. – Потому что после гибели гендиректора на заводе многое изменилось.

Пост коммерческого директора после смерти отца занял сын Василия Борисова – 29-летний Станислав, который как только освоился и понял, откуда на предприятие текут деньги, принялся лоббировать создание торгового дома. Татьяна Огородникова не считала нужным выводить деньги с завода.

Станислав Борисов, получивший образование в уфимском вертолетном училище, пришел на завод из торгового дома «Агропромбанка», где служил обычным менеджером. В 90-х предприятиям было выгодно иметь так называемые торговые дома, позволяющие уводить деньги из оборота. Младший Борисов успел понять привлекательность этой схемы, а потому тут же начался распоряжаться «отцовским наследством». 

- Татьяна – женщина с очень твердым характером, - признает ее муж. – Для нее завод был смыслом жизни. И я понимаю, почему она так восстала против идеи Стаса. При мне еще покойный Василий Акимович, с которым наша семья дружила и часто общалась, говорил, что Стаса ни в коем случае нельзя подпускать к заводу, мол «он все распродаст». Я тогда не придавал значения этим словам, а оказалось так, как оказалось. 

24 марта 1998 года на общем собрании руководства завода решали, есть ли необходимость в создании торгового дома. Татьяна голосовала против. А на следующее утро пала жертвой наемных убийц. 

 

Убийственные тайны

 

Валерий каждое утро отвозил дочку Женю в школу, а жену на работу. Но в злополучный день, девочка осталась у бабушки.

- Теперь-то я знаю, что киллер не пощадил бы и ребенка, - вздыхает Валерий. – Уверен, что убийца получил задание «валить» всех.

25 марта подъехать к подъезду Валерий не смог – сугробов намело выше человеческого роста, а на тротуаре валялись сброшенные с крыши ледяные глыбы. Поэтому он поставил свой «Рено» в нескольких метрах от входа. Изверг, расстрелявший его жену и явно отследивший все передвижения г-жи Огородниковой, знал, что супруг рядом, но и это его не остановило. Валерий разошелся с убийцами в несколько секунд, отправившись посмотреть, почему задерживается жена. Окровавленная Татьяна лежала в тамбуре. Ее голову прострелили в нескольких местах, киллер действовал наверняка. По словам мужа, отверстия в черепе супруги превышали десять сантиметров.

- Когда жену привезли в 13-ю больницу, мне сразу сказали, что нужно готовиться к похоронам, - рассказывает Валерий. – Но Татьяна выжила, и врачи до сих пор говорят, что это чудо.

Огородникова пришла в себя лишь спустя три месяца.

- Что со мной? – спросила она мужа.

- Я ей ответил, что она упала, - рассказывает Валерий. – Мне не хотелось, чтобы жена переживала. Но потом спустя еще полгода она все вспомнила, страшно закричав ночью. Но имя заказчика своего убийства не знала и она.

Валерий на долгие годы переселился в больничную палату, бросил собственный бизнес, выхаживал жену в различных лечебницах и санаториях страны, учил ее заново ходить и говорить. Известный российский нейрохирург Борис Гайдар, перевидавший на своем веку и не такие травмы – в питерский военный госпиталь везли изувеченных в Чечне пацанов, увидев Таню, заявил, что с подобным ни разу не встречался и удивительно, что эта женщина еще жива. 

Сейчас Татьяна Огородникова без посторонней помощи не выходит из дома: у нее парализована правая половина туловища – врачи дали первую группу инвалидности. В мягких тканях плеча и шеи, в голове у нее остались осколки, которые врачи не решились вытаскивать. У женщины удалена часть гортани, в черепе стоит электрический шунт, регулирующий отток крови, а пробитые в четырех местах кости головы закрыты пластинами.  

- У нас в подъезде еще несколько лет на стене был отпечаток человеческой руки, - вспоминает Валерий. – Татьяне одна из пуль попала в руку, когда она убегала от убийц и задела стену. Кровь так впиталась в краску, что отпечаток продержался несколько лет, и когда я проходил мимо, все время содрогался. Потом след замазали, но я все равно его вижу.

В феврале 2009 года Огородникова вызвали в следственный комитет и оповестили о возобновлении расследования давнего дела. А спустя несколько дней назвали и имя человека, заказавшего его супругу.

- Когда мне сказали, что арестован заказчик и организатор преступления и им оказался Станислав Борисов, я не сразу поверил, - рассказывает Валерий Геннадьевич. – Как это может быть Стас, который дружил с нашей семьей, приезжал к нам на дачу, и моя мама его пирожками угощала? А потом как будто пазл сложился.

Станислав Борисов после того, как Татьяна Огородникова из-за тяжелых ранений оставила свой пост, создал-таки торговый дом, очень быстро переориентировав на новую структуру всю сеть дилеров. Мужчина ворочал немалыми средствами и уже через два года стал обладателем 75 процентов акций предприятия, выкупив ценные бумаги у рабочих «лампочки». Еще через год Борисов-младший продал завод, получив, по слухам, 73 миллиона долларов.

Как стало известно «МКС», за устранение г-жи Огородниковой Станислав Борисов заплатил наемному убийце 30 тысяч долларов, причем 10 тысяч зеленых выдал в качестве аванса.     

- Что сказала Таня, когда узнала о личности заказчика убийства?

- Я так и знала.

 

След киллера

 

- После задержания Стаса ко мне приходила его мама Маргарита Алексеевна и пыталась втолковать, что я не должен верить, будто ее сын - убийца, - рассказывает Огородников. – Уверяла, что если б Татьяна так ему мешала, он бы мог ее уволить. Но я-то знаю свою жену, это было бы не так просто, а Стас, судя по всему, очень торопился.

Мужчина, взявший грех на душу и посягнувший на жизнь женщины, которой доверял его отец, после продажи электролампового завода быстро пошел в гору. Его личное состояние, по слухам, - около 70 миллионов долларов, в том числе в банках Швейцарии, Великобритании и Германии. До ареста он, контролируя фирму «СУ «СХС», вовсю занимался строительством, возводя жилой элитный квартал у Кондитерской фабрики в Уфе и микрорайоне «Солнечный».

Беспокоиться бизнесмену было не о чем: давнее дело о покушении на Татьяну Огородникову последний раз приостановили «за отсутствием виновного лица» в мае 2001 года, и с тех пор никого не интересовало, как получилось, что полная сил и планов женщина теперь не выходит из дома.    

Но недаром следователи любят повторять, что не раскрываемых преступлений не бывает, мол правда рано или поздно все равно выйдет наружу.

Киллера, расстрелявшего 11 лет назад Татьяну Огородникову, взяли сотрудники УФСБ России по РБ на улице Ленина в Уфе. Чекисты шли по следу организованной преступной группы, причастной к организации заказных убийств на территории Башкирии и наладившей переброску в республику огнестрельного оружия и самодельных взрывных устройств. После покушения на Огородникову, привыкшие к безнаказанности преступники вошли во вкус и совершили еще массу злодеяний. В их машине обнаружили радиоуправляемое самодельное взрывное устройство с 600 граммами тротила на магнитах, которое они намеревались использовать для очередного устранения неугодного. После того как в домах злодеев прошли обыски, выяснилось, что распоясавшиеся киллеры хранили в своих жилищах обрез карабина, пистолет Макарова, различные боеприпасы и прибор для бесшумной стрельбы. Один из взятых чекистами киллеров - 49-летний Вадим Филиппов, был правой рукой Станислава Борисова: личный шофер, телохранитель и просто мальчик на побегушках.

- У следствия имеются железные доказательства о причастности этой преступной группы к организации других заказных убийств, - рассказывает г-н Огородников. – Киллеры не брезговали никакими способами устранения и даже пытались взорвать одного из приговоренных.

Валерий Огородников уверяет, что Станислав Борисов – неглупый, а может быть даже слишком умный человек, сумевший на пустом месте нажить состояние. Но при этом у парня напрочь отсутствуют какие-либо нравственные критерии.

 -  Я его никогда не подозревал только потому, что он сын своего отца, - объясняет Огородников. – Василий Акимович был очень честным и щепетильным человеком, и я даже в страшном сне не мог предположить, что его отпрыск способен на убийство.

Все, кто в Уфе сталкивался с предпринимателем Борисовым, в один голос называют его рейдером. Рассказывают, что излюбленным занятием этого бизнесмена были слияния и поглощения, когда настоящий собственник в итоге оказывался не у дел. Так было с известной уфимцам фирмой «Спецхимснаб», которая после скандала с обманутыми дольщиками в микрорайоне «Солнечный», превратилась в «СУ «СХС». 

Любопытно, что сейчас, задним числом, Валерий вспоминает, что Борисов-младший все эти годы не оставлял их семью.

- Он ни разу не помог нам деньгами или даже сочувствием, но часто названивал или приезжал в гости, - рассказывает Огородников. – Теперь я понимаю, что для него важно было знать, чем мы дышим, не заподозрили ли его, не надеемся ли возобновить расследование...

Хотя на заводе, по словам работников, еще 11 лет назад ходили слухи о причастности к покушению на Татьяну Огородникову коммерческого директора, ведь именно ему было выгодно устранение строптивой женщины.

Да и Татьяна вела весьма замкнутый образ жизни: дом-работа, посвящая все время предприятию. И если к нападению на нее не причастны родственники, понятно, что концы нужно искать в ее деятельности на заводе.

Но следствие, то возобновляя, то вновь закрывая дело, за эти годы ни разу не вышло на Станислава Борисова, предпочтя приостановить расследование на долгие годы. Почему?

 

Следствие ведут кошельки

 

- Знакомые из правоохранительных органов даже посоветовали мне зашить карманы и ходить, внимательно оглядываясь по сторонам, - вспоминает Валерий Огородников. – Вероятность, что мне попытаются подбросить наркотики или оружие, была очень высока. 

- Почему?

- Я был раздражителем для тех, кто вел дело, - пожимает он плечами. – Пока требовал найти преступников, у многих возникали проблемы. Поэтому, когда я это понял, был вынужден затаиться и объяснить Тане, что сейчас не время для расследования.

И сегодня Огородников не уверен, что следственные органы сумеют довести дело до суда.

- Супруга Стаса Борисова Люба Шишова явно знала, чем занимается муж и его подручные, - уверен Валерий. – Теперь именно она распоряжается миллионами Борисова и, наверное, приложит все усилия, чтобы развалить уголовное дело.

Оказывается, родная сестра арестованного Станислава Борисова Юля трудится на немалой должности в республиканской прокуратуре. И, по некоторым сведениям, даже сейчас она активно вмешивается в следственный процесс. Можно себе представить, как вела себя эта женщина, когда братец ходил на свободе.

- Кроме того, отец Борисова, долгие годы занимая ответственный пост руководителя одного из крупнейших предприятий в Орджоникидзевском районе Уфы, был вынужден поддерживать дружеские связи со многими стражами порядка, - рассказывает Валерий. – За эти годы люди в погонах выросли и заняли ключевые посты и в надзорном ведомстве, и в судейском корпусе. И все они были замечены в желании «замотать» это дело. Учитывая, что Борисов был небедным человеком, а жена одного из влиятельных сотрудников прокуратуры трудилась в то время в его торговом доме, он имел отличную «крышу».

- Неужели, когда речь идет о покушении на убийство, правоохранителей можно купить?

- Не думаю, что у них были веские основания подозревать Борисова, - задумывается Валерий Огородников. – Но скорее всего они по-дружески советовали операм на земле не слишком ретиво копать под сына заслуженного человека: мол не там ищите.

- Значит, ретивые все-таки были?

- Были. Именно поэтому многие материалы дела исчезли на этапе предварительного следствия.

Получается, должно было пройти свыше 10 лет, чтобы возмездие настигло убийц. Да и то, когда распоясавшиеся бандиты уже презрели все человеческие законы, убирая неугодных и запугивая строптивых.

А в это время Валерий Огородников тратил все заработанные средства на то, чтобы облегчить жизнь своей супруги, надеясь найти врача-волшебника, который поставит его Таню на ноги. Опасаясь за свою семью, прятался на даче, стараясь возвращаться в город лишь по необходимости. Вздрагивал, когда слышал за спиной шаги и чуть ли не ежеминутно интересовался, что делают жена и дочь. Существование в таких условиях жизнью не назовешь, а ведь это происходило только потому, что влиятельные правоохранительные чины упорно не желали расследовать дело.

- Каково это жить столько лет, не зная имени обидчика? – лезем в душу настрадавшегося мужчины.

- Задержание организатора преступления с меня как будто какой-то груз сняло, - говорит он. – Я все это время мучился, что в то страшное утро не сумел подъехать к подъезду, что не вышел встретить Татьяну, что мог увидеть киллеров, но не увидел… А теперь жить стало легко.

Случай с начальником финансово-сбытового отдела завода «Свет» - показательный, но явно не единственный в биографии задержанных преступников. Недаром неотвратимость наказания – один из важнейших постулатов правового государства. Ведь каждое нераскрытое преступление убеждает злодея в своей непогрешимости и толкает на совершение новых кошмарных дел.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter