Реконструкция набережной в Уфе: преображение или преступление? 

Реконструкция набережной в Уфе: преображение или преступление? 

16 августа 2017, 16:09
Экономика
Рустэм Башкирцев
Нагромождение труб и бетона на обмелевшей реке
В последнее время почти еженедельно на сайтах госорганов публикуют «последние» известия о реконструкции набережной реки Белой в районе южного склона башкирской столицы. Установку первых кованых ограждений на одной из более или менее готовых площадок будущей набережной власти постарались максимально «распиарить».

Отметим, что накануне в Уфе состоялось выездное совещание по вопросам строительства сооружений берегоукрепления реки Белой. Участие в нем приняли заместитель премьер-министра правительства РБ Фархад Самедов, заместитель премьер-министра правительства РБ Николай Хорошилов, первый заместитель главы Уфы Салават Хусаинов, замминистра природопользования и экологии РБ Елена Щекина и другие.

- Строительство набережной идет с опережением. В августе 2018 года планируется закончить работы до автодорожного моста. Начиная с сентября этого года мы уже увидим отдельные фрагменты набережной, постепенно будет вырисовываться законченный образ сооружения, - подчеркнул Фархад Самедов.

Однако отвлечь внимание горожан от уродливого вида стройплощадки и обсуждения странной «стройки века», все равно не удается. Факт остаётся фактом - невозможно представить, что это нагромождение бетона и трубных свай когда-то заиграет красками.

Стоит сделать 20 шагов по этой так называемой набережной, как сразу становятся понятными шесть вещей.

- это сооружение не выполняет своей основной функции, с неё не видно реки, по ней не хочется гулять, с неё невозможно купаться и загорать. Она не является набережной и никогда ей не будет.

- это сооружение спроектировано так, чтобы вобрать в себя максимальное количество бетона, труб, арматуры, трудовых и материальных ресурсов.

- в этих пересеченных пространствах трудно или практически невозможно организовать какие-то площадки для проведения досуга горожанами или масштабных событий, слишком сегментированы различные площадки, слишком толстыми парапетами отделены они друг от друга, пространство распадается на куски, которые невозможно соединить.

- большие массы бетона эмоционально и психологически давят;

- это сооружение соответствует, скорее, профилю деятельности строительной компании, которая ей занималась и напоминает что-то среднее между ГЭС и океанским портом;

- теперь этот бетон ни срыть, не взорвать, поэтому у "эпохи Хамитова", как и у его предшественника, останется зримый недостроенный памятник.

Плюс-минус миллиард

Напомним, что проект по берегоукреплению был разработан еще задолго до международных саммитов ШОС и БРИКС в Уфе. Его общий бюджет ранее оценивался в 10 млрд рублей. Около 1,3 млрд рублей из данной суммы было выделено федеральной казной, а остальное должно было добавиться из республиканского бюджета. Когда генподрядчиком работ по реконструкции набережной стала компания «Гидроремонт-ВКК», которая является дочерней фирмой ОАО «РусГидро», у некоторых экспертов возникли сомнения в том, что проект состоится. Для подобных опасений были веские основания.

Не секрет, что именно в руководстве компании «РусГидро» работал Рустэм Хамитов до назначения на пост главы Башкирии. Его сын Камиль Хамитов также какое-то время числился среди сотрудников «РусГидро». Если учесть такой «расклад», получение компанией «РусГидро» столь выгодного миллиардного контракта уже не кажется случайным стечением обстоятельств.

Своих теплых отношений с руководством ОАО «РусГидро» Рустэм Хамитов не скрывал никогда. После его назначения первым лицом Башкирии именно с этой компанией были заключены одни из первых инвестиционных соглашений. Со своим бывшим руководителем – тогдашним главой «РусГидро» Евгением Додом - Хамитов тепло общался на глазах у всей республики, как со старым другом. Помимо строительства набережной, с «РусГидро» было заключено многообещающее соглашение о строительстве каскада Нижне-Суянской ГЭС в Караидельском районе Башкирии, а также возведении крупного завода по производству оборудования для ГЭС в пригороде Уфы. «РусГидро» в свое время довольно легко приобрел у АФК «Система» Башкирскую энергосбытовую компанию.

Но потом «что-то пошло не так». После того, как господин Дод расстался со своей руководящей должностью в «РусГидро» и стал вдруг фигурантом уголовного дела о мошенничестве, взаимные симпатии между «РусГидро» и руководством Башкирии заметно остыли. По крайней мере публично.

Нижне-Суянская ГЭС вместе с заводом по производству гидроэнергетического оборудования так и остались на бумаге. В эти проекты республика успела сделать инвестиции. В частности, в завод из бюджета региона вложено больше 1 млрд рублей, на возврат которых, разумеется, нет никакой надежды.

Чтобы понять несуразность этого склада бетона и труб, нужен взгляд сверху

Памятуя о таких «обломах», согласитесь, есть повод переживать и о миллиардах, вкладываемых в строительство уфимской набережной, поскольку до сих пор стиль работы «РусГидро» в Башкирии больше напоминал выкачивание бюджетных денег без особых обязательств.

Проект строительства набережной также является довольно лакомым куском. Поначалу он предполагал ежегодное финансирование в размере 3 млрд рублей – суммы, которая большинству уфимцев кажется астрономической. На такие огромные деньги можно было бы превратить в респектабельный микрорайон ту же Кооперативную поляну, расположенную на соседнем берегу и застроенную вперемешку добротными коттеджами и убогими лачугами. Понять, почему такие немыслимые деньги на твоих глазах в прямом смысле слова закапываются в землю в виде нелепого нагромождения бетонных свай, арматуры и труб, некоторые горожане не в состоянии.

Критика сверху

Наиболее сокрушительный удар по самолюбию башкирских чиновников нанес наш земляк, работающий ныне заместителем министра строительства и ЖКХ России, Хамит Мавлияров, побывавший осенью 2016 года с визитом в Уфе. Его резкие критические замечания в адрес авторов проекта берегоукрепления и явно потворствовавших им властей были восприняты в верхах Башкирии как «удар под дых».

Хамит Мавлияров, который лет 15 назад сам возглавлял Минстрой республики, назвал благоустройство набережной реки Белой в числе инфраструктурных проектов, которые сочетают в себе такие неприятные качества, как неоправданно высокая цена и непродуманность проекта. По сути, чиновник подтвердил мнение горожан, многие из которых тоже так считали, но, не имея профессионального опыта в берегоукреплении, не были до конца уверены в своей правоте.

Реакция руководства Башкирии на такие слова Хамита Мавлиярова, назвавшего бредовым проектом стройку, которую с гордостью демонстрировали гостям столицы, была неоднозначной. Как сообщил «Коммерсант», глава Башкирии заявил, что при его личном участии «колоссальный размах» стройки был «приведен в разумные пределы», и пообещал завершить строительство в течение «максимум трех лет», после чего это «будет замечательное место отдыха».

Когда же Хамит Мавлияров пояснил, что в случае обнаружения ошибок проектировщиков на больших объектах рекомендуется провести повторную госэкспертизу, вице-премьер башкирского правительства Владимир Нагорный, отвечающий за строительную отрасль, четко дал понять, что мнение заместителя главы минстроя России для Уфы не авторитетно. В своем комментарии он призвал «различать работы по берегоукреплению и по благоустройству территории».

- Строительство мы ведем на федеральные и республиканские деньги, но когда закончим, благоустройством будет заниматься город. Конечно, сейчас у нее неприглядный вид: по сути - это стройплощадка. Но весной город уже провел конкурс на архитектурное оформление, в котором участвовало более сорока вариантов, был определен победитель, - сообщил РБК Башкортостан Владимир Нагорный.

По его словам, на обновленном берегу заработают кафе, аттракционы и прочие элементы инфраструктуры для отдыха горожан и гостей башкирской столицы. Тут же проляжет автодорога от Монумента Дружбы до Нижегородки.

На какие средства мэрия Уфы будет приводить в божеский вид набережную после реконструкции, Владимир Нагорный не уточнил, ограничившись упоминанием о привлечении инвесторов.

Все могло бы быть иначе

Нелишне вспомнить, что существовали и другие проекты освоения южного склона и реконструкции набережной реки Белой. Одним из первых свое видение преображения данной территории представил известный архитектор Ришат Муллагильдин, который вместе с японскими коллегами выиграл в 2005 году республиканский конкурс на проект развития южного склона уфимского полуострова.

В 2006 году международное жюри под председательством известного урбаниста Адриана Гейзе назвало их работу по благоустройству южного склона Уфы под названием «Art-Scape» лучшим градостроительным проектом России.

Было и еще несколько проектов развития территории – от Строительного треста №3, интересы которого лоббировал новый глава минстроя Равиль Ибатуллин, от Фонда жилищного строительства, от администрации города.

- В 2013 году на совещании в правительстве Башкирии, созванном по моей инициативе, рассматривался вопрос обустройства Южного склона к саммитам ШОС и БРИКС. Мы предлагали при благоустройстве набережной учитывать существующий ландшафт. В отличие от нынешнего проекта, мы, наоборот, прижимались к материку. При этом были учтены и максимальный подъем уровня реки, спуски к воде, беговые и велодорожки, видовые площадки. Были достигнуты предварительные договоренности с московскими инвесторами. Наш проект «Art-Scape» был поддержан письмами на имя главы республики от президентов Международной академии архитектуры и Союза архитекторов России. По итогам совещания все-таки решили, прежде всего, благоустроить набережную, а к проекту всего Южного склона вернуться позднее. Проект набережной обещали передать «компетентным солидным компаниям, - изложил свою версию событий в интервью «Коммерсанту» архитектор Ришат Муллагильдин.

Вместо послесловия

Не так давно федеральная «Независимая газета» провела свое расследование псевдобурной деятельности «РусГидро» в Башкирии, побывав на всех перечисленных выше «стройках века», включая набережную. В оценках московский журналист не стеснялся.

«Какой уж на самом деле был замысел у бывшего топ-менеджмента «РусГидро» [Рустэма Хамитова], помимо освоения миллиардов рублей и закачки миллионов кубов бетона, предназначенного для строительства электростанций и океанских портов, а также тысячи метров труб огромного сечения, в землю Башкортостана, нам остается только гадать. Или разбираться вместе с сотрудниками Следственного комитета РФ, которые расследуют дело Евгения Дода», - так отреагировал на увиденное автор статьи.

Не исключено, что проект уфимской набережной рано или поздно станет предметом внимательного изучения правоохранительных органов. Однако к тому моменту и берег, и южный склон могут быть, к сожалению, уже окончательно и безнадежно обезображены.

Мнения

Анатолий Сергеев, 55 лет, индивидуальный предприниматель, г. Уфа:

- Мой отец родился в Архиерейской слободе, как раз в том районе, на южном склоне Уфы, который обещают «облагородить» власти и превратить в место культурного отдыха. Наша семья, как и многие другие, жила там задолго до появления на горе башкирского Белого дома. Отсюда мой дед ушел на войну, сюда мой отец привел после свадьбы мою маму, сюда принесли из роддома меня. Это место я долгое время считал местом своей силы, приходил туда с детьми, чтобы найти фундамент отцовского дома, погладить уцелевшие стволы садовых деревьев, оглядеть с горы широкую реку.

В нашем семейном фотоальбоме до сих пор бережно хранятся снимки, сделанные больше полувека назад на крутых лестницах и тропинках Архиерейки. Мы понимали, что рано или поздно до этого места доберутся перемены. Но нам всегда казалось, что самый разумный способ преображения Южного склона и берега – создание здесь парка с максимальным сохранением ландшафта и других природных особенностей. Сейчас же то, что мы видим на стройплощадке набережной, пока не внушает ничего, кроме ужаса.

Павел Екатеринин, 30 лет, инженер-строитель:

- Старая набережная была хорошая, но маленькая и старая. И вот власти города озадачились благой целью - выделить миллиарды на её реконструкцию и развитие. Работы велись и ведутся до сих пор. Казалось, был шанс успеть сдать этот объект к ШОСу и БРИКСу, но тщетно. Что мы видим сейчас? Груды серого бетона, запах тины, удручающая панорама, уходящая в красивый солнечный закат вечерами.

В целом строительство не закончено, но половина уже готова. По крайней мере, бетона налили много и серость монументальной конструкции уже впечатляет. Бетона и труб было потрачено столько, что вспоминается цитатка «у меня дядя на трубно-бетонной фабрике работает, у него этих труб и бетона - ВО!»

Поскольку объект не сдан, при въезде густо положили бетонные блоки и верхний уровень набережной теперь надёжно защищён от возможных вандалов. Но горожане - народ непростой. Они нашли лаз на нижние уровни конструкции и кто пошустрее - ездит туда. С кальянами, громким уханьем сабвуферов и ленивыми вечерними возлияниями. Зрелище не для слабонервных. Но делать там объективно больше нечего. Разве что вдохнуть запах нанесённой на склоны набережной речной плесени, пнуть банку-другую мусора, да поглядеть на одинокого рыбака, которому не хватило времени, чтобы выбраться на более живописный участок реки.

А вам нравится новая набережная?
Survey
Скорее да. Наконец-то в городе появится новое место для прогулок у реки!
Скорее нет. Столько потрачено денег, но нет должного результата.
Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter