«Русская Медная Компания» уходит из Башкирии. Что говорят экологи и экономисты

«Русская Медная Компания» уходит из Башкирии. Что говорят экологи и экономисты
«Русская Медная Компания» уходит из Башкирии. Что говорят экологи и экономисты
21 сентября 2020, 18:39ЭкономикаМинзаля АскароваФото: pixabay.com
«Русская медная компания» объявила об отказе от разработки месторождения меди в Абзелиловском районе Башкирии. «Медиакорсеть» попросила экспертов оценить возможные экономические перспективы района после ухода крупного инвестора.

Напомним, в 2018 году АО «Александринская горно-рудная компания» (входит в Группу РМК) победила в аукционе на право освоения Салаватского участка недр в Абзелиловском районе Башкирии. За лицензию на геологическое изучение, разведку и добычу полезных ископаемых компания заплатила государству 59,686 миллиона рублей. В июне 2020-го начался первый этап работ — геологическая разведка запасов. Но в августе, после конфликта населения с другими промышленниками — «Башкирской содовой компанией» — на Куштау, абзелиловские общественники выступили против. После обращения главы района к РМК, компания вывезла технику, заявив, что намерена использовать паузу в работах для налаживания диалога с местными жителями. На последнем заседании районного общественного совета по вопросу разработки Салаватского участка (представители РМК не были приглашены — прим. ред.) участники решили добиваться присвоения участку, на котором планируется добыча руды, статуса особо охраняемой природной территории (ООПТ) — такой же получил Куштау после протестов, что перечеркнуло планы по его разработке. Однако на фоне протестов против строительства ГОКа в РМК приняли решение об уходе из Башкирии.

Что говорят экономисты?

Наши эксперты отмечают, что Абзелиловский район, несмотря на внешнее благополучие, остается дотационным, и львиная доля его бюджета формируется за счет финансовой помощи республики. Иными словами, расходы района превышают собственные доходы.

В период пандемии коронавируса уровень безработицы в районе, согласно официальным данным, вырос до 4,47% (до пандемии, по итогам 2019 года, этот показатель составлял лишь 0,86%). К тому же, при относительно полной трудовой занятости, средний доход населения в 2019 году был чуть выше прожиточного минимума — 13 тысяч рублей, что почти в два раза ниже показателя всей республики за этот же период.

Среди жителей Абзелиловского района распространено мнение, что большинство обеспечено работой благодаря курортной зоне «ЯктыКуль», однако, по данным местной администрации, на ней трудоустроено всего 1800 человек, из них местных жителей — 1 471. По данным сельских поселений, 5627 человека (почти 27% всего трудоспособного населения) вынуждены работать за пределами района, в том числе на предприятиях соседнего Магнитогорска.

Как рассказывали ранее в РМК, на их предприятиях работают около 10 тысяч человек. Около 80% персонала — местные жители. По предварительным расчетам компании, если бы ГОК был построен им могло бы понадобиться порядка 1200-1400 сотрудников.

Ректор Института развития образования РБ, доктор экономических наук Азат Янгиров отметил, что необдуманное решение по поводу таких крупных инвесторов, как РМК, может привести к ощутимому оттоку населения. По его мнению, если не решить вопрос с рабочими местами внутри района, то крупные промышленные города соседней Челябинской области могут стать центром притяжения трудоспособного населения Абзелиловского района.

Мы видим высокий удельный вес вахтовиков в структуре населения, что, конечно же, уже приводит к задержке экономического развития района. Я считаю, что к решению вопроса с месторождением меди необходимо подойти комплексно и в полной мере реализовать договорную модель, когда стороны в ходе встреч и обсуждений находят общий компромисс. Основной доход района идет с вырубки лесов, разработки месторождений полезных ископаемых. Для того, что туризм начал приносить большую часть дохода, необходимы серьезные вложения в развитие инфраструктуры и на создание устойчивого спроса. Это требует определенное количество времени, которого у района нет,пояснил Азат Янгиров.

Что говорят экологи?

Доктор биологических наук, доцент СИБашГУ Ильгиз Суюндуков, рассказал, что создать ООПТ на склоне Крыктытау планировалось ещё в начале «нулевых». Постановление о резервировании земли под эти цели в 2002 году подписал тогдашний премьер-министр Башкирии Рафаэль Байдавлетов. Это давало возможность ввести ряд природоохранных ограничений: запреты на рубку леса, на промысловую охоту и рыбалку, на распашку земель, на взрывные работы. Однако прошли годы, говорит Суюндуков, ООПТ так и не был создан, и режим резервации сняли. Таким образом, отсутствие ограничений и позволило Приволжскнедрам провести аукцион на освоение Салаватского участка недр.

Участники Абзелиловского общественного совета заявляли, что их беспокоит близость Салаватского месторождения к знаменитой курортной зоне «ЯктыКуль». По прямой до санаториев, как уточняет председатель местного отделения Русского географического общества (РГО) Ильдар Хабиров, всего лишь восемь километров. По его словам, изменение рельефа таит экологические риски: на территории района водяная линза находится неглубоко, и разработка карьера может привести к ее загрязнению, что непременно скажется на популяции животных и растений, в том числе и краснокнижных. Председатель местного РГО опасается и обмеления нескольких озер, в том числе главной гордости района — озера Якты-Куль.

Кроме того, на склоне Крыктытау берут начало главные водные артерии района — реки Большой и Малый Кизил. Они — источники питьевого водоснабжения нескольких населенных пунктов, в том числе башкирского города Сибай и второго по величине города Челябинской области Магнитогорска.

Среди жителей Абзелиловского района многие годы ходят слухи о тайных захоронениях радиоактивных веществ на их землях. На фоне экопротестов в соцсетях начали распространяться сообщения о том, что на территории лесных массивов близ Салават-совхоза стали появляться предупредительные знаки о радиоактивности. Однако пока остается неизвестным кто их установил.

Жители Абзелиловского района боятся повторить судьбу челябинского Карабаша, который признана зоной экологического бедствия, что связывают с работой местного медиплавильного завода под руководством РМК. В самой компании однако отметили, что зоной экологического бедствия Карабаш был признан ещё в 1993 году, а РМК приобрела завод лишь в 2004 и потратила на экомодернизацию более 22 миллиардов рублей, и с тех пор предприятие сократило выбросы в 20 раз.

Еще один эколог Зауралья — доктор биологических наук, профессор кафедры экологии СИБашГУ Ялиль Суюндуков утверждает, что любое вмешательство человека на природу не остается без следа. Тем не менее, по его словам, современные промышленные предприятия в состоянии минимизировать вред, наносимый на окружающую природу в ходе своей деятельности.

— Существуют экологические требования к размещению и строительству промышленных объектов и их эксплуатации. Если выполнить эти требования, то можно избежать экологических катаклизмов, говорит Ялиль Суюндуков.

При этом эколог подчеркивает, что, как правило, большинство предприятий на территории республики игнорируют все эти требования. В качестве примера Суюндуков приводит добычу и разработку камня-плитняка.

— Добывая природный камень, предприятия в Зауралье серьезно уродуют ландшафт. После завершения работ они не заботятся о рекультвации карьеров, о восстановлении местности, заботясь лишь о прибыли. Как итог, отходы от такой деятельности оказывают активное неблагоприятное воздействие на окружающую среду, вызывают иссушение и эрозию почвы,объясняет он.

Однако запретить деятельность промышленных предприятий, как признаёт Ялиль Суюндуков, также невозможно по экономическим причинам. Тем не менее он считает, что выход есть.

— Я считаю, что нужно пересмотреть законодательство в отношении нарушителей экологической безопасности в сфере промышленности и максимально ужесточить наказание. Сегодня предприятия не боятся нарушать закон — у них хватает средств, чтобы откупиться, им так даже выгоднее, говорит эколог.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter