Разрушенная система детсадов восстановлению не подлежит?

Разрушенная система детсадов восстановлению не подлежит?

5 октября 2010, 21:23
Происшествия
Прошло уже двадцать лет, как в Башкирии развалилась сеть ведомственных детских садов. В Советском Союзе детские сады, в отличие от школ, целиком финансируемых Министерством просвещения, были частью гигантской инфраструктуры промышленности. Предприятия негласно соревновались в обустройстве своих садиков и их снабжении. Типовые здания конкурировали с индивидуальными проектами, строились летние дачи с бассейнами и игровыми парками, а свежее молоко на кухню доставлялось в считанные часы с пригородных подшефных колхозов. Социальная нагрузка на заводы и фабрики объяснялась просто – пока дети находились под присмотром, их родители эффективно трудились на благо страны.

Система дошкольного воспитания в СССР оказалась лучшей на планете.

- Из западных развитых стран в Союз приезжали за опытом детские психиатры и педагоги, - вспоминает психиатр, президент Московской психотерапевтической академии Михаил Буянов. – Они удивлялись: с продуктами у нас все плохо, а по детским садам – впереди всех. Иностранцы восторгались увиденным – мы много лет назад создали то, чего у них нет до сих пор.

Г-н Буянов сорок лет читает лекции в нескольких десятках стран мира, ведет частную практику и живет в Чикаго. Ему есть с чем сравнивать советскую систему детского образования. 

- Советское государство взяло на себя важные социальные функции, - рассказывает профессор. - Оно заставляло малоимущих и малообразованных родителей отдавать своих детей в ясли и садики, сумело создать систему поэтапной помощи больным детям, имеющим физические или умственные недостатки. Это было выдающееся достижение нашей педагогики.

Главное преимущество советских детсадов – их ведомственная принадлежность, сыграла в разрушении роковую роль. В начале 90-х рождаемость резко упала, а находящиеся в депрессии предприятия избавлялись от социалки и распродавали здания. Ведомственные садики в Башкирии стали закрываться не десятками, а сотнями.

- Вдумайтесь только – в начале 1990-го в Башкирии было две с половиной тысячи детских садов, и большая часть из них – ведомственные, - говорит заведующая сектором дошкольного образования Министерства образования РБ Светлана Денисова. - Только одно УМПО имело 36 садиков. Понимаете, какая это была мощная социальная сеть?

За последние десять-пятнадцать лет властям башкирской столицы с большим трудом удалось вернуть часть потерянных зданий. Сейчас работает 222 садика. Но в советское время в Уфе их было более 360.

- Здания детсадов оказались очень привлекательной недвижимостью, - вздыхает г-жа Денисова. – Ведь детские учреждения располагались в тихих двориках, имели огороженную территорию и готовую инфраструктуру. 

По мнению ведущего специалиста группы документооборота КУМСа Уфы Натальи Смоленчук, возвращать многие здания детсадов уже экономически невыгодно. 18 таких строений признаны аварийными, перепрофилирование остальных, долгое время использовавшихся для других целей, дорого встанет. 

- Бывший детский сад УМПО в поселке Максимовка перешел в частные руки и десять лет стоял без отопления, - говорит главный инспектор по дошкольному образованию столицы Башкирии Ирина Саморукова. – Он стал непригодным для пребывания деток.

Это здание на улице Мечникова в Уфе действительно пребывает в ужасающем виде, его ремонт потребует неимоверных денежных вливаний, но в бывшем поселке моторостроителей это детсад был единственным на всю округу.

- Если можно построить новый садик, зачем вкладывать в ремонт старого не менее 30 миллионов рублей? - говорит глава КУМСа Рамил Дильмухаметов.  

Но чем дольше длится процесс возращения детсадов, тем быстрее будет шириться список «ветхих» зданий, ведь не всем нынешним владельцам под силу содержать бывшие детсады в порядке.

- Необходимо ввести мораторий на приватизацию зданий, представляющих потенциальный интерес для системы образования, - уверен заместитель председателя Всероссийского Общества защиты прав потребителей образовательных услуг Виктор Панин. – Иначе новые детсады так и не появятся. И разговоры о том, что возвращение детских зданий встанут дорого городской казне – не более, чем отговорки. Сделки по их отчуждению происходили в экономической и юридической неразберихе 90-х годов. По стране есть множество примеров возврата зданий детсадов в систему образования по решению суда. Нужно просто тщательно изучить правоустанавливающие документы – это работа для прокуратуры, но у правоохранителей не всегда есть интерес этим заниматься. Но если государство поставит такую задачу, то за пару лет при железной воле, организаторских способностях, принципиальности и желании помочь людям – все будет решено.

Детская неожиданность

Сегодня в Башкирии детсадов катастрофически не хватает.

Интересно, что здания многих садиков могли бы и сейчас служить детям, так как многие до сих пор пребывают в уставном капитале своих предприятий-прародителей. Быть или не быть им детскими садами – это исключительно добрая воля собственников. Однако, как показывает практика, эти дома сдаются в аренду или находятся в оперативном управлении Министерства земельных и имущественных отношений РБ.

Как, например, бывший 107-й детский сад «Уфанефтехима» по адресу улица Первомайская, 8а. Здание ныне служит офисом сотового оператора «Смартс». В центральном самарском офисе компании подтвердили, что дом снимают.

- Если власти захотят вернуть детсад, мы готовы рассматривать любые предложения, - заявили в сотовой компании.

Но выкупать детсады власти вряд ли станут – такие покупки по рыночной цене могут разорить муниципальную казну.

В тихом зеленом дворике по адресу Шафиева, 39/2, в бывшем здании детсада Главпочтамта обосновался центральный офис другого оператора мобильной связи. 

- Это здание нам принадлежит с 2002 года, в нем проведена существенная перепланировка под нужды нашего офиса, - сообщила пресс-атташе нижегородского регионального офиса «МТС-Поволжье» Екатерина Карпова.

- Стоимость такого типового здания с учетом амортизации, без земельного участка – 25-30 миллионов рублей, - объясняет директор единой информационной службы недвижимости «Азимут» Оксана Егурнова. – Но надо принимать во внимание расходы новых собственников на переустройство зданий, перекладку коммуникаций и внутренний ремонт, и тогда эта сумма вырастает кратно, как правило, «потолка» в этих оценках не существует.

Обменивать же бывшие детсады на какую-то другую недвижимость в уфимском КУМСе не считают возможным.  

- Муниципальная собственность стоит денег, нельзя ее просто так менять на старые полуразрушенные здания, - категорично заметили в комитете по управлению городской собственностью.

Кстати, 248-й детский сад на задворках улицы Менделеева в Уфе считается одним из образцовых. Раньше он использовался как офис научного центра РАН, однако пару лет назад был передан городу и из него снова сделали дошкольное учреждение. Заведующая Ирина Юртова не без гордости показывает здание с веселой расцветкой и евроремонтом, разбитые детьми грядки с зеленью и новые качели.

- Пока у нас 140 малышей, но в этом году придется уплотниться, в сипайловских детсадах слишком большие группы, и некоторые детишки перейдут к нам, - рассказывает Ирина Владимировна.

Все лучшее - детям

- Советское типовое здание детсада позволяет создать условия полноценной работы с детьми, - поясняет заведующая дошкольным отделением частного детсада «Солнечный круг» Ильвира Арсланова. – В них все предусмотрено, помещения для пищеблока, спальни и санузлы. Лучше советских типовых детсадов нет ничего.

В Уфе все-таки здания со скрипом, но возвращаются детям. Так, скоро еще один 12-групповой сад откроется на месте бывшего отдела образования Октябрьского района Уфы в районе железнодорожной больницы, а РОНО переедет в Сипайлово на улицу Жукова.  

Также по информации, предоставленной КУМСом, ведутся переговоры с Росимуществом о передаче в муниципальную собственность детского сада по бульвару Давлеткильдеева, 5/2, принадлежащего уфимского центру РАН.  

В городе острая нехватка ясельных групп, поэтому вновь возвращенные здания будут отдавать в первую очередь под муниципальные ясли.

- А какие планы по возврату старых домов для малышей и строительству новых? – спросили мы у вице-мэра Уфы Сынтимира Баязитова.

- По ныне действующей программе образования, до 2012 года нужно возвести 13 новых садиков. Мы написали новую программу «Детство» сроком до 2015 года, она сейчас на согласовании в правительстве республики. По ней мы беремся построить 36 новых садиков и вернуть 13 старых, - объяснил чиновник.

Между тем, во многих частях города иного варианта, как возвращать ранее перепрофилированные детсады, нет. В районах, называемых градостроителями «со сложившейся застройкой», нет свободной земли, где можно было бы построить новый садик.

- В советское время микрорайон сдавался с уже построенными зданиями магазинов, службы быта, школ, поликлиник и детских садов, - рассказывает Светлана Денисова. – Детсады, построенные классическим образом внутри дворов, разрешали проблемы с дневным присмотром сотен детей.

Бывший садик № 74 на улице Льва Толстого, принадлежавший «Химпрому», сегодня стал общежитием управляющей компании «ЖЭУ-78», а до этого служил паспортному столу и социальной службе. Обитатели общаги распилили роскошные голубые ели для уличных костров, выкорчевали жасминовые кусты и клумбы, а территорию застроили несуразными сараями и гаражами. Само здание с декоративными украшениями превратилось в убогое маргинальное строение.

А между тем, окрестные двухэтажные домишки сносят один за другим – взамен коммуналок растут 12-этажные кондоминиумы. Судьбой детей многократно увеличившегося населения улицы Кольцевой никто не озаботился – при новых высотках детские сады не запроектированы. И таких примеров в башкирской столице очень много.

Сегодня в республике очередь в детские сады зашкалила за 50 тысяч мест, из них 17 тысяч - в Уфе. Раздать всем желающим путевки - невозможно.

– Если вы долго находитесь в очереди и не можете получить путевку – подавайте в суд, - советует г-н Панин. - На основании Конституции, каждому гарантировано бесплатное образование, в том числе и дошкольное. Государство с себя еще не снимало этой функции.

Между тем, только в Уфе не хватает около 50 детских садов. По расчетам сметчиков, их постройка потребует около 10-11 миллиардов рублей. И если бы большую часть затрат, как в советские времена, взяли на себя предприятия, то казне было бы не в пример легче.  

- Ведомственные детсады нужно возрождать, - уверена г-жа Денисова. - Многие бизнесмены уже понимают, что если привлекать работников – то надо шефствовать над их детьми.

- Чем завлечь молодую женщину на работу? Только собственным детским садом, - поддерживает коллегу Виктор Панин. - Раньше же эта система работала исправно, а если еще как-то экономически стимулировать заводы и фабрики, то наверняка многие возродят свою детскую инфраструктуру.   

Кстати, такие случаи в Уфе уже известны. Предприятие художественных промыслов «Агидель» и трикотажная фабрика, объединившись в консорциум, решили открыть для своих работниц дом дневного присмотра за детьми.

- Раньше у нас был детский сад в Черниковке, но в 90-е мы его передали городу, - говорит начальник отдела кадров объединения промыслов «Агидель» Алсу Гилязутдинова. – Сейчас начинаем новое производство, и чтобы швеям было с кем оставить деток, ищем здание для садика.    

Однако этот случай можно считать единичным. Доля уфимских ведомственных садиков – мизерная. Детьми своих сотрудников до сих пор занимаются «Иммунопрепарат», Башгосуниверситет, Уфимский научный центр Российской академии наук, витаминный завод, предприятия «Гидравлика» и «Молния».   

По мнению Виктора Панина, есть еще одно решение проблемы – наложение обязательств на застройщиков.

- Зачастую инвестконтракты составляются с учетом коррупционных интересов отдельных чиновников, обременяющая детская инфраструктура выводится из них вместе со всей социалкой, - сетует правозащитник. - Все эти договоренности наглухо закрыты и непрозрачны для широкой общественности.

Интересно, что сегодня открыть свой детский сад могут не только заводы и фабрики, а любая общественная организация, было бы желание. К примеру, еврейская община в Уфе в здании культурного центра на Блюхера содержит садик на 50 мест.

- Обычная педагогическая программа, плюс своя собственная с изучением языка и культуры, - рассказывает председатель уфимской еврейской религиозной общины «Ор Авнер Хабад Любавич» Михаил Цвик. – Раньше мы заключали договор на обучение наших детей, но потом построили свой садик, это дешевле, и за качеством образования мы следим сами. Да, к нам просят устроить детей с «улицы», и если есть места, мы кого-то берем.

Теоретически устроить детский сад можно даже силами жильцов нескольких домов при поддержке управляющей компании.

- Если в уставе управляющей компании такая деятельность прописана - соответствующий ОКВЭД Росстатом присвоен, Жилищный кодекс против этого не возражает, - говорит начальник отдела реформирования Министерства жилищно-коммунального хозяйства РБ Фарит Гарифуллин. – Управляющая компания может стать учредителем дошкольного образовательного учреждения, если есть свободные площади.  

Правда, этот вариант для наших пассивных граждан, не способных собраться на общедомовое собрание, кажется нереальным.

Сама садик я садила

А в Башкирии растет рождаемость. В 2010-м на свет появилось почти на 500 детей больше, чем за такой же период 2009 года.

Бум рождаемости только обострил проблему нехватки мест в дошкольных учреждениях. По некоторым прогнозам, в следующем году дефицит мест может уже зашкалить за 20 тысяч.

В Уфе давно существует рынок по перепродаже мест в детские сады, а правоохранители уличили несколько заведующих городскими детскими учреждениями в торговле путевками.

Может быть, родителей спасет частный рынок детского образования?

- Большинство фирм, предлагающих услуги дневного пребывания детей, работают под вывесками детских клубов и развивающих кружков, - объясняет Светлана Денисова. – Назвать себя детсадом многие опасаются, потому что будет более строгий контроль проверяющих и надзорных инстанций. Предприниматели якобы оказывают образовательные услуги, которые не нуждаются в лицензировании.  

Еще одна категория мини-садиков – надомные группы. Координаты таких нянь не найти ни в одном справочнике, и обычно телефон передается по знакомству.

- Обычно это какая-нибудь сердобольная женщина в своей квартире собирает десяток детей, присматривает за своими, а заодно и за чужими малышами, - объясняет Михаил Буянов. - Никакого образовательного процесса в таких домашних группах нет, да и условия не лучшие в тесном жилище.  

- Может, ничего плохого в надомниках нет, но нянечки-одиночки не могут за всем уследить, - считает кандидат психологических наук, заведующая кафедрой педагогики и психологии филиала Московского государственного педагогического университета имени Шолохова Римма Абзалимова. – Добрая женщина и покормит, и поиграет, а вот полы, например, помыть не успеет. Но у мам выбора нет, надомники будут пользоваться спросом.

- Есть родители, которым не по карману частный детский сад, а вот нянечка вполне по силам, - говорит владелица родительского интернет-форума mnogomamok.ru Олеся Шаркова.

По самым скромным подсчетам, в Уфе работают от 60 до 80 надомных детских групп, но афишировать себя они не собираются.

Появились в столице Башкирии и частные лицензированные детские учреждения: «Альфа», «Берлек», «Столица», «Мир детства» и «Солнечный круг».

Здесь все, как в муниципальном садике - лицензия, образовательные программы, штат педагогов и здания, отвечающие пожарным и санитарным требованиям. Клиенты частного детсада могут получать налоговый вычет за содержание детей, как в любом образовательном учреждении. Условия в таких садиках более мягкие, нежели в муниципальных: 10-12 человек в группах против 30-35 в общегородских. 

В Минобразования Башкирии уверены, что новые виды услуг могут быстрее появляться и развиваться только в сфере частного дошкольного образования.

- У частников больше возможностей, чем у муниципальных садиков, - продолжает Светлана Денисова. – Они не связаны с бюрократией и бюджетными рамками. Например, очень востребованы группы круглосуточного пребывания детей, в ведомственных садах советского периода были такие. Их могут возродить только частники. Или продленки – до семи или девяти часов вечера. Негосударственным учреждениям легче вводить новые услуги.

Также г-жа Денисова считает, что частные детсады способны и разгрузить очередь, если коммерсантам предоставить некие льготы.

- В свое время в Башкирской АССР была распространена практика, когда ведомственные садики предоставляли горрайисполкомам 15 процентов своих мест для детей «с улицы», - вспоминает г-жа Денисова.

Власти всерьез рассматривают вариант, когда возвращаемое ранее перепрофилируемое здание отдается не для организации муниципального образовательного учреждения, а в аренду частному детсаду, который бесплатно пустит к себе несколько детей «с улицы». Такой опыт уже в Уфе есть. Здание в переулке Пархоменко, 6, бывший 190-й детсад завода РТИ, ранее занимаемое ВЭГУ, в этом году при возвращении в образовательную сеть было отдано на десять лет в аренду двум частным детсадам, один из которых – «Солнечный круг» - предоставил бесплатно 20 процентов своих мест малышам из общей очереди.

- Для города это выгодно, так как частник сам отремонтирует здание, сохранит его, будет платить аренду, возьмет часть очереди на себя, - заметил вице-мэр Уфы Сынтимир Баязитов.

Кто лучше воспитает?

О том, что лучше, частное индивидуальное или общее государственное образование, специалисты спорят уже двадцать лет.

Доктор Михаил Буянов, ярый сторонник классической советской системы и противник индивидуального воспитания, утверждает, что чем больше детей в группе, тем лучше.

- В детском коллективе легче наблюдать за ребенком и обнаружить те отклонения, которые непрофессионалам в полудомашних условиях не увидеть, - говорит г-н Буянов. – В группе дети подражают друг другу и перенимают положительные качества. Дети, вырастающие в больших коллективах, быстрее учатся практическим навыкам. Психика этих детей более боевая, энергичная, бодрая, рассчитанная на то, чтобы самому преодолевать трудности. Давно замечено, что дети, выращенные в индивидуальных «парниковых» условиях, – эгоисты, им потакают, сдувают с них пылинки – не с кем соревноваться, не с кого брать пример.

А вот владелец частного загородного детского клуба «Яблочко» Андрей Кулагин считает, что «любой человек, являющейся личностью, – уже эгоист».

- В переполненных государственных группах у детей вырабатывается только стадный инстинкт, с общим набором знаний, умений и навыков, и чисто физиологическими потребностями, никакого творчества и самовыражения, - уверен профессор Кулагин.   

С владельцем частного сада согласна и кандидат психологических наук Римма Абзалимова.

- В государственных детских учреждениях механически выполняют расписание – вывели на прогулку, уложили спать, накормили. Воспитатели работают не над развитием ребенка, а над выполнением регламента, - делится мнением г-жа Абзалимова. – Их можно понять, воспитателей слишком мало, а группы переполнены, уделить внимание всем детям невозможно. Комфортная среда для работы над детьми – 12 человек, а сейчас в садиках меньше 35 в группе не найдешь. Родители вынуждены «держать» детей в садиках, а не воспитывать.

Частные педагоги отмечают, что в обществе к ним сложилось негативное отношение.

- Доходит до абсурда: начальник местного ЖЭУ мне заявляет, у нас на участке 80 ветеранов, сделай им ремонт в квартирах. С какой стати? Ну, ты же, говорит, частник, у тебя деньги есть, - рассказывает владелец старейшего частного дошкольного учреждения «Берлек» Феликс Ганеев. - После этого с жилищниками не прекращаются проблемы, то свет отключат, то грейдер завалит снегом ворота хоздвора, к которым должны подвезти молоко. Нам очень непросто. Мы не в равных условиях с муниципальными детсадами. Слово «негосударственный» воспринимается с подозрительным оттенком. А ведь половину заработанных денег я отдаю государству. 160 тысяч – аренда здания, еще 60 тысяч – за землю, обязан делать предоплату, ушли в декрет две сотрудницы – исполняю социальные обязательства, плачу налоги.

- Только строительство пожарной лестницы обошлось в 250 тысяч рублей, - владелица детского садика Наталья Жаворонкова показывает эвакуационный выход. - Еще полтора миллиона рублей потребовалось на ремонт.

Год назад г-жа Жаворонкова арендовала один из блоков твинхауса на улице Софьи Перовской. Это уже второй ее детский сад - «Мир детства». В этом бизнесе Наталья первооткрывательница. Отдать ребенка в ее группы стоит недешево – 13 тысяч в месяц, плюс 25 тысяч первоначальный взнос.

- Есть мнение, что частные садики живут на баснословных прибылях, на самом деле это миф, не более, чем россказни невежд, - говорит Наталья. - Наши тарифы до копейки обоснованы. Если муниципальные детские сады дотирует бюджет, то нам никто не помогает, мы сами зарабатываем себе на жизнь. Мой первый садик, которому шесть лет, будет еще два года кормить этот новый, пока второй не начнет покрывать расходы.

Кстати, водить ребенка в государственный сад тоже может оказаться недешево. Недавно в личном блоге руководителя республиканского управления по контролю и надзору в сфере образования Альмиры Ганеевой появилась жалоба: «Мы получили путевку в детский сад. При оформлении документов заведующая обязала нас купить строительных материалов на 5500 руб. Неужели деньги на ремонт не поступают из бюджета?».

- Сумма меня не удивляет, бывают и большие неправомерные требования, - комментирует г-жа Ганеева.

В Минобразования РБ пояснили, что бывают и законные взносы в развитие детсада.

- Если родители вносят деньги добровольно на расчетный счет, - говорит Светлана Денисова. – Содержать детсад – нелегко, амортизация неимоверная, даже те же полы, выдерживающие ежедневно десятки детей и подверженные хлорированию, изнашиваются за считанные месяцы, их снова нужно красить.

Однако известно, как родители добровольно скидываются на нужды детсада – не заплатишь, будут проблемы у ребенка.

- Мы занимаемся социальным предпринимательством, это вовсе не бизнес, - говорит владелица частного детсада «Солнечный круг» Гюльнара Исмагилова. – Потратили 10 миллионов рублей на ремонт, обучили педагогов, внедряем новые методы обучения (детский сад работает по западной программе Монтессори – ред.). А какой-нибудь профессор, получивший педагогическое образование в советское время, никогда не видавший прогрессивных методик, говорит об ущербности частного детского сада. Это отчасти понятно – образование консервативная область, тяжело поддающаяся изменениям, особенно остро в нем чувствуется неприязнь к зарубежным новшествам. Я готова пригласить к нам любого профессора и показать ему, как наши малыши изучают математику и считают многозначные числа.  

- Кто вам сказал, что малыш в четыре года должен знать наизусть Евгения Онегина и таблицу умножения? – возмущается г-жа Денисова из Минобразования. – У ребенка до семи лет основной вид деятельности – игра. Мировыми учеными доказано, что если ребенок не пройдет этот жизненный путь в игровом поле, дальнейшее его развитие может затормозиться. Уже во втором и третьем классе есть случаи, когда детей возвращают к играм, потому что ребенок не наигрался тогда, когда ему это было положено.

По словам г-жи Денисовой, некоторые неофициальные частные детсады отвергают методические программы, утвержденные учеными и педагогами.

- Как они говорят – мы работаем по требованию родителей, но это равносильно тому, что врач назначал бы лечение по требованию больного, - разводит руками чиновница.   

Между тем, любая новаторская программа в садике может являться только довеском к основной, одной из одобренных федеральным Минобрнауки.

Муниципальные педагоги говорят о социальной пользе государственных детсадов.

- У нас восемь групп: две ранние, с 2 до 3 лет, по 15 малышей; четыре группы дошкольные по 20-25 человек и две группы малышей с задержкой психического развития по 12-15 деток. С ними плотно работают дефектологи и врачи, - рассказывает заведующая 248-м садиком Ирина Юртова. – Кто из частников возьмет на себя такой кропотливый труд?  

И действительно – возрождение детских садов как системы дошкольного образования, где ребенок не только пережидает отсутствие родителей, но и развивается, учится социальным навыкам и умению жить в коллективе – забота государства. Только восстановить советскую систему, зарекомендовавшую себя лучшей в мире, получится еще не скоро.

- Что будет, если очередь в детсады не исчезнет? – рассуждает Михаил Буянов. - Через некоторое время рождаемость остановится или появится много отказников и переполненные детдома. Рожают трудящиеся женщины – им надо помочь, это то, к чему стремились в советской стране. Поэтому все свободные деньги нужно немедленно направлять на строительство новых садов – речь идет о спасении будущего. Если детей, в том числе из нищих семей, сейчас не обиходить, не образовать, не накормить, через 10-15 лет страну наполнят дебилы и беспризорники.  

Дмитрий КОЛПАКОВ.


Досье "МКС"

Бывшие детские сады Уфы

 

Этот бывший детский сад на задворках уфимской мэрии весной едва не сгорел.

Бывший 74-й детский сад «Химпрома» на Льва Толстого, 13 стал коммуналкой.

В здании на Кольцевой, 38а до 1994 года находился 37-й садик, теперь гостиница.

До 1998 года в этом доме по Мира, 37а был 97-й садик, а ныне районный центр занятости.

141-й детсад одного из нефтезаводов на Мира,13 в 2000 году стал Пенсионным фондом района.

Компания «Смартс» расквартировалась в здании бывшего 107-го детского сада на Первомайской, 8а.

Офис городского прокурора также располагается в здании бывшего детского сада на Цюрупы, 83/2.

До 1994 года в доме по проспекту Октября, 95/2 размещался 199-й детсад. Сейчас здесь районная налоговая инспекция. Здание было значительно перестроено.

В этом доме проспекту Октября, 116/1 до 1996 года работал детский сад строительного треста № 3, ныне городское Управление образования. До 2014 года здесь снова появится детский сад.

Один из самых больших детских садов на проспекте Октября, 78/1. 12-групповое здание принадлежало бывшему трамвайно-троллейбусному управлению. С 2001-го здесь офис районного отдела образования и часть служб мэрии. До 2011 года здание вернется в образовательную систему.

Бывший детский сад завода «Гидравлика» на Шафиева, 12/2 до 1993 года. Ныне здесь муниципальный центр «Индиго» и школа-интернат хоккейного клуба «Салават Юлаев».    

Многосекционный детский сад объединения «Теплоизоляция» по адресу Кремлевская, 28 после продажи частному лицу был разбит на корпуса и стал бизнес-центром.

Один из 36 детских садов УМПО на Первомайской, 32а, носивший порядковый номер 247. Какое-то время здесь размещался филиал Башгосуниверситета, однако сейчас здание заколочено и пустует.

Бывший детский сад Главпочтамта на Шафиева, 39/2, с 2002 года здесь располагается представительство МТС. По другим данным, здание находится на балансе «Башинформсвязи».

   

Бывший детсад № 75 УМПО на Мечникова, 2/1 в поселке Максимовка. Продан частному лицу. Половина здания сильно обветшала, вторая часть используется под магазин.

Детсад № 265 на Тухвата Янаби, 47/1, владелец – УМПО. Сейчас гостиничное хозяйство моторостроительного объединения.

Самым дорогим детским садом в городе стал садик № 50 на Иртышской, 2/4. Прежнее здание снесли, а на его месте недавно построили новое.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter