Плюс-минус бизнес: в Уфе налоговики удержали с пчеловода «ошибочно» почти полмиллиона

Плюс-минус бизнес: в Уфе налоговики удержали с пчеловода «ошибочно» почти полмиллиона

18 октября 2019, 11:14ЭкономикаТатьяна МайороваPhoto: pixabay.com
Теперь представители налоговой инспекции отказываются вернуть добросовестному налогоплательщику излишне удержанные с него средства.

Потомственный пчеловод Марат Фазылов считает, что стал жертвой собственного законопослушания. Так получилось, что он платил налоги самостоятельно, и налоговая снимала те же средства с расчетного счета его предприятия. В результате такого двойного налогообложения сумма переплаты в общей сложности составила почти 440 тысяч рублей.

Когда же предприниматель случайно узнал об этом, налоговики нашли множество причин, чтобы не возвращать ему деньги.

Данная история очень угнетающе подействовала на предпринимателя, бизнес которого, связанный с целебным пчеловодством, известен не только в Башкирии, но и далеко за ее пределами.

Вложили в бизнес средства, здоровье и душу

Марат Фазылов уже много лет ведет бизнес, который назвал по имени своего деда Фазылбака. О своем бизнесе он рассказывает с гордостью.

— Сам я по образованию авиационник и инженер-электроник, люблю до сих пор строить радиоуправляемые самолеты и планеры, клею небольшие модели. По жизни, поработав на военном заводе, в 90-е годы впервые столкнулся с сокращением штатов, тогда это было модно в рамках конверсии и перестройки. Решил заняться пчеловодством. Благо, опыт уже был, в детстве постоянно помогал деду Фазылбаку на пасеке, - говорит пчеловод.

Фазылбак-бабай был участником двух войн (Финской и Великой Отечественной), дважды ранен на поле боя, имел две медали «За отвагу» и Орден Красной Звезды. Воевал под Сталинградом, во время боя взял командование орудием на себя и подбил два танка, был ранен фашистским снайпером, осколки от разрывной пули так и остались в легком.

Пасеку держала еще его бабушка, Марат Завильевич нашел в архиве перепись населения 1922 года, в нем Фазылбак упоминается 5-летним мальчиком, и есть данные о пчелах — пять колод с ульями.

— Пчел Фазылбак-бабай понимал просто отлично, особенно меня поразило его знание, сколько дней живут пчела, трутень и пчеломатка, он их вычислил по степени развития в улье. Еще он умел определить по запаху, с какого улья был скачан тот или иной мед. Пчел тогда многие держали в деревне, но покупали пчелосемьи преимущественно у деда Фазылбака. Он вызывал доверие своей чистой работой, и, конечно, вкусовыми качествами меда, — вспоминает Марат Завильевич.

По его словам, дед был в меру строгий, и когда Марат был подростком, поручал ему сторожить пчел на пасеке. Там он и познакомился с первыми приемами работы с пчелами — колотил рамки, натягивал на них проволоку, клеил вощину. Уже учась в авиационном институте, он одновременно закончил курсы пчеловодов у профессора Пырягина.

— Долгие годы я вспоминал, как однажды дед показал мне улей и сказал, что готовит в нем особенный мед. Оказалось, это был мед для лечения глаз. Со временем, возглавив медовое дело, я начал изучать свойства меда с теми или иными добавками активных продуктов пчеловодства. Почитал мировую литературу, изучил достижения пчеловодов в лечении и профилактике заболеваний, сам стал разрабатывать рецепты и таким образом открыл для себя целебное пчеловодство. Назвал эти продукты именем деда «Фазылбак», — говорит Марат Фазылов.

— Наши препараты принимаем и сами всей семьей, и искренне советуем друзьям и знакомым. Несколько лет назад мы заложили плантацию лекарственных трав. Над развитием бизнеса пришлось много работать всей семье, — рассказывает пчеловод о своем детище.

Пришла беда откуда не ждали

Переплата налогов образовалась в 2010 и 2011 годах, как раз когда бизнес Фазыловых набрал большие обороты. Марат Завильевич считает, что стал жертвой собственной чрезмерной добросовестности.

— Мы получали уведомления о необходимости платить налоги и исправно их исполняли, и при этом, как выяснилось позднее, налоговая еще и сама снимала налоги с нашего расчетного счета суммами около 50 тысяч рублей. В то время обороты компании были достаточно большими, поэтому мы такие безакцептные платежи и не заметили до поры до времени. В результате накопилась переплата на немыслимую сумму — более 400 тысяч рублей, — рассказывает предприниматель.

При этом никаких сообщений о переплате налогов от налоговой, по словам Марата Завильевича, не приходило. Не верить ему причин нет, потому что, законом такие уведомления, конечно, предусмотрены, однако вряд ли кто-то видел живого человека, получившего от налоговой подобную «благую весть».

Таким образом Марат Фазылов и его коллеги узнали о переплате налогов лишь осенью 2017 года.

— В сентябре 2017 года с нас внезапно начали снимать налоги за 2016 год через ИФНС N2 (Октябрьский район), хотя я уже с 2011 года состою на учете в ИФНС N40 (Кировский район). Этот инцидент с налоговой, собственно, и заставил сделать сверку, в ходе которой была обнаружена шокирующая сумма переплаты, — говорит Марат Завильевич.

К тому моменту по закону предприниматель уже не имел прав требовать с налоговой напрямую возврата средств, поскольку с момента их уплаты прошло более трех лет, предусмотренных законом для подачи претензий. Решить вопрос о возврате средств теперь можно было только через суд.

Фазылов обратился в Арбитражный суд с иском о возврате 439 991 рубля 10 копеек переплаты налогов, а также судебных расходов в сумме 11 тысяч 800 рублей.

В июне текущего года первая судебная инстанция в Уфе приняла решение в пользу предпринимателя. Юрист, представлявший интересы истца, доказал в суде, что срок обращения предпринимателя с заявлением о переплате налогов нельзя считать истекшим, поскольку он должен исчисляться фактически не с того момента, когда был уплачен налог, а с того, когда предпринимателю стало известно о факте переплаты. И судья с ним согласился.

— Суд учел определение № 1665-О-О Конституционного суда РФ от 21.12.2011 года, согласно которому истечение закрепленного в статье 78 Налогового кодекса РФ трехлетнего срока давности для возврата излишне уплаченного налога не мешает налогоплательщику обратиться в суд с иском о возврате из бюджета переплаченной суммы. При этом уже будут действовать общие правила исчисления срока исковой давности — с того дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. То есть с ноября 2017 года, — такой вывод следует из решения Арбитражного суда Башкирии.

Аргументы налоговиков о том, что извещение о переплате Фазылову было направлено в 2011 году, но его копия уничтожена в связи с истечением установленного срока хранения подобных документов, суд счет неубедительными.

— Мы воспряли духом после этого решения суда, будто на практике ощутили, что государство реально готово поддержать бизнес, пойти нам навстречу. Все вполне соответствовало тому, что мы слышали в выступлениях представителей власти, которым очень хотелось верить. Однако, как показали дальнейшие события, мы слишком рано обрадовались, — продолжает рассказ Марат Завильевич.

Налоговая подала апелляционную жалобу, и в 18-м Апелляционном Арбитражном суде в Челябинске решение первой судебной инстанции было отменено.

— Одной из причин отмены решения суда стал довод представителей налоговой инспекции о том, что они являются ненадлежащим ответчиком по поводу переплаты нами страховых взносов в Пенсионный фонд и Фонд соцстраха. Налоговики утверждали даже, что ранее неоднократно предупреждали нас об этом, но это не так. Иначе эти вопросы были бы подняты уже на первом судебном заседании. А они там даже не вспоминались, раньше они делали упор только на том, что мы пропустили трехлетний срок давности. Это отражено и в решении суда первой инстанции. Однако в апелляционной инстанции судья уже совершенно не слушал наши аргументы и трактовал всю информацию в пользу налоговой инспекции. Он также отменил и решение судьи первой инстанции о том, что трехлетний срок для подачи требований о переплате следует исчислять с ноября 2017 года, когда мы провели сверку и, наконец-то, добились правдивой информации, — говорит Марат Фазылов.

В данном случае судья второй инстанции явно руководствовался принципом о том, что «незнание закона не освобождает от ответственности», и откровенно проигнорировал «чересчур либеральные» прецеденты, случившиеся на уровне Конституционного суда РФ, на которые опирался его уфимский коллега.

Системный сбой?

Эта истина давно известна: чем сложнее и запутаннее решение суда, тем больше оснований сомневаться в его справедливости. Если решение Арбитражного суда Башкирии по иску Марата Фазылова изложено предельно ясно и уместилось на пяти страницах, то решение апелляционной инстанции в Челябинске представляет собой нагромождение канцеляризмов уже на 12 страницах.

Продравшись через него с большим трудом, понимаешь, что решение первой инстанции, вынесенное в пользу предпринимателя, к сожалению, оказалось, скорее, исключением, чем правилом. Позиция налоговиков — это суровая реальность, красноречиво отражающая позицию государства. Очевидно, что государство, от лица которого в данном случае выступает налоговая инспекция, не намерено признавать свои ошибки и возвращать средства, неправомерно удержанные с рядовых граждан (в данном случае с предпринимателя). Таким образом пока с высоких трибун предпринимателям обещают всемерную поддержку, поведение налоговой и прочих инстанций свидетельствует совсем об обратном.

Информация о ситуациях, похожих на ту, в которой оказался Марат Фазылов, периодически появляется в СМИ, она касается и налогов, и штрафов, удерживаемых с одного и того же человека или предприятия сверх положенного. Такие истории налоговики в своих официальных комментариях, как правило, называют программным сбоем. Хотя, наверное, в пору уже говорить о системном сбое, если подобные недоразумения регулярно повторяются в разных подразделениях огромного учреждения федерального значения.

— Таких предпринимателей, которые, как и я, пострадали от путаницы с налогообложением, немало. Я с ними сталкивался, пока ходил по инстанциям. В частности, большая неразбериха появилась после 1 января 2017 года, из-за смены полномочий между налоговой инспекцией и Пенсионным фондом, — делится мнением Марат Фазылов. —

Люди, наученные горьким опытом, опасаются совершать какие-то кардинальные шаги для защиты своих прав, ведь потом может начаться череда проверок (противопожарная, ветеринарная служба, тот же Роспотребнадзор). Одна жалоба — и всё, пошли проверки, после которых можно похоронить свой бизнес. Без связей в высоких кабинетах ты ничего не докажешь.

На этом фоне уже несколько иначе воспринимаются недавние новости о трудных буднях налоговой инспекции. Напомним, как в конце сентября, на совещании в правительстве Башкирии обсуждалась тема задолженностей по налогам. По официальным данным, в Башкирии валовая задолженность в региональный и федеральный бюджеты сейчас составляет около 24,1 млрд рублей, из которых 10,2 млрд рублей приходится на предприятия-банкроты. По словам руководителя регионального УФНС Марата Вахитова, около 65% доходов в бюджет обеспечивают крупные предприятия республики, в то время как представители малого и среднего бизнеса — лишь 16,4%. По мнению Марата Вахитова, это связано с использованием «серых зарплат» и попытками сэкономить, пряча коммерческую деятельность.

— Ежегодно мы должны увеличивать налоговые поступления на 10%. Если мы так будем работать, то не выполним поставленную задачу, — так отреагировал на выступление главного налоговика республики глава Башкирии Радий Хабиров и дал поручение проанализировать ситуацию с выплатой налогов в секторе малого и среднего бизнеса.

Больше всего его задело сообщение о ситуации в сфере пассажирских автоперевозок, где наибольшая доля собранных налогов в размере 600 млн рублей приходится на «Башавтотранс», осуществляющий всего лишь 15% всех перевозок в республике. Остальные же перевозчики, которые составляют большинство, уплатили только 11 миллионов рублей.

— Если вы в конце года придете ко мне и скажете, что перевозчики платят 11 миллионов рублей, значит, я буду ставить вопрос о вашей состоятельности, — так сказал Марату Вахитову Радий Хабиров после всей этой информации.

То есть налоговой инспекции в данный момент, в принципе, очень даже есть чем заняться, помимо выяснения отношений с добросовестными предпринимателями.

…Тем временем Марат Фазылов все еще не утратил надежду вернуть переплаченные в качестве налогов средства, которые пришлись бы очень кстати для развития его бизнеса. Сейчас он обратился с кассационной жалобой в Арбитражный суд Уральского округа. Но если там снова будет вынесено решение в пользу налоговиков, предприниматель пока не готов ответить, решится ли он опять пройти судебный марафон, подав аналогичные иски к Пенсионному фонду и Фонду соцстраха.

Медиакорсеть следит за ситуацией.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter