«Я защищаю завод»: совладелец БЗРП Владимир Скрипка ответил на обвинения в рейдерстве

«Я защищаю завод»: совладелец БЗРП Владимир Скрипка ответил на обвинения в рейдерстве
«Я защищаю завод»: совладелец БЗРП Владимир Скрипка ответил на обвинения в рейдерстве
31 августа, 18:33ЭкономикаТатьяна МайороваФото: https://bzrp.ru/
Предприниматель Владимир Скрипка, владеющий 50% акций Белорецкого завода рессор и пружин, которого в ряде СМИ окрестили со слов его оппонентов рейдером, дал эксклюзивное интервью корреспонденту Mkset.

С Владимиром Скрипкой мы встретились в Уфе, куда он приехал для участия в собрании акционеров Белорецкого завода рессор и пружин (БЗРП) 20 августа. Редакция Mkset направляла ранее запрос на его имя с просьбой дать комментарии по поводу ситуации вокруг БЗРП. Приехав из Магнитогорска, где проживает с семьей, предприниматель согласился встретиться с журналистом.

Жизнь «до» и «после»

Владимир Скрипка приехал на встречу с супругой Татьяной, которую называет своим самым надежным соратником. Внешне супруги Скрипки совсем не похожи на стереотипных миллионеров в брендовых шмотках и бриллиантах, а напоминают, скорее, среднестатистических инженеров.

- Мы не давали никаких интервью из уважения к памяти нашего бывшего партнера по бизнесу Ивана Ивановича Радченко, с которым плодотворно работали на протяжении 15 лет, вместе развивали производства на БЗРП в Башкирии и консервный завод ООО «Кубанские деликатесы» в Краснодарском крае. Прошло уже больше двух лет со дня смерти Ивана Ивановича, на протяжении всего этого времени нас поливают в СМИ грязью, беззастенчиво искажая при этом информацию. Из нас стараются сделать злостных рейдеров, захватчиков и разрушителей старейшего завода Башкирии, крупнейшего производителя рессор и пружин в России. При этом никто не вспоминает, что вместе с Иваном Ивановичем Радченко, с которым нас связывали не только партнерские, но и дружеские отношения, мы на протяжении 15 лет развивали завод и смогли сделать его реально успешным и прибыльным предприятием, - так Владимир Скрипка объяснил свое решение пообщаться с журналистом.

Владимир Скрипка
Фото: Mkset.ru

Чтобы вникнуть в их версию событий, для начала стоит ознакомиться с биографией Владимира Скрипки. Сам он проживает в Челябинской области, всю жизнь имел дело с металлургией, начав трудовой путь с должности электромонтера на Челябинском металлургическом комбинате. Владимир получил серьезное образование, а точнее даже четыре высших образования – дипломы Челябинского политехнического института, Екатеринбургского института повышения квалификации специалистов металлургии, Открытого университета Великобритании «ЛИНК» и Академии народного хозяйства при правительстве РФ. В 2003 году стал кандидатом экономических наук.

16 лет назад, в 2005 году, судьба свела его со ставропольским предпринимателем Иваном Радченко. Пообщавшись, оба поняли, что имеют много общего, в том числе и представления об инвестировании и развитии промышленных предприятий. Решили работать вместе и поставить на ноги Белорецкий завод рессор и пружин, дать людям работу, платить налоги. Через два года Скрипка и Радченко решили вместе построить консервный завод в Славянске-на-Кубани. Скрипка стал генеральным директором кубанского предприятия, а Радченко возглавил БЗРП. При этом в каждом из предприятий им принадлежало по 50 процентов акций.

- У нас всегда были деловые и дружеские отношения. Так продолжалось до 2019 года, вплоть до смерти Ивана Ивановича. В последний раз мы с ним виделись в марте 2019 года в больнице, где он находился после операции. Иван Иванович очень переживал о судьбе обоих предприятий и попросил продолжать наше общее дело. Я дал ему такое обещание и ни разу не нарушил слова, - рассказывает Владимир Скрипка.

Бизнес - врозь, деньги – в Сингапур

19 июня 2019 года Иван Радченко скончался, но его близкие даже не сообщили Владимиру Скрипке об этом печальном событии. Он узнал о кончине Ивана Ивановича только 25 июня на годовом собрании акционеров БЗРП.

- Я так и не получил ни от кого объяснений по поводу того, что мне не сообщили о похоронах Ивана Ивановича. А ведь 21 июня, в день похорон, я был в Белорецке, на заводе. Мы запускали в торжественной обстановке немецкую автоматизированную линию по производству рессор и полурессор, в которую вместе с Иваном Ивановичем вложили 423 млн рублей. Она стала важным этапом программы глобальной модернизации завода, разработанной на период с 2017 по 2020 годы, в которую предполагалось в целом инвестировать более миллиарда рублей. Львиная доля инвестиций в завод – это дивиденды, которые мы получали от деятельности предприятия… На церемонию пуска новой линии тогда приехал глава Минпрома Башкирии Алексей Карпухин, другие высокие гости... Но несмотря на все хлопоты, связанные с этим мероприятием, я нашел бы время проводить Ивана Ивановича в последний путь, если бы знал, что его не стало, или в крайнем случае заехал бы накануне проститься с ним и выразить соболезнования его супруге Инне Олеговне, - вспоминает Владимир Скрипка.

Запуск немецкой линии на БЗРП 21 июня 2019 года.
Фото:vk.com

В тот день, выступая на церемонии открытия, он поблагодарил заводчан за большую проделанную работу и сказал, что успехи БЗРП – это во многом их заслуга. Это был последний раз, когда Скрипка смог свободно зайти на предприятие, собственником которого является до сих пор.

Уже 28 июня я получил по электронной почте ультимативное предложение продать долю БЗРП, направленное финансовым директором завода Юрием Петровым, который также состоял в менеджменте АО «Ранд», созданного ранее Иваном Ивановичем Радченко и его сыном Антоном. Предложенная мне сумма выглядела просто издевательски на фоне почти 500 миллионов рублей, которые я вложил в производство за 15 лет. Я ответил отказом. На словах меня предупредили, что если я буду упорствовать, меня и мою семью уничтожат, будут заводить против нас уголовные дела и т.д. Что, собственно, сейчас и происходит, поясняет Владимир Скрипка.

Он не без оснований заподозрил оппонентов в нечистых намерениях. Главным образом это касалось взаимоотношений БЗРП с фирмой «Ранд». Оказалось, что с конца 2011 года заводом с этой компанией были заключены агентский договор и договор подряда на переработку давальческого сырья. То есть фирма «Ранд», учрежденная отцом и сыном Радченко, по сути, поставляла на БЗРП сырье и занималась реализацией готовой продукции, используя ресурсы предприятия. В итоге работал завод, а большую часть прибыли получало АО «РАНД».

Поскольку речь шла о крупных сделках на сотни миллионов рублей, по закону решения по ним должны были приниматься с ведома второго собственника БЗРП – Владимира Скрипки. Однако он утверждает, что ничего о сделках не знал, полагаясь на опыт своего партнера Ивана Радченко (который, напомним, являлся также генеральным директором БЗРП).

- У нас с Иваном Ивановичем во многих вопросах бизнес строился на доверии. Секретов друг от друга не было, поэтому я был очень удивлен, когда после его смерти получил от руководства завода отказ в ответ на запрос ознакомить меня с финансовыми документами БЗРП, - говорит Владимир Скрипка.

Насторожил его и следующий факт: если в 2011 году по документам акционерами АО «Ранд» были Иван и Антон Радченко, то когда Владимир Скрипка занялся изучением всей этой схемы, внезапно обнаружил информацию о том, что акционером «Ранда» уже является сингапурская компания «VEGA INVEST PTE LTD» (кстати, эта компания привлечена недавно Арбитражным судом РБ в качестве третьего лица по судебному иску, именно как акционер АО «Ранд»).

- На сегодняшний день доверительное управление пакетом акций ЗАО «БЗРП», принадлежащих Антону Радченко, осуществляет АО «Ранд» в лице его директора Ивана Борисенко-Мещерякова. Нам известно, что прибыль ЗАО «БЗРП» за 2019-2020 годы снизилась почти в пять раз, - говорит Скрипка.

В выступлениях президента Путина и главы Башкирии Радия Хабирова часто звучат мысли о том, что нужно привлекать инвестиции, пресекать выведение средств в офшоры и т.д. Но на деле мы столкнулись с совершенно обратной и просто вопиющей ситуацией, продолжила мысль супруга Татьяна Скрипка.

За минувшие два года Владимир Эдисонович сделал больше десятка запросов о предоставлении финансово-хозяйственных документов, касающихся БЗРП. Есть судебное решение о том, что администрация завода обязана предоставить совладельцу завода Скрипке электронную копию базы данных с информацией об операциях, акты и отчеты об операциях с АО «Ранд» и другими предприятиями и прочие бумаги.

- Однако руководство ЗАО «БЗРП» заявило, что компьютер, в котором хранилась база данных и прочие документы, сломался, а машина с документами сгорела. По нашему мнению, оппоненты просто скрывают информацию. Значит, им есть что скрывать, - делится своими соображениями Владимир Эдисонович.

Ничего личного, только бизнес

Обеими сторонами конфликта за два года было подано около 30 судебных исков. В частности, почти два года Арбитражным судом Башкирии рассматривался иск Владимира Скрипки о признании недействительными сделок между БЗРП и АО «Ранд» и возврате акционерным обществом «Ранд» средств, полученных от завода по сделкам, в размере 1 миллиард 433 тысячи рублей. Установить эту сумму удалось только после судебного запроса в налоговые органы.

- В СМИ распространили информацию о том, что я якобы хочу обанкротить предприятие, что я – рейдер и т.д. Однако и в моем исковом заявлении, и в материалах дела черным по белому написано, что я подал иск в интересах закрытого акционерного общества «Белорецкий завод рессор и пружин». То есть я требую, чтобы АО «Ранд» вернуло средства не в мой карман, а на счет завода, чтобы была возможность инвестировать их в производство. Разве это не означает, что я защищаю завод? В течение двух лет СМИ не прекращали клеветать на нас, а также на судью, рассматривавшую иск. Смею предположить, что эти публикации оплачивались за счет завода. В итоге в июне этого года судья все-таки отказала в удовлетворении моего иска по причине истечения срока исковой давности. Но мы пытаемся оспорить это решение и доказать, что срок давности следует исчислять не с момента заключения оспариваемых договоров, а с того момента, когда я узнал о них – то есть с 2019 года, - констатирует Владимир Скрипка.

- На нас постоянно оказывается моральное давление. Поначалу мы, будучи неопытными в таких вопросах, не фиксировали угрозы и тому подобные вещи. Потом, в октябре 2019 года, муж и сын возвращались из Белорецка с Совета директоров, а за ними устроили погоню на двух машинах. От трагедии спасло только мастерство водителя, который смог уйти от погони на скорости 200 км/час. Тогда мы поняли, что всё это уже не шутки. Угрозы в наш адрес не прекращаются. Но у нас теперь есть аудиозаписи телефонных звонков с угрозами, есть нотариально заверенные скриншоты WhatsApp-переписки, - дополняет рассказ мужа Татьяна Скрипка.

В начале октября 2019 года конфликт между Владимиром Скрипкой и наследником его партнера по бизнесу Антоном Радченко дошел до уровня руководства Башкирии и стал предметом рассмотрения на заседании общественного центра «Бизнес против коррупции» с участием Андрея Назарова, являвшегося тогда вице-премьером.

Назаров внимательно выслушал обе стороны и высказал свое мнение о том, что конфликт между собственниками БЗРП наносит вред не только Белорецку, но и всей экономике Башкортостана. Он посоветовал сесть за стол переговоров и договариваться.

После этого в СМИ появились намеки, что меня якобы «крышует» Назаров. На самом деле, думаю, тут сыграло роль то, что он сам имеет обширный опыт в бизнесе и сразу понял, что к чему. Он прямо так и сказал, что закрытость администрации БЗРП настораживает. В ответ на его вопросы присутствовавшие на встречи представители Антона Ивановича Радченко обещали уладить ситуацию сразу же после того, как в конце 2019 года он вступит в права наследования. Но в итоге никакого урегулирования ситуации так и не произошло, уточняет Владимир Скрипка.

После всего рассказанного Владимир и Татьяна Скрипка крайне удивили нас неожиданным предположением о том, что на самом деле Антон Радченко может не располагать достоверной информацией о происходящем вокруг БЗРП.

- Во-первых, за все это время он так ни разу и не побывал на заводе, насколько нам известно. Во-вторых, мы допускаем, что Антон довольствуется той информацией о нас и о состоянии завода, которую предоставляют его менеджеры. А они в своих докладах опускают значительную часть правдивой информации. Возможно, если бы Антон узнал об истинном положении дел, всё могло бы кардинально измениться, - предполагает Владимир, как бы давая тем самым своему главному оппоненту шанс исправить ситуацию.

- Хотя я ведь несколько раз отправлял Антону на электронную почту предложения о сотрудничестве, о планах развития завода, которые мы задумывали еще с его отцом. Но ни на одно из писем не получил ответа. Пытался я связаться с ним и по телефону, но он не снимает трубку на мои звонки, - напоминает самому себе Владимир Эдисонович.

Своего рода ответом на вопросы, адресованные Антону Радченко, Владимир Скрипка считает и последнее собрание акционеров БЗРП, которое было намечено на 20 августа.

- Для меня эта встреча была очень важна, ведь мы с Иваном Ивановичем Радченко в свое время строили немало планов относительно будущего этого завода – обновления оборудования, расширения производства. Немецкая линия, которую там запустили 21 июня 2019 года, была лишь небольшой частью этих задумок. Я по-прежнему готов обсудить эти планы с Антоном Радченко и надеялся, что между нами наконец-то состоится конструктивный диалог на собрании акционеров 20 августа. Однако на него не явились ни сам Антон Иванович, ни его доверительный управляющий. Вместо них приехала адвокат с доверенностью и ограниченными полномочиями, которая была уполномочена проголосовать конкретным образом, - рассказал Владимир Скрипка.

Важно отметить, что данное собрание проводилось по решению Арбитражного суда, который назначил Антона Радченко ответственным за проведение собрания. Среди вопросов, которые он заранее поставил на повестку дня, фигурировало утверждение финансовой отчетности за 2019 год. Тот факт, что этот вопрос рассматривается в середине 2021 года, объясняется, прежде всего, тем, что, по словам Скрипки, за все прошедшее время собрать вместе членов Совета директоров и акционеров никак не удавалось.

Мы отказались утверждать годовой отчёт, поскольку так и не увидели затребованные ранее финансовые документы. По правилам мы должны были ознакомиться с бухгалтерской отчётностью за 2019 год, как минимум, за 20 дней до собрания. Вместо этого мы несколько раз приезжали к уфимскому офису БЗРП, но он был постоянно закрыт. К нашему изумлению, из пятого пункта протокола собрания следует: выплата дивидендов акционерам за 2019 год состоится, если отчет о деятельности завода за 2019 год будет утвержден. Поскольку мы со своей стороны его не утвердили, значит, и выплата дивидендов откладывается. Такую некорректную постановку вопроса о выплате дивидендов мы расцениваем как очередную попытку шантажа со стороны оппонентов, подытожил Скрипка.

Mkset попытался получить комментарий от представителей нынешней администрации БЗРП и компании «Ранд», однако связаться с ними по телефону не удалось. В итоге запрос был отправлен по электронной почте. В случае если представители администрации БЗРП и компании «Ранд» решат дать комментарий, он будет опубликован.

Мы продолжаем следить за развитием событий.

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter