Криминальный авторитет пал жертвой борьбы за сферы влияния

Криминальный авторитет пал жертвой борьбы за сферы влияния

7 октября 2008, 20:35
Происшествия
В минувшую пятницу Верховный суд Башкирии отправил в колонию строгого режима 45-летнего Василия Судуткина, 20-летнего Алексея Платонова и 25-летнего Ивана Кириллова за убийство Мукатдара Адигамова по кличке Адигам. Суд посчитал виновным в смерти криминального авторитета лишь Ивана Кириллова, посадив его на нары на 12 лет. Кириллов будет обязан выплатить вдове убитого 200 тысяч рублей за моральный ущерб.Судья Азамат Бикчурин в ходе судебного процесса не нашел подтверждений, что Судуткин и Платонов участвовали в убийстве Адигамова и наказал их только за похищение человека. А потому они проведут за решеткой пять лет. Осужденные восприняли приговор радостно – и убийца, и его пособники ожидали намного больших сроков.Значит ли это, что криминальный передел в столице Башкирии закончился?

Последний из «авторитетов»

 

Напомним, смерть уголовного авторитета, контролировавшего Демский район Уфы, стала сенсацией. На дядю Мишу (так звали Адигамова в Деме) покушались дважды, в него стреляли и нападали с ножом, но он, как заколдованный, выходил из этих переделок живым.

57-летний Адигам никогда не был судим, во время экономического беспредела 90-х, сколотив группировку из спортсменов-дзюдоистов, сумел подчинить себе район железнодорожников.

Многим помнится судьбоносный случай в 1995 году, когда неизвестные расстреляли на Демском повороте машину Адигамова. Все, кто находился в иномарке, погибли, но самого «пахана» в авто не было. Расстрелянными оказались лишь его «пехотинцы».

Тогда Адигамов делился с приятелями, что не сел в эту машину только потому, что «сердце екнуло», звериное чутье подсказало о готовящемся нападении. 

В другой борьбе за власть на «своей» территории Адигам лишился глаза и потерял подвижность плеча, но был уверен, что умрет своей смертью. Однако пал от руки молодого парня, по сути, только набирающего силу щенка, для которого все криминальные «заслуги» дяди Миши оказались пустым звуком.

Вероятно, судьбу нельзя испытывать слишком долго. Преступник, покончивший с «авторитетом», воткнул нож в тот самый страшный шрам на шее, которым так любил похваляться Адигамов. Старому льву перерезали горло в черниковской коммунальной квартире, бросив труп на полу и закрыв лицо грязной тряпкой. Вряд ли он ожидал, что его жизнь закончится столь бесславно. 

Но для тех, кто знаком с этим делом – все закономерно. Пожилой «смотрящий» за Демой явно мешал неким молодым криминальным силам. Подрастающая молодежь легко расправилась с признанным «авторитетом», так же как адигамовцы и иже с ними убирали из сфер влияния воров в законе, «державших» город по блатным «понятиям» в бурные 90-е. Пришедшая на смену настоящим уголовникам спортивная «мафия»  легко очистила Уфу от засидевшихся, по их мнению, на своих постах блатняков.       

Дядя Миша называл себя «последним из авторитетов». «Смотрящие» из спортсменов, пытавшиеся контролировать другие районы столицы Башкирии, или давно почили в бозе, или топчут зоны, как экс-борец Альберт Галимов.

Адигамов удачно легализовался, занявшись торговлей продуктами питания, и представлялся окружающим честным бизнесменом и меценатом, так ни разу и не попав в руки правоохранителей.

- Взять криминальных «авторитетов» на чем-то конкретном практически невозможно, - рассказал «МКС» один из представителей силовых структур. – Они – идеологи, которые раздают задания так называемым «пехотинцам», исполнителям, претворяющим преступные планы в жизнь. А какой бандит, даже взятый с поличным, назовет имя организатора убийства, если тот сможет потом достать проговорившегося хоть из могилы?

Однако на суде вслух заговорили об «адигамовской группировки» и криминальном влиянии дяди Миши.

 

Робин Гуд для бедных

 

- Адигамов являлся лидером преступной организации, - бесцветно рассказывал на процессе как о признанном факте отец Ивана Анатолий Кириллов. – «Адигамовские» не давали сыну прохода, постоянно подлавливали его. Адигамов хотел подчинить Ивана, и не только его, в свое окружение. А Иван не хотел подчиняться…

Похоже, за время «правления» Мукатдара Мукатдасовича в Деме успела подрасти «смена», у которой оказались острые зубы. Молодым парням явно не понравился диктат стареющего контролера.   

 25-летний Ваня Кириллов по кличке Вано, которого суд «назначил» убийцей «уголовного» авторитета, тренировался в местной секции бокса и был интересен Михаилу Адигамову, питавшему к спортсменам-силовикам добрые чувства. В свое время недалекие, но крепкие ребята помогли ему завоевать пост «смотрящего» за Демой и контролер считал себя ответственным за подрастающее поколение. Возможно, он видел в Вано некие таланты, могущие пригодиться в криминальной деятельности, или пожилой авторитет искал себе будущих преемников, которых намеревался вырастить лично. Как бы там ни было, но Кириллов оказался у Адигама «под колпаком».

Понятно, что парень не был ангелом. По словам свидетелей, тот же Адигамов называл Вано «настоящим безбашенным отморозком». И, может быть, именно эти качества юной криминальной поросли разбудили в «авторитете» желание загнать молодых волков в свою стаю.

Любопытно, что Михаил Адигамов поплатился жизнью за… 15 тысяч рублей. Может быть, и не решились бы молодые гангстеры убивать авторитета, если бы тот не запер их в угол. Иван Кириллов и его товарищ Алексей Платонов по кличке Платон, с которым они вместе ходили в секцию бокса, экспроприировали у жительницы Демы «Жигули» шестой модели. Парни пообещали женщине заплатить за старенькую машину 15 тысяч рублей, но, получив доверенность, об уговоре забыли. Когда дама начала названивать Платону и напоминать о долге, тот ответил, что готов отдать 10 тысяч, но через три месяца. Собственница развалюхи возмутилась и напомнила, что речь шла о другой сумме. И тогда Алексей заявил, что женщина не получит ничего. Обманутая владелица отправилась жаловаться на беспредел дяде Мише.

- А к кому было обращаться? – удивлялась на суде простодушная женщина. – Мужа у меня нет, а милиции это не интересно.

- Некоторые утверждают, что якобы «дядя Миша» был для Демы этаким робин гудом, - смеются правоохранители. – Помогал старушкам возвращать долги и разнимал подростков. Но на самом деле это был очень жесткий и злопамятный бандюган. Его ребятишки занимались разбоями на трассах, вымогательством, рэкетом, выбиванием долгов и крышеванием бизнес-структур.

Надо сказать, что славы защитника сирых и убогих Михаил Мукатдасович искал сознательно - недаром жители Демы относятся к нему столь неоднозначно. И здесь проблема вовсе не в равнодушии местных властей, а в менталитете наших граждан, всегда готовых идти на поклон к сильному. Или тому, кто выдает себя за такового. «Контролер», подменяя правоохранительные органы, «решал» в силу своих представлений о справедливости проблемы простого народа, чтобы быть еще в большем «авторитете». Устраивая приемы бедным, он вполне разумно полагал, что информация лишней не бывает. 

Возвращать старенькую «шестерку» он не собирался, но ухватился за этот случай, чтобы прижать молодежь. Сначала к юной криминальной поросли отправился парламентер, качок, приближенный к самому Адигамову, а когда те показали зубы, заявив, что не отдадут ни машину, ни деньги, дядя Миша решил списать наглецов со счетов. 

- Выхода не было, - говорил Кириллов друзьям. – Иначе – убили бы нас.      

 

Контрольный выстрел

 

- Миша никого не боялся, - рассказывала следователю 22-летняя любовница «авторитета» Ангелина. – Говорил: «У меня, как у кошки, 12 жизней». На него уже было несколько покушений, и всех обидчиков он наказал сам.

И действительно. Тело одного из гангстеров по кличке Компот, стрелявшего в Михаила Адигамова, нашли утопленным в собственной ванной, второй якобы умер от передозировки наркотиков, а третьего, покушавшегося на него с ножом - откопали в снегу лишь спустя несколько лет.

Но молодые демские волки могли этого и не знать.

Похищение Адигамова произошло без сучка и задоринки. Расслабившийся авторитет, недавно ушедший из семьи и начавший новую жизнь с молодой нимфеткой, был уверен, что в своем районе ему ничего не угрожает.

31 января в одиннадцатом часу утра Адигам вышел из 63-й квартиры юной обоже, что располагается на Магистральной улице в доме № 27 погулять с собакой. В подъезде его уже ждал Кириллов, пряча под полой куртки обрез. 

- Собачка очень добрая у нас, - вспоминает жена Адигамова Елена.

- Специальным командам пес был не обучен, - вторит супруге любовница Ангелина.

Животное сорвалось с поводка и вернулось, дрожа и поскуливая, лишь под вечер. Собака оказалась единственным свидетелем произошедшего. Иван сначала оглушил мужчину, а потом выстрелил из обреза конкуренту в ногу. Ружье Кириллову досталось от деда-охотника. После смерти родственника он изъял ствол, и, видать, держал на такой случай.

- Я услышала хлопок в подъезде и стала звонить Мише на сотовый, - рассказывает сожительница Адигамова. – Но телефон не ответил, а потом отключился. Когда я вышла на лестничную площадку – она вся была в крови. И тогда я пошла в милицию писать заявление.       

Огнестрельное ранение у Адигамова оказалось серьезным – дробь разбила бедренную кость и повредила крупную артерию. Он мог умереть через сутки от кровопотери, но злая судьба распорядилась иначе. Кириллов вывел раненого в джип «Ниссан Патрол» Василия Судуткина, вовремя подъехавшего к подъезду. Тут же оказался и дружок – Алексей Платонов.

- Они начали выяснять с Адигамовым какие-то денежные вопросы, - рассказал Судуткин, сидевший за рулем.

Адигамов стонал, а оторопевший от наглости соучастников Василий обещал найти раненому врача. Они пять часов мотались по городу, чтобы выгрузить опасного пассажира и, наконец, один из знакомых дал им ключи от комнаты в коммунальной квартире на улице Льва Толстого в Черниковке.

- У третьего подъезда остановился черный джип, и мне показалось, что выгружают сырое мясо, - рассказала одна из жительниц дома № 20 на улице Льва Толстого, наблюдавшая за преступниками в окно. – Кровь текла прямо с подножки машины.

Конечно, женщине и в голову не могло придти, что речь идет о раненом, но еще живом человеке. Все-таки гангстерские разборки, даже в таком криминогенном районе как Черниковка, в Уфе в последнее время случаются нечасто.  

 

Чистильщики

 

Следователи найдут потом у подъезда осколок бедренной кости. Похоже, молодые люди, желая побыстрее избавиться от докуки, так грубо обращались с раненым, что простреленная кость Адигамова сломалась в процессе его транспортировки.

Судуткин и Платонов положили «авторитета» на полу у входа в комнате квартиры № 10 и поспешили ретироваться, даже не заметив, что в жилище находятся люди.

- Я за врачом, - якобы крикнул Василий. 

- Мой сын Никита сидел за компьютером, когда в квартиру внесли мужчину, - вспоминает соседка. – Он делал уроки.

Можно себе представить, что пережил 10-летний ребенок, когда он увидел не в компьютерной игрушке, а в реальной жизни как убивают человека. Кириллов решил идти до конца, похоже, даже не понимая, что у страшной сцены есть свидетели.

- Я хотел помочь Адигамову и решил разрезать на нем брюки, там, где было ранение, - рассказывал на процессе Иван Кириллов. – Взял на кухне нож и наклонился. В это время он схватил меня за шею, применив борцовский прием, и наткнулся на лезвие.

Однако суд объяснениям Вано не поверил. На руках погибшего остались следы от порезов, значит, он защищался до последнего, а умер «последний авторитет» после того, нож пропорол пищевод и сонную артерию, фактически отделив голову от тела.  

Кириллов вытер руки подвернувшимся покрывалом, закрыл умершему глаза и накинул тряпку на лицо Адигамова. Потом спокойно вышел к друзьям, а мальчик побежал за взрослыми.

Потому и убийц объявили в розыск сразу. И взяли их в этот же день. 

- Я узнал, что Адигамов мертв, когда мне позвонил знакомый, - рассказал Судуткин. – Я сразу начал кричать на Кириллова: «Зачем ты это сделал?»

Но по действиям друзей не скажешь, что они особенно переживали за гибель человека. Они тут же поменяли машины и разъехались в разные стороны. 

Понятно, что Кириллов с самого начала намеревался лишить жизни так доставшего его «бугра». Суд установил, что и Алексей Платонов и Василий Судуткин случайно оказались пособниками молодого убийцы. 45-летний Судуткин – взрослый мужчина, имеющий двух детей и многочисленные регалии боксера международного класса, тренировал и Алексея и Василия в демской секции. Правда, работал нелегально – Судуткин был судим, причем, за убийство, и на роль педагога не годился. Как получилось, что, отсидев восемь лет и освободившись условно-досрочно, он пошел на поводу у своего молодого ученика, попросившего подогнать джип к подъезду «авторитета» и участвовал в похищении, судебное следствие не ответило. Платон тоже якобы не подозревал о намерениях дружка: просто вовремя оказался у нужного дома.   

Один из свидетелей на процессе уверял, что Судуткин, Платонов и Кириллов входили в преступную группировку «егоровских», возглавляемую вором в законе Егором Молодцовым, якобы контролирующим Черниковку. 

- «Егоровские» хотели залезть в Демский район и заниматься там преступной деятельностью, а Адигамов был против этого, - откровенничал один из посвященных мужчин.

Суд не счел эти заявления важными для дела. А ведь если это правда, то может быть парни намерено взяли на себя роль чистильщиков, чтобы открыть дорогу для новых криминальных завоеваний? И они – лишь исполнители воли неких сил, оставшихся в тени?

Говорить о том, что после наказания убийц Адигамова криминальный передел закончился, рано. Даже после того, как правоохранители задержали группу молодых людей, застреливших «правую руку» «авторитета» Рафаэля Галиуллина и пытавшихся установить свое влияние в Деме. 

Свято место пусто не бывает, и кто-то уже, возможно, сейчас вербует «адигамовских», разрозненных и ослабевших после смерти хозяина. 

И не стоит забывать, что Иван Кириллов, получивший славу «завалившего авторитета», когда-то выйдет из тюрьмы. Выйдет взрослым человеком с уверенностью, что теперь имеет полное право получить империю Адигама.

Римма УРАЗБАХТИНА.   

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter