«Жалею, что его не забрал»: житель Учалов обвиняет Белорецкую ЦРБ в смерти отца

«Жалею, что его не забрал»: житель Учалов обвиняет Белорецкую ЦРБ в смерти отца
«Жалею, что его не забрал»: житель Учалов обвиняет Белорецкую ЦРБ в смерти отца
23 апреля, 16:52ПроисшествияКарина МамаеваФото: pixabay.com
Увидев на Mkset материалы об обвинении врачей Белорецкой ЦРБ в халатности, житель Учалов Олег Шабанов не смог пройти мимо и захотел поделиться своей историей. 29 января 2021 года он похоронил своего отца, который лечился в этой же больнице.

«Че вы сюда, учалинцы, лезете?»

3 января, в разгар новогодних праздников, 82-летнему отцу Олега Шабанова Александру Поликарповичу стало плохо с сердцем - инфаркт. На «скорой» его срочно отвезли в Белорецкую ЦРБ. Это единственное медучреждение, которое обслуживает близлежащие пять районов, в том числе Учалинский, где проживал пенсионер. По словам Олега, у его отца там сразу взяли анализы на коронавирус. 5 января супруге Александра Поликарповича пришло СМС-уведомление о том, что Covid-19 у ее мужа не обнаружен.

Фото:Олег Шабанов

— Один день он пролежал в реанимации, с 3 на 4 января. На следующий день в нормальном состоянии его перевели в отделение кардиологии. Так как он попал в каникулы, с 3 по 10 число никакого лечения не проводилось.

Дозвонившись дежурному медперсоналу, мы спросили, какие таблетки отцу дают, они сказали: «У нас таблеток нет, вам что, трудно привезти?». Это за 100 километров надо ехать, — рассказывает сын покойного пациента.

Олег Шабанов вспоминает, что сразу же отправился в больницу к отцу, чтобы доставить лекарства. Ситуацию усугубляло и то, что 82-летний мужчина имел диабет, и уровень сахара в крови необходимо было поддерживать лекарствами. 6 января Александр Поликарпович позвонил своему сыну и сообщил о том, что скоро ему сделают операцию и проведут шунтирование на сердце.

— У него сахарный диабет, ему нельзя было делать шунтирование, я сказал ему отказаться. Когда я приезжал в больницу к нему, хирурги объясняли мне, что это за операция, но я и так прекрасно знал. Мы поднялись к его лечащему врачу, а она просто нас выгнала, даже разговаривать не стала, сказала только: «Че вы сюда, учалинцы, лезете?», — вспоминает мужчина.

В погоне за временем

В переживаниях за своего отца Олег Шабанов запланировал забрать его из больницы раньше срока. Но его отец успокаивал родных, говорил, что «вроде лечат». 16 января состоялась их последняя личная встреча. Александр Поликарпович чувствовал себя хорошо, уже собирал свои вещи и хотел ехать домой.

— Мы как порядочные люди хотели все сделать правильно, дождаться выписки от врачей. Как же я жалею, что тогда его не забрал. Поэтому я поехал за ним 18 января. Выехал из дома, мне минут 15 оставалось ехать до больницы, он мне звонит и говорит, что его переводят в инфекционное отделение. В этот же день ранее маме снова приходила СМС о том, что у отца коронавирус не обнаружен. Я не понял, на каком основании его хотели переводить, — недоумевает Олег Шабанов.

Мужчина строго сказал своему пожилому папе, чтобы тот сидел и ждал его в приемном покое и никуда не ехал. Разговаривая с ним по телефону, Олег слышал, как женские голоса торопят Александра Поликарповича куда-то идти.

Они как будто скручивали его, он кричал в трубку «Куда вы меня тащите!?», — пересказывает Олег.

Фото:pixabay.com

Уже через 15 минут он был в том самом приемном покое, однако отца там не увидел. Со слов Олега, один из работников медучреждения, посмотрев по базе данных, уточнил, что Александра Поликарповича увезли в инфекционное отделение, которое находится в другом здании в 10 минутах езды от больницы.

— Я туда приехал, а там, в инфекционной, как будто война идет. На первом этаже ремонт, на втором тоже, но там еще и больные коронавирусом лежат. Я спокойно поднялся до третьего этажа, никто меня не останавливал. На втором этаже встретил врача в защитном костюме. Спрашиваю, привозили ли человека с таким именем. Мы зашли в кабинет, и врач говорит, что его собирались привезти, но не привезли, оставили в том же больничном комплексе, в 50 метрах от отделения кардиологии в отделении хирургии, которое переделали под ковидных больных, — рассказывает Олег Шабанов.

Он с тревогой вспоминает, как терял время в поисках отца. Вернувшись в то самое отделение травматологии, как рассказывает Олег, врачи заявили, что его отец действительно сейчас находится там, уточнив, что КТ показало 38-40% поражения легких.

Я показываю им СМС, которая пришла пару часов назад, о том, что ковида у отца нет. Но оттуда мне его уже не отдали. Где добиться этой правды? Даже если у него был ковид, значит, его там и заразили. Кто за это отвечать будет? — рассказывает Олег Шабанов.

Мужчина заявляет, что уже обращался в Роспотребнадзор, к руководству больницы, и в страховую компанию Минздрава Башкирии, однако там заявили, что все данные больного – врачебная тайна, и информация может быть предоставлена только близким людям.

— Сын, получается, не близкий человек? Мы с мамой оба пенсионеры, у нас нет денег судиться с больницей, — заявляет мужчина.

Mkset направил запрос в Министерство здравоохранения республики с просьбой прояснить ситуацию. Как только мы получим ответ, изучим его и опубликуем.

Напомним, это не единичный случай, произошедший в Белорецкой ЦРБ за последнее время. Ранее жительница Белорецка Алсу Заманова перенесла несколько операций в районной больнице, после чего получила инвалидность. 24-летняя мама двоих детей считает, что это произошло из-за халатности врачей.

В профсоюзе Минздрава подтвердили, что одна больница действительно работает на пять районов республики. Там заявили, что «врачи и медсестры работают на износ». Сотрудники медучреждения тем временем обвинили Алсу Заманову в том, что она распространяет неправдивую информацию, которая порочит честь больницы, и добавили, что намерены подать на нее в суд.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter