Приемная семья стала для детдомовцев настоящим концлагарем

Приемная семья стала для детдомовцев настоящим концлагарем

Приемная семья стала для детдомовцев настоящим концлагарем

1 февраля 2011, 21:40
Происшествия
Кушнаренковский суд Башкирии, повторно рассмотрев дело мучителей приемных детей, серьезно ужесточил наказание для взрослых садистов из деревни Расмекеево. На скамье подсудимых оказалась целая семья Сафаргалеевых – 45-летняя Зульфия и ее 47-летний муж Марс, их сын 23-летний Марсель и 21-летняя дочь уже успевшая выйти замуж Юлия Губайдуллина. Саафаргалеевых обвиняли в причинении страданий и побоев четырем сиротам, которых они взяли на воспитание. В итоге жестокость взрослых привела к смерти трехлетнего приемного ребенка Матвея Катеринчука.

И если во время первого рассмотрения этого дела районный суд приговорил к реальным срокам заключения только главу семьи и старшего сына, то после протеста прокуратуры на вторых слушаниях за решетку отправили все семейство. Марс Сафаргалеев проведет в колонии пять лет, а его сын Марсель – четыре года и восемь месяцев, Зульфия Сафаргалеева отправится на зону на четыре с половиной года, а ее дочь Юлия – на четыре года. Интересно, что родной сын Юлии и внук Марса и Зульфии Сафаргалеевых теперь окажется в детском доме. 

Суд установил, что дети чуть ли не ежедневно подвергались пыткам, в школе часто видели ребятишек с синяками, но общественность вмешалась в действия приемных родителей только после того, как погиб Матвей Катеринчук, вместе со старшей сестрой отданный в руки извергов. Мальчик разозлил Марселя Сафаргалеева и тот влепил ему затрещину, да так, что малыш отлетел и, стукнувшись головой об стол, потерял сознание. Смерть ребенка на пятые сутки, после того, как мальчик впал в кому, и стала причиной расследования происходящего в семье. После смерти эксперты зафиксировали на теле несчастного ребенка многочисленные синяки и кровоподтеки, рваную рану подбородка, порезы на половом члене, множественные ушибы на руках и ногах. Более того, синяк на лице у малыша оказался замазан тональным кремом.

Следователи выяснили, что приемная семья стала для сирот настоящим концлагерем – несчастных наказывали за любую провинность и даже за то, что ребята отставали в физическом и психическом развитии. Так, Юлия Губайдуллина оставила на половых органах трехлетнего мальчика порезы за то, что он страдал энурезом и писался по ночам.

А мать приемных детей Зульфия Сафаргалеева заставила всех четверых детдомовцев съесть бумажный самолетик, который ребятня слишком шумно запускала. Мальчиков и девочек били руками и ногами за плохо вымытый пол, неубранный двор, не вытертую после мытья посуду, некачественную приборку в сарае и нежелание работать в огороде. За другие шалости, например, за разбитую посуду ребят надолго помещали в холодный погреб, заставляли есть перец или прижигали ладони огнем. Сегодня всех малышей вернули в детские дома.  

Психологи уверены, что модная тенденция брать детей на патронатное воспитание может обернуться медвежьей услугой обществу. Кто-то из приемных родителей берет детей из-за денежных выплат, кто-то из-за необходимости иметь лишние рабочие руки. И пребывание в таком корыстном семействе для детей может стать еще болезненнее, чем жизнь в казенном доме. 

На суде члена садистского семейства уверяли, что детей не обижали, а если и раздавали им затрещины, то исключительно в воспитательных целях. Но суд не поверил подсудимым, приговорив их реальным срокам лишения свободы.      

 

 

Сегодня после повторного рассмотрения уголовного дела  по  кассационному представлению прокуратуры Кушнаренковский районный суд вынес  приговор  в отношении членов  семьи,  в которой  скончался  приемный  ребенок.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter