Цыганочка с выходом. На скамью подсудимых ромалы попадают семейными кланами

Цыганочка с выходом. На скамью подсудимых ромалы попадают семейными кланами

Цыганочка с выходом. На скамью подсудимых ромалы попадают семейными кланами

22 сентября 2009, 20:42
Происшествия
Многие считают, что родоначальники наркоторговли в Уфе – цыгане. Первые поселения вольного народа появились в столице Башкирии после Великой Отечественной войны, в 1949 году в районе «Горсовета». В 1976-м цыгане переселились на улицу Кольцевую и Ушакова, самовольно заняв только что построенные для заводчан УМПО девятиэтажки. С тех пор это место получило свое печально известное название - «цыганские дворы». И если в советские времена диаспора спекулировала водкой и самогоном, то в постсоветские переключилась на продажу наркотиков.

Много лет власти пытались выселить ромал с насиженного места, но лишь недавно цыгане сами начали великое переселение – возводя дворцы-коттеджи в Максимовке, также незаконно занимая земельные наделы. Официально на территории республики зарегистрировано 700 представителей цыганской национальности, но на самом деле их неизмеримо больше. Все они занимаются наркосбытом, поскольку других способов добывать средства не знают. С начала 2003 года наркополицеские задержали 250 представителей цыганской нации, торговавших героином. Остальные – ушли от ответственности из-за несовершенства законодательства.

 

Бремя цыган

 

— Цыгане и наркота — это отдельная песня, — вздыхают все опера, с которыми приходилось разговаривать. — В поселки, где они живут компактно, с обыском и не сунешься: сразу вперед выталкивают женщин, детей. Русский язык тут же напрочь забывают... Крики, вопли...

Наркотики легко и незаметно сделались семейным промыслом цыган. Почему?

- Отлаженная кланово-родовая система представляет собой идеальную, защищенную от агентурной работы и оперативных мероприятий структуру сбыта, — объясняют специалисты. Теперь организованные и умеющие “дойти до каждого клиента” цыганские наркогруппировки заняли видное место среди этнических ОПГ. А наладив прямые связи с наркоторговцами из Таджикистана, они давно перешли от мелочевки к масштабной торговле героином.

С цыганской преступностью, как и с любой клановой мафией, сложно бороться – проникнуть внутрь невозможно, так как этническая группировка замкнута по родовому признаку, и передел рынка решается внутри клана. И главное, к наркоторговле здесь привлекаются малолетние дети, освобожденные от уголовной ответственности, многодетные матери и пожилые цыганки, к которым суд применяет чаще всего условное наказание.

Использовать дошколят в качестве курьеров для доставки небольших партий героина цыгане додумались давно. Это безопасно, потому что малолетки шныряют где угодно, не привлекая к себе внимания. И даже если попадутся с товаром — что с ними делать? Уголовной ответственности они в силу возраста не подлежат, да и объяснить толком ничего не могут. А мамаша тут же заявляет, что не отвечает за проделки мальца, который подобрал где-то на улице “шар” героина.

А вот, по мнению правозащитника Константина Потнина, не стоит огульно обвинять цыган в наркоторговле. Директор центра «Международный стандарт» уверен, что проблема в обществе, не способном дать цыганским детям полноценное образование. 

- В обществе «сложили» мнение о цыганах, как о наркоторговцах, - говорит Потнин. - Но цыгане нарушают и другие законы. И представители других национальностей торгуют наркотиками. Да, у цыган малолетние дети работают наравне со взрослыми. Если взрослые воруют, то и дети воруют вместе с ними. Дайте цыганским детям возможность выбора жизненного пути, и проблема исчезнет сама собой.

- Цыганские дети ходят в школу до второго класса, - рассказывают учителя черниковских учебных учреждений. – Научатся считать и все, в классы их пряником не заманишь. С родителями разговаривать бесполезно, в советское время целые отряды педагогов отряжались, чтобы заставить этих детей посещать школу. Теперь – не хотят, не надо. Да и о какой школе может идти речь, если девочка в 11 лет для них уже женщина, у нее и муж чаще всего есть…

Пять нимфеток-цыганок, разъезжавших на такси были задержаны с партией героина в пять граммов в Уфе. Юные барышни хранили драгоценный груз, упакованные в свертки из фольги, под объемными кофтами. Девушки уверили правоохранителей, что нашли наркотики на помойке.

Возраст девочек не превышал 13 лет, и одна из них оказалась беременной. Они не умеют читать и писать, зато, как они любят шутить, хорошо «считают». В школу их не тянет. «Я два дня туда походила и бросила, - сказала 11-летняя Анжела, - потому что для этого надо слишком рано вставать».

Попавшие в неприятную историю водители рассказали, что им частенько приходится возить цыганских детей из поселка Максимовка, куда постепенно перебирается цыганская диаспора. По оперативным данным, в Максимовке фасуется героин, завезенный из других регионов, после чего его перевозят в Уфу в целях последующей реализации.

- К сожалению, цыганский наркобизнес, как и любой другой вид преступности, развивается, - комментирует ситуацию с задержанием детей заместитель начальника УФСКН России по РБ Виталий Мартынов. -  Если в начале 1990-х годов цыгане не пользовались услугами детей для реализации наркотиков, то сейчас эта практика постоянно имеет место. Не секрет, что организаторы преступной деятельности активно привлекают детей в возрасте 7-13 лет для сбыта наркотических средств. Как известно, малолетних детей невозможно привлечь к уголовной ответственности.

Недавно еще один наркосиндикат, состоящий из цыганят, разоблачили башкирские наркополицейские. Юные мафиози сбывали героин в столице Башкирии. Цыганята торговали белой смертью практически во всех дворах и школах Уфы, многим из наркоторговцев не исполнилось и 13 лет. Интересно, что на благо уфимской преступной группировки трудились подростки из Нижнего Новгорода, Новосибирска и Владимира. Все пацаны, состоявшие в детском синдикате, неоднократно задерживались за сбыт героина, но так как эти мальчики и девочки не достигли 14 лет – возраста, с которого наступает уголовная ответственность, их лишь журили и отпускали восвояси. Цыганята же, пользуясь этим правом, раскинули широкую сеть по обеспечению наркотиками всех страждущих. Несовершеннолетние гангстеры обосновали гнездо в трехэтажном богато обставленном коттедже в Шакше. Туда и нагрянули оперативники, изъяв только в этом доме 177 свертков с героином.

Оказалось, что за мафиозными детьми все-таки приглядывают взрослые. 53-летняя женщина, назвавшаяся «тетей Любой» не только обеспечивала мальчишек кровом и едой, но и в свободное время фасовала героин по дозам в свертки из фольги. Кстати, женщина уже побывала на зоне за сбыт наркотиков, но другого занятия на воле для себя не нашла. 30-летняя дочь тети Любы, тоже оказалась причастна к семейному бизнесу – она тоже трудилась на фасовке наркотиков, предназначенных для малолетних курьеров. По оценкам наркополицейских, только за один день детский синдикат зарабатывал не менее 150 тысяч рублей, понятно, что подростки жили на широкую ногу. За использование несовершеннолетних в преступном промысле ответит тетя Люба. А вот малолетние наркодилеры опять уйдут от ответственности и еще больше уверятся в своей безопасности и исключительности, снова принимаясь за доходное дело.        

 

Табор уходит в дебри

 

Кристина и Ирина – сестры. Старшей – 13, младшей - 12. Родственницы были застуканы оперативной группой, когда они пытались продать героин в парке Нефтехимиков. 

- Что такого, начальник? – весьма профессионально охмуряет оперуполномоченного наркоконтроля Руслана Нуриева старшая девица, качая грязной ногой в порванном шлепанце. 

- Мы ничо такого не делали, - вторит ей 13-летняя Ирина, кокетливо потряхивая слипшимися волосами. – Для себя героин берегли.

- Это преступление? – продолжает обволакивать покрасневшими глазами представителей мужского пола Кристина.

– Только разок попробовать и успели, - хохочет младшая, делая непристойный жест.  

На свой нежный возраст сестры не тянут. Что, впрочем, и понятно. Девочки-цыганки никогда не учились в школе и рано начали взрослую жизнь. Живут нимфетки у тетки, которая явно торгует зельем.

Родственники так добры к сестричкам, потому что через несколько месяцев их продадут замуж. По мнению цыганского табора, девочки созрели.

- У нас скоро будут свадьбы, - рассказывает Ирина. - У меня – через два месяца, у Кристины – уже через месяц.

Правда, как признались девушки, вступают в брак они не по собственному желанию. Но это их нисколько не смущает.

- Скоро начальник у меня муж будет, - грозится 13-летняя задержанная. – Так просто уже не приведете в ментуру, супруг заступится.

У Кристины и Ирины один путь – в торговки наркотиками.

- Проблема, конечно, стоит шире, - говорит председатель регионального отделения партии «Яблоко» Артур Асафьев. - Речь идет об усилиях государства и общества по ненасильственной и эффективной адаптации цыган к жизни в современном обществе. Пока что усилий государства по разработке такой политики, попыток нашего общества понять нынешние цивилизационные механизмы функционирования  цыганских сообществ не видно.

Наркобароны, а точнее, наркобаронши (в Башкирии наркобароны перевелись — наркомания среди цыганских мужчин также является большой проблемой для всей диаспоры), стоящие во главе цыганских кланов, формально вообще отчуждены от торговли наркотиками, определяют стратегию наркоторговли, являются основными держателями основных денежных средств.

Мужчины у цыган не работают – такая национальная особенность. Пока женщины организуют дело, парни все больше лежат на широких коврах, которыми оборудованы шикарные цыганские хоромы (кровати ромалы не приемлют). Но в случае опасности готовы «взять» вину на себя. 

В прошлом году в Октябрьском задержали крупную наркодилершу Зинаиду Ахметшину. Тетя Зина раскинула широчайшую сеть сбыта зелья – фольгированные свертки с героином разносили по покупателям доверенные наркоманы, которые за курьерскую службу получали несколько граммов наркотиков бесплатно. В прибыльном бизнесе участвовало все цыганское семейство – старшая дочь Регина уже сидит в женской зоне за сбыт наркотиков, младшая дочурка Люба Домбровская – наоборот, два года назад освободилась из мест лишения свободы, куда попала за торговлю героином. Супруг Зинаиды – Айрат Ахметшин уже не раз побывал за колючей проволокой по все той же «наркотической» статье, а вернувшись вновь принялся снабжать семейство белым порошком. 

Проживая в центре города, семья не упускала возможности совмещать наркобизнес с полулегальной продажей неочищенных семян пищевого мака и выращивала дурман-цветок на приусадебном участке.

В ходе обыска в доме Ахметшиных оперативники обнаружили несколько тайников с крупными партиями героина. Один из них находился в контейнере из-под «киндер-сюрприза». А самый большой тайник в 2500 доз наркополицейские извлекли из сарая.

- Плохих народов не бывает, негодяи попадаются среди всех этнических групп, - уверен секретарь бюро совета регионального отделения «Справедливая Россия» Константин Шагимуратов. – Нужна пропаганда антинаркотического образа жизни, начиная от школ и вузов. Вырабатывание негативного восприятия ко всем “торговцам смертью”. И применение самого сурового наказания к продавцам наркотиков.

Любопытно, что пока Зинаида с мужем находились под следствием, эстафету наркоторговли подхватила дочка обвиняемой и зять. Люба Домбровская и Алексей Перетягин по кличке «Перец», считающийся в Октябрьском преступным авторитетом.

К удивлению местных жителей, к тете Зине Фемида отнеслась благосклонно. Более 10 свидетелей в один голос утверждали, что подсудимая неоднократно продавала им героин от 5 и более доз. Однако Зинаиде Ахметшиной удалось избежать ответственности —  всю вину за хранение обнаруженных в ходе обыска наркотиков муж взял на себя.

И правильно, если бы Зину посадили – кто бы стал во главе преступного клана? Сейчас Зинаида Ахметшина находится на свободе и вновь плетет свою наркопаутину.

 

Романское несчастье

 

- Представители ряда цыганских семей, проживавших в Уфе, таких как Янкович, Христу, практически в полном составе привлечены к ответственности за преступления, связанные с оборотом наркотиков, - рассказывает Виталий Мартынов. - Однако проблема осложняется активным вовлечением в наркосбыт не достигших уголовно наказуемого возраста детей, чрезмерно мягкими приговорами в отношении наркодельцов и рядом других обстоятельств.

- Закон есть закон, и его нужно исполнять, - говорил корреспонденту «МКС» вице-премьер башкирского правительства Рафаил Диваев, когда кто-то пожаловался, что бороться с распространением наркотиков мешает несовершенство законодательства. – Желание снести цыганские дома или чью-то голову - до добра не доведет. Нужно действовать масштабно и последовательно. Понимаю, что цыгане строят свои хоромы не на трудовые доходы, я еще не видел ни одного цыгана с лопатой. Но любое преступление требуется доказать. А для этого нужна кропотливая работа.

- Наверное,  разоблачением наркосиндикатов должен заниматься специальный «цыганский» отдел с сетью осведомителей, защищенных законом, - говорит председатель политсовета регионального отделения партии «Правое дело» Шамиль Габдрахманов. - Не все же цыгане наркотой торгуют. В Германии и Америке с русской мафией борются и русские в том числе. Со знанием языка и нравов.

Семейство Христу — одно из влиятельных в цыганской общине, всего таких ячеек, контролирующих национальный бизнес в Уфе, семь. Христу принадлежат к элите, они живут в кирпичном двухэтажном доме, детей в семействе пятеро. Ни один из подростков не учится и никогда не садился за школьную парту.

Отец семейства Боба убеждал оперативников, что его работа — исполнение цыганских песен. Но цыгану не поверили, что песенный заработок позволяет содержать всю семью, приобретать новые иномарки и одновременно строить шикарный дом. Как только оперативники предъявили цыгану ордер на обыск, тут же прибыл семейный адвокат, еще через несколько минут к дому подъехала милицейская машина с мигалками. Как утверждали стражи порядка, в отделение поступил анонимный звонок о несанкционированном обыске. Обыск в семи комнатах занял у наркополицейских несколько часов. Мама Галя, родная сестра покойного цыганского барона Капеки Джековича по кличке Коля Копейка, первое время вела себя спокойно. Даже подшучивала над правоохранителями: "Здесь не торгуют. Здесь живут. Ищите наркотики на улице Ушакова". Полицейские отшучивались: "А там отправляют к вам. Говорят, что здесь есть наркотики". Настроение женщины резко изменилось, когда на втором этаже под матрацем был найден пакет с порошкообразным веществом и приспособления для упаковки. Тут раздались крики: "Это не мое. Побойтесь Бога. Будь проклят тот, кто подбросил это". Когда на первом этаже семейство узнало о "неожиданной" находке, 16-летняя дочь тут же заявила: "Это мое. Мои родные не знают, чем я занимаюсь".

- Важно добиться законодательного обеспечения для принудительного выселения семей, замеченных в продаже наркотиков, - уверен секретарь регионального отделения КПРФ Рифкат Гарданов. - Нужно проводить рейды по дворам и подъездам с привлечением народных дружинников, активной молодежи, обезопасив ее от мщения дружков задержанных.

Огромные деньги, полученные от наркоторговли, идут в основном на воспроизводство криминально-паразитического образа жизни цыганских общин: личное потребление, закупку новой партии наркотиков, приобретение предметов роскоши, строительство домов, напоминающих дворцы. Каждый уважающий себя цыган считает своим долгом иметь в своем распоряжении водителя с личным автотранспортом, который в любое время дня и ночи может вывезти его за пределы Башкортостана. Часть денег цыганской диаспоры идет на оказание материальной помощи соседям-пенсионерам. Но отнюдь не из благотворительных побуждений.

На самом деле старушки при случае всячески препятствуют проведению оперативных мероприятий, оказывают информационную помощь наркодельцам. Нередко и наркоманы привлекаются для сообщений о "подозрительных" людях и автомашинах в цыганских дворах. Оперативников наркополиции уже не удивляет наличие видеокамер наружного наблюдения, обнаруженных при проведении обысков в квартирах цыганских наркодилеров. В преступных группах особо выделяется люди, ведущие своеобразную разведывательную и контрразведывательную деятельность: воздействие на свидетелей и следователей, установление коррумпированных связей с сотрудниками правоохранительных органов.

- С чьего попустительства орудуют наркосиндикаты? – задается вопросом руководитель регионального отделения ЛДПР  Евгений Былин. - Зачастую их «крышуют» люди в форме, чиновники. Иными словами возникает проблема коррупции. Поэтому с «цыганскими дворами» надо бороться одновременно с коррупцией в милиции, чиновничьей среде. А преступность не имеет национальности.

В апреле 2005 года задержание трех цыганских девочек-наркоторговок закончилось нападением на оперативников башкирского наркоконтроля. В цыганских дворах к наркополицейским неоднократно подходили "вышибалы" с требованием освободить молодых наркоторговок. В итоге угрозы молодчиков переросли в нападение на двух сотрудников полиции, которые были вынуждены применить физическую силу и спецсредства. Как выяснилось в дальнейшем, оба парня оказались наркоманами со стажем.

- В наркобизнесе национальности нет, зато есть прибыль более 60000 рублей в день с одной точки – уверена председатель общественной организации «Союз женщин Башкортостана»  Рашида  Султанова. - Неужели вы думаете, что только цыгане такие умные? Поинтересуйтесь, кому принадлежат пункты продаж пока еще не запрещенных наркотиков, расположенные в общедоступных местах!

- Так называемый «цыганский сектор» составляет 10% или чуть больше в общем объёме наркоторговли, - соглашается проректор Восточной экономико-юридической гуманитарной академии по научной работе и практике Сергей  Егорышев. - Если была на то государственная воля, то «цыганские дворы» давно стали бы не цыганскими. Видимо, эти дворы кому-то нужны...

Константин МАКСИМОВ,

Валентин ОРЛОВ.  

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter