Строители-атомщики: «Ядерные станции намного безопаснее автомобильного движения»

Строители-атомщики: «Ядерные станции намного безопаснее автомобильного движения»

13 апреля, 00:17
Происшествия
Уже несколько недель продолжается драма на японском острове Хонсю. Катастрофа, вызванная мощным землетрясением и последующей за этим огромной волной цунами, погубила десятки тысяч человек, а ещё больше людей остались без крова. Природный катаклизм существенно повредил атомную электростанцию «Фукусима1» и сегодня, радиация зафиксирована даже у берегов Исландии. Масштабы трагедии нам еще предстоит узнать, и, по всей видимости, она уже перекрывает чернобыльскую катастрофу. В мире поднимается новая волна, но уже общественная – «атомофобия». И в связи с этим, вопрос о возобновлении строительства башкирской АЭС, и без того отложенный в «долгий ящик», кажется совсем нереалистичным.

Насколько атом мирный?

 

В свое время чернобыльская трагедия вызвала «гул отрицания» развития атомной энергетики. И, как известно, в начале 90-х годов прошлого века «зеленым», на волне атомофобии, удалось закрыть строительство башкирской атомной станции. Стройку заморозили, цеха законсервировали, а тысячи жителей города Агидель остались без работы.

Никто не станет отрицать, что человеческий фактор присутствует почти во всех техногенных катастрофах и запугать наш народ легко. Но значительная часть населения недооценивает объективную необходимость создания важных, но опасных производств. Эта недооценка применительно к ядерной энергетике выражается в требовании общества либо гарантировать абсолютную невозможность аварий типа чернобыльской или фукусимской, либо отказаться от строительства атомных электростанций, в крайнем случае – строить их в отдаленных от людей местах.

Директор строящейся башкирской атомной электростанции Владимир Дмитриев считает, что все «радиофобные» волнения в обществе связаны в первую очередь с некомпетентностью.    

- Одним из самых страшных порождений цивилизации является автомобиль, - говорит г-н Дмитриев. - Это чудовище губит в нашей стране миллионы водителей и пассажиров. Причем если техника безопасности в автодорожном деле не усовершенствуется радикально, то и дальше на дорогах будут гибнуть массы людей. За то же время от последствий чернобыльской и фукусимской аварии погибнут, заболев раком, тысячи наших граждан. А между тем наше общественное сознание, справедливо воспринимая чернобыльскую аварию как народную трагедию, в упор не видит побоища на дорогах.

По мнению Владимира Андреевича, цивилизация удлинила и украсила человеческую жизнь, но и внесла в нее новые, техногенные опасности. Их можно свести к нулю, только вернув общество в первобытное состояние, оставив его без лекарств, тепла и пищи. Но прокормить нынешнее население дарами природы невозможно. Вряд ли современные люди, в том числе и самые истовые приверженцы здорового образа жизни, захотят постоянно жить в чумах, ярангах, юртах или курных избах.

- Стоит задуматься: а почему, собственно говоря, именно ядерная энергетика находится под обстрелом «зеленых»? - говорит директор АЭС. – Вроде общественность должна кричать об опасности автомобиля, а не ядерной энергетики, но, тем не менее, массовое сознание практически не реагирует на автодорожную опасность.

По-видимому, причина в том, что виноватых здесь почти так же много, как и жертв. Добиться более высокой ответственности за свои действия тех миллионов людей, от которых зависит безопасность на дорогах, задача не легкая. Иное дело – капитан крупного пассажирского парохода, диспетчер на железной дороге, оператор на атомной электростанции или инженер, который ее  проектировал. Таких людей сравнительно немного, от поведения каждого из них зависит безопасность сотен и тысяч граждан. Этих людей и надо держать под прицелом общественного мнения.

Но, как считает Владимир Дмитриев,  безопасность атомной энергетики зависит не только от конкретного числа людей, а определяется культурой производства во всем мире.

 - Пока атомные установки были немногочисленны, они создавались и эксплуатировались сравнительно небольшими отрядами весьма квалифицированных, отлично вышколенных специалистов, - продолжает г-н Дмитриев. - Теперь положение иное, атомная энергетика стала крупной отраслью и не может больше быть оазисом в пустыне.

 

Энергия ветряных мельниц

 

По мнению директора АЭС, ни традиционные, ни альтернативные источники электроэнергии себя не оправдывают. Ветроэлектроника в своем развитии остановилась и напрямую зависит от капризов атмосферного давления. Гидро - и тепло – электростанции тоже имеют существенные минусы.

 - Так называемые «ветряки» в Башкирии почти все лето стояли неподвижными из-за отсутствия ветра, - говорит г-н Дмитриев. – Для работы ГЭС нужно затапливать огромные территории, и как показала прошлогодняя засуха, не всегда оправданно. Да и они не менее опасны. Последствия аварии на Саяно-Шушенской ГЭС преодолеваются до сих пор. Хотя считается, что тогда мы легко отделались – а если бы прорвало плотину? Даже представить жутко! А с тепловыми станциями вообще отдельный разговор –  отправлять в печь 10-15 тыс. тонн в сутки невосстанавливаемых ресурсов и получать на выходе огромные дозы канцерогенов, мое мнение, это варварство.  

Еще советскими учеными, в конце 80-х годов прошлого века установлено, что гибель населения, проживающего в непосредственной близости от угольных станций, связана главным образом с тем, что они выбрасывают в атмосферу адсорбированные золой канцерогены, сидящих на самых мелких частицах, которые плохо задерживаются золоулавливающими устройствами. В целом СССР от соседства угольных электростанций гибло, заболев раком, более 20000 человек в год. Можно сказать, что ежегодно угольная энергетика порождает чернобыльскую или фукусимскую аварию. Думается, что в современной России положение стало не намного лучше.

Как справедливо считают ученые, против атомной энергетики выступают и крупные сырьевые компании, свершено справедливо видя в ней мощного конкурента, а потому умело подогревая «атомофобию». 

Как считает г-н Дмитриев, будущее у атомной энергетики есть и, при правильном подходе, оптимистичное.

А причиной катастрофы на «Фукусиме1», является в первую очередь, недоработка японских ученых. Потому как те же береговые заграждения были всего два метра в высоту. И если эта станция выдержала землетрясение, то перед огромной волной она устоять не смогла. Морская вода, насыщенная солью, которая залила полностью реакторы станции, имеет хорошую электропроводимость. Что, по существу, и вызвало техногенную катастрофу. Термин «Цунами» имеет истинно японское происхождение. И остается большим вопросом, почему японские атомщики, зная специфику географического расположения своего государства, не предусмотрели такой поворот событий.  Тем более построили её на самом берегу. 

- Да и возраст технологий этих станций оставляет желать лучшего, - продолжает Владимир Дмитриев. - Ведь это только с момента строительства атомных реакторов на японском побережье прошло сорок лет, а самому проекту уже все пятьдесят. Еще десять лет назад энергоблоки, выработавшие свой ресурс, нужно было выводить из эксплуатации. А они продолжали работать – компания-оператор частная, а прибыль для нее превыше всего, хотя за полвека наука шагнула далеко вперед, знаний и опыта накоплено достаточно.

По мнению директора, лежащий в основе проекта Башкирской АЭС современный реактор ВВЭР–1000, предусмотрен и на случай, подобный японскому и почти полностью исключает человеческий фактор. Если в энергоблок проникнет вода или оператор начнет делать неадекватные поступки, то установка попросту заглушится.

- Несомненно, атомную безопасность нужно широко обсуждать, - говорит г-н Дмитриев, - Промышленность развивается, энергопотребление растет, а запасы угля и газа небезграничны. А если все делать по уму, то в перспективе подтвердится, что атомная энергетика самая безопасная и дешевая.    

Известно, что во время ликвидации последствий чернобыльской катастрофы, мировые СМИ, в том числе и японские, критично высказывались о советских методах борьбы с аварией. Много в то время говорилось и о причинах катастрофы. В том числе называли главную – «изъян системы». Но почему-то  сегодня правительство Японии готово пригласить наших ветеранов-ликвидаторов, предлагая им за работу немалые деньги.

Конечно,  фукусимская авария заставит ученых и власти более осторожно относится к атомной энергетике. Но останавливать развитие мирного атома было бы крайне недальновидно. Думается, что у наших федеральных и республиканских руководителей хватит мудрости не делать этого. Не случайно же в США почти не звучит требований закрыть АЭС. И мы, очень хочется в это верить, в конце концов, дождемся того дня, когда в многострадальной Агидели возобновится, наконец, строительство атомной станции. 

Евгений КОСТИЦЫН.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter