Невыполнимые условия: что говорит бизнес Башкирии о мерах поддержки от государства

Невыполнимые условия: что говорит бизнес Башкирии о мерах поддержки от государства

24 апреля , 10:43ЭкономикаМинзаля АскароваPhoto: pexels.com
Власти региона и страны регулярно объявляют о новых мерах поддержки, оказываемых малому и среднему бизнесу в условиях пандемии. Однако сами предприниматели признаются, что эффективность подобных мер довольно низкая.

Ну вот, накануне и в Кремле признали, что эффективность мер по поддержке бизнеса — низкая. «Видим, что и участникам экономической жизни, и гражданам приходится сталкиваться с проблемами в банках. Мы фиксируем эти проблемы», — сказал пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

Опрос 331 предпринимателя, входящих в башкирское региональное отделение «Опоры России» показал, что 27% из них волнуют личные кредиты перед банками. 22% представителей МСП указали, что сейчас наиболее актуальная антикризисная мера — это гранты. 14% предпринимателей выступили за отсрочку по всем налогам на шесть месяцев.

Медиакорсеть пообщалась с представителями бизнеса Башкирии, а также с экспертами в этой области, чтобы выяснить, с какими именно трудностями они сталкиваются при получении помощи, обещанной властями.

Photo:БРО "Опора России"

Недоступная помощь

Одна из самых обсуждаемых мер поддержки — это льготные кредиты на выплату заработной платы сотрудникам организаций и предприятий, пострадавших вследствие ограничений из-за коронавируса. Официально было заявлено, что эти кредиты бизнес сможет получать в первые шесть месяцев по нулевой ставке, затем, уже с 8 апреля, — под 4%.

На деле же, как выяснилось, банки не особо спешат протягивать руку помощи, несмотря на то, что на эти цели государством было выделено 150 млрд рублей. Более того, как заявил президент страны Владимир Путин, 75% объема таких кредитов должны обеспечиваться гарантиями Госкорпорации развития «ВЭБ РФ».

Директор филиала «Школы скорочтения им. Васильевой» в Уфе Регина Каримова в числе первых заполнила заявку на льготный кредит по нулевой ставке.

— У нас проблемы с клиентами возникли уже в феврале. С введением режима самоизоляции мы вообще остались без работы. Сейчас ведем онлайн-уроки, но этого недостаточно, чтобы оплачивать зарплату 15 преподавателей. Кроме того, арендные каникулы не распространяются на нас, так как офисы мы арендуем у частных лиц, их всего у нас пять, — рассказывает Регина.

Сбербанк, в котором находится зарплатный проект организации, принял заявку Регины лишь 15 апреля. На оплату зарплаты, не выходя за рамки МРОТ, в ближайшие полгода ей требуется чуть более 1 млн рублей. Однако банк предварительно одобрил лишь 600 тысяч рублей, при этом выставил жесткие условия, которые Регина не смогла выполнить.

— Они потребовали, чтобы я предоставила залог на имущество и доказала свою платежеспособность. Причем, залог на имущество должен был составить 150% от суммы кредита. Также требовалось, чтобы имущество было не ипотечным, не кредитованным и не совместным, — комментирует она.

В итоге банк ей отказал в льготном кредите, обещанном президентом. Регина обратилась в «Промсвязьбанк» — результат был аналогичным.

— Остальные меры поддержки нам не подходят. Что касается безвозмездной помощи в размере МРОТ, то ее обещают выделить не раньше 18 мая. Видимо, она достанется только «выжившим», — говорит предпринимательница.

- Банк не имеет права раскрывать в публичном пространстве детали взаимоотношений с конкретным клиентом. Отметим, что на сегодняшний день по госпрограмме кредитования под 0% на выдачу зарплат Сбербанком загружены лимиты на сумму 57,3 млрд рублей в количестве более 73 тысяч штук. С начала старта программы «кредит под 0%» в целом по стране банком принято заявок на сумму около 12 млрд рублей, в том числе одобрено - 5,8 млрд рублей кредитов. Из них порядка 93 млн приходится на Республику Башкортостан. Отметим, что принятие положительного решения зависит не только от отрасли деятельности клиента и его соответствия условиям программы господдержки, но и качества кредитной истории, - прокомментировали в башкирском отделении Сбербанка.

Исполнительный директор БРО «Опора России» Тимур Лукманов считает, что давать «нулевой» льготный кредит через банки - это сразу была неудачная идея.

— Во-первых, как мы видим на примере Регины Каримовой, этот кредит получить не так-то просто. Во-вторых, бизнес все еще не освобожден от налогов и других начислений, а это значимая часть зарплат. Наша позиция такова: государство должно выдавать эти средства поддержки сотрудникам пострадавших организаций напрямую и временно освободить предпринимателей от налогов. В противном случае сотрудники предприятий малого и среднего бизнеса пойдут на биржу труда, где все равно придется платить им эту же сумму, а бизнес закроется. А так есть шанс, что после окончания карантина организации и предприятия смогут восстановиться, — делится мыслями он.

Отметим, что Владимир Путин уже поручил оказать безвозмездную госпомощь компаниям малого и среднего бизнеса. «Объем поддержки для конкретной компании будет рассчитываться с учетом общей численности ее работников по состоянию на 1 апреля текущего года, исходя из суммы 12130 рублей на одного сотрудника в месяц», — заявил он.

Однако и здесь есть свои нюансы. Обязательное условие для получения такой помощи — сохранение занятости в компании на уровне 90%. Учитывая трудности с льготным кредитованием, маленьким компаниям сложно выполнить это условие — многим уже сейчас нечем платить зарплаты сотрудникам, и те уходят, не дождавшись поступления госпомощи.

«Либо реструктуризация, либо банкротство»

Еще одна мера поддержки от государства, озвученная 8 апреля президентом Путиным в ходе совещания с главами регионов, — каникулы на выплату потребительских и ипотечных кредитов. По условиям, владельцы ИП могут получить полугодовую отсрочку на выплату потребительских кредитов на сумму до 300 тысяч рублей. За такой льготой можно обратиться до 30 сентября текущего года.

Кроме того, различные банки в рамках помощи пострадавшим во время пандемии коронавируса предприятиям предлагают собственные программы реструктуризации кредитов. Согласно данным регионального подразделения Банка России, в период с 20 марта по 15 апреля в банки от башкирских субъектов МСП поступило 1491 обращение об изменении условий кредитного договора. Из них рассмотрено 50,6%. Доля одобренных заявок из числа рассмотренных составляет 60%.

Однако и здесь есть свои подводные камни. Дело в том, что большинство индивидуальных предпринимателей брали кредит не как субъекты малого или среднего предпринимательства, а как физические лица, хотя и использовали средства для развития своего дела. Соответственно, теперь по формальным признакам они не подходят под описанные выше условия изменения кредитного договора.

У уфимца Рустама Янбердина, владеющего языковыми оффлайн-школами, продажи «встали» с введением режима самоизоляции, но расходы не убавились.

— Изначально я обратился в банк ВТБ для рефинансирования двух потребительских кредитов: один кредит закрыт более чем на 70%, второй - более чем на 50%. Объяснил, что физически не могу выполнять обязательства, так как выплаты в месяц по кредитам составляют 31 тысячу рублей плюс ипотека — 15 тысяч, а доходы резко снизились. Однако мне отказали в рефинансировании, несмотря на хорошую кредитную историю. Такие же ответы я получил и в нескольких других банках, — делится наболевшим предприниматель.

Затем Рустам вновь обратился в ВТБ, теперь уже с просьбой провести реструктуризацию кредита. В банке ему объяснили, что такое возможно, но при условии, что ставка будет 18% годовых. Кроме того, он не сможет брать кредиты в течение 7 лет, если даже погасит свои долги перед банком досрочно. Это, конечно, предпринимателя не устроило.

— Руководитель офиса банка ВТБ посоветовала дождаться, пока заработают дополнительные меры поддержки для МСП, к примеру, кредитные каникулы. Когда эти меры запустили, выяснилось, что я ими все равно не могу воспользоваться, так как я оформлял кредиты на себя, как на частное лицо.

На этот раз Янбердину предложили закрыть ИП, встать на биржу труда и снова подавать заявку на кредитные каникулы.

Через некоторое время в ВТБ объявили о возможности получения услуги «Льготный период» по кредитам на 6 месяцев. Условие было следующее — кредит не должен превышать 250 тысяч рублей. И вновь Янбердин получил отказ, хотя по одному из кредитов ему оставалось выплатить 104 тысячи рублей. Как выяснилось, банк учитывал полный займ, а не физический остаток.

— Я подал сейчас заявку уже на кредитные каникулы. Заявку мне одобрили, но при условии, что я погашу задолженность, которая у меня появилась в апреле и предоставлю документы о снижении моего дохода на 30%, - говорит предприниматель.

- Я подал несколько заявок в банки, которые входят в перечень программы по поддержке МСП. Но ни один банк мне в итоге даже не позвонил и не сообщил ответ. В итоге сейчас, так как я не могу погасить задолженность, то, скорее всего, мне откажут в кредитных каникулах. У меня остается 2 пути: реструктуризация или банкротство, — рассказал наш собеседник.

«Арендаторов отнесли к пострадавшим, а ТЦ — нет»

Сегодня также нелегко приходится владельцам торговых центров и различных коммерческих площадок. «Суммарная задолженность собственников ТЦ перед банками оценивается в 1 трлн рублей. Под угрозой сокращения сегодня оказались более 1 млн рабочих мест по всей стране», пишет РБК. Как сообщила Медиакорсети директор ООО «Управляющая компания «Торговый центр» Оксана Замятина, многие ТЦ в республике на сегодняшний день закрыты либо полностью, либо на 90%.

В начале апреля также стало известно, что правительство страны предлагает владельцам коммерческих площадок и торговых центров налоговые льготы вместо арендных каникул. Однако большинство из них неохотно идут на такие уступки своим арендаторам. Это связано с тем, что предложенные льготы не покрывают даже половину потерь ТЦ.

— Сейчас на правительственном уровне идет речь о том, чтобы мы сделали отсрочку арендных платежей и предоставили скидки на аренду в размере 50%. Однако если даже дать только 50%-ную скидку всем арендаторам из пострадавших отраслей, а также освободить их от налога на имущество и земельного налога на период предоставления скидки, то эта льгота составит лишь десятую часть всех потерь и не покроет наши расходы, — отмечает Оксана Замятина.

При этом торговые центры не могут рассчитывать на другие виды государственной поддержки, так как их не внесли в список наиболее пострадавших от пандемии коронавируса отраслей.

— Парадокс: наши арендаторы находятся в этом списке, а мы — нет. Я считаю такой подход не совсем корректным. Ведь большинство наших арендаторов уже не в состоянии вносить арендную плату, тем временем наши расходы сократились несущественно. Все также нужно рассчитываться за коммунальные услуги, платить налоги, зарплату сотрудникам, гасить кредиты банкам, — уточняет она.

МНЕНИЯ

Азамат Галин, предприниматель, член Совета по правам человека при главе РБ:

— Лично я, как предприниматель, не воспользовался ни одной из предложенных государством мер помощи. Это не потому, что мне хорошо живется, а потому, что я в них не верю. По моему мнению, степень бюрократизации этих мер зашкаливает. Разве государство, которое хочет по-настоящему помочь, станет предлагать 12 тысяч рублей сотрудникам МСП, не отменяя при этом налоговые и другие отчисления?

Подход властей к антикризисным мерам поддержки в корне неправильный. Мне кажется, бизнесу не деньги нужны, а снятие запретов и ограничений, тогда предприниматели легче перестроят свое производство, сменят вид деятельности, подходящий к нынешним условиям. К примеру, для того, чтобы начать производить антисептики, нужно, как минимум, полгода. Все это время уходит на получение четырех разрешений, заполнение кучи бумаг и документов. Учитывая сложность нынешней ситуации, власти могли бы пойти на встречу.

Кроме того, мне не нравится, что власти зациклены на так называемых «наиболее пострадавших» отраслях. В реальности сейчас уже нет предприятий, которые так или иначе не пострадали. Я считаю, что бизнесу можно было помочь и с помощью серьезного снижения ключевых ставок на кредиты. С одной стороны, конечно, понятно беспокойство Центробанка России по поводу инфляции. Но с другой стороны, могла бы появиться другая отрасль экономики, которая, воспользовавшись слабостью рубля, зарабатывала бы на экспорте.

Елизавета Разина, старший юрист фирмы «Ветров и партнеры»:

— Отметим, что возросло количество запросов на юридическое сопровождение банкротств, трудовых споров, а также споров с арендодателями, и конфликтов, связанных с нарушением договоров между предпринимателями.

Работодателей сейчас волнует то, как можно без особых рисков и последствий сократить персонал. Сложности возникают при урегулировании прекращения трудовых отношений с наиболее ценными сотрудниками. Назовем их «топ-менеджерами». Такие сотрудники более подкованы и имеют больше ресурсов для ведения «войны» с работодателем, в том числе в суде. Именно поэтому здесь необходимо использовать сразу комплекс инструментов для разрешения конфликтной ситуации.

Что касается аренды, то арендаторам на практике совсем не просто быстро разорвать отношения с арендодателем либо получить отсрочку, а может, и снижение арендной платы. Видим, что арендодатели просто игнорируют такие досудебные письма, предлагая досрочно расторгнуть договор с удержанием обеспечительного взноса. Чаще в договоре аренды усложнен порядок его расторжения (заблаговременное уведомление арендодателя), подтверждения форс-мажорных обстоятельств и т.д.

Арендодатели не стремятся идти н встречу своим арендаторам (статья 19 Закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций»). А принудить их к этому можно только через суд. Но далеко не все арендаторы готовы сейчас идти в суд. И многие выбирают вариант расторжения договора аренды без суда с потерей взноса.

Появилось много контента на тему «коронавирус как форс-мажор», и некоторым предпринимателям кажется, что это волшебная таблетка, которая подходит абсолютно каждому. Но это не так. Особенно в свете последней позиции Верховного суда РФ.

Эпидемиологическая обстановка и ограничительные меры действительно могут в отдельных случаях признаваться форс-мажором (п. 3 ст. 401 ГК РФ) или повлечь прекращение отношений сторон по договору без возмещения убытков (ст. 416 ГК РФ). Но для этого должны выполняться определенные условия.

Будет иметь значение регион и установленные в нем ограничительные меры, сфера деятельности, действия/бездействие самого предпринимателя, которые привели к нарушению обязательств, своевременность уведомления контрагента о форс-мажоре.

Как бы ни хотелось предпринимателям, но не могут быть признаны непреодолимой силой обстоятельства, наступление которых зависело от их воли или действий, - например, отсутствие у должника необходимых денежных средств, нарушение обязательств его контрагентами, неправомерные действия его представителей.

Установленный мораторий на банкротство компаний, которые наиболее пострадали от режима самоизоляции (предприятия общепита, туризма, других сфер из списка), мотивирует всех остальных на активные действия по отношению к своим должникам. Если раньше кредиторы чаще готовы были ждать и не торопились взыскивать «дебиторку», то теперь почти бегом направились в суд. Хочется быть одними из первых, чьи дела суд начнет рассматривать сразу после окончания режима самоизоляции (пока суды не рассматривают дела с участием сторон до 30 апреля).

Поэтому несмотря на льготы малому и среднему бизнесу, последний все же предпочитает рассчитывать на себя и придерживаться простых правил — сокращение расходов, расторжение неактуальных договоров, взыскание долгов, переход в онлайн, партнерство с компаниями, которые наименее пострадали от текущей ситуации.

Флюр Асадуллин, уполномоченный по защите прав предпринимателей в Республике Башкортостан:

- В адрес Уполномоченного по защите прав предпринимателей в РБ поступают обращения от предпринимателей с жалобами на сложности в получении льготных мер (кредитные каникулы, кредиты на выплату заработной платы, льготные займы). Много обращений по поводу отказов предоставить кредит. Мы провели контрольную закупку – подали заявку в 4 банка, один одобрил, второй на рассмотрении, два отказа. Продолжаем мониторить ситуацию.

Я предложил бизнес-шерифам на местах контролировать соблюдение предоставления указанных кризисных мер. Это новые права возникшие у предпринимателей, и я, как Уполномоченный по защите прав предпринимателей буду их защищать и требовать неукоснительного исполнения всеми.

Предприниматель из Уфы, обратившийся к уполномоченному, столкнулся со сложной проблемой другого характера. Он не может продлить ключ от клиент-банка, т.к. директор предприятия оказалась в Москве на изоляции, учредительные документы и печать в Уфе, и банк не дает возможности обновить ключ, даже если директор подъедет в отделение банка в Москве, а бухгалтер тут подвезет документы. В итоге предприниматель не имеет доступа к счету, не может даже выплатить сотрудникам заработную плату, хотя деньги на счету есть. На совещании с банкирами, после того как я озвучил эту и другие проблемы – руководитель филиала в Уфе обязался решить этот и другие вопросы в кратчайшие сроки.

По кредитам: как пояснили сами банки, кредит на зарплату выдается один раз, на 12 месяцев, рассчитывается как МРОТ умноженный на количество сотрудников. Обращаясь за кредитными каникулами, надо будет подтвердить их необходимость. Если после 10 дней из банка не позвонили, то заявка на кредитные каникулы считается одобренной. Кроме этого, Сбербанк разрешил своим клиентам оплатить апрельские платежи до 6 мая, без штрафов и пеней.

Медиакорсеть следит за развитием событий.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter