Одни в поле: в Башкирии аграрии заявили, что гранты не доступны «простым смертным»

Одни в поле: в Башкирии аграрии заявили, что гранты не доступны «простым смертным»

13 марта , 14:38ЭкономикаТатьяна МайороваPhoto: Mkset.ru
Почему агростартапы и другие способы господдержки пока вызывают у сельчан слишком много недовольства.

После нашей прошлой публикации, посвященной практике выделения так называемых «агростартапов» в Башкирии, в редакцию Медиакорсети обратились сельчане с новой порцией критики в адрес системы господдержки аграрного бизнеса.

Напомним, в 2019 году впервые аграриям Башкирии вручались гранты, называемые «агростартапами». В нашем прошлом материале сельчане довольно скрупулезно разобрали нереальные, с их точки зрения, требования, предъявляемые к конкурсантам. При этом начальник отдела развития малых форм хозяйствования и кооперации Минсельхоза РБ Ильмир Мухамадияров сообщил, что такие претензии необоснованны, поскольку решающее значение и основное число баллов претендент может получить по итогам защиты своего бизнес-проекта.

Скорее всего, эта формулировка немногое говорит тем, кто не участвовал в подобных конкурсах. Поэтому мы решили разобраться во всем вместе.

Свои среди чужих

Для начала наш информатор, пожелавший сохранить анонимность, проанализировал прошлогодние списки получателей агростартапов и выяснил, что многие из них являются бывшими чиновниками, депутатами разного уровня либо родственниками и близкими знакомыми действующих предпринимателей со всеми вытекающими отсюда предположениями. Нашему собеседнику это показалось странным, ведь в документах о конкурсе черным по белому написано, что «грант „Агростартап“ является формой господдержки для начинающих фермеров и малого бизнеса и поможет сделать первые шаги тем, кто только собирается организовать хозяйство или расширить границы подворья».

В то же время, к примеру, Зайнулла Насыров, получивший почти трехмиллионный агростартап, в прошлом являлся главой Миякинского района республики. Многие стартаперы являются бывшими либо действующими депутатами. В списке стартаперов также указан Флюр Ибрагимов, которому дали почти такую же сумму. Его наш информатор представил как бывшего заместителя главы Чишминского района. Однако, как выяснилось, на сей раз он ошибся. Получатель стартапа - полный тезка бывшего чиновника, из-за этого жителя Бураевского района у 70-летнего Флюра Фаритовича, как оказалось, часто возникают трудности. Мы приносит извинения бывшему вице-главе муниципалитета. Но при этом вынуждены констатировать, что данное уточнение, скорее, подтверждает общую тенденцию, ведь не зря Флюра Ибрагимова, по его словам, уже не раз путали с человеком, у которого есть проблемы.

С одной стороны, логика тех, кто одобрял данные кандидатуры, понятна: опыт управленческой деятельности может стать гарантией успеха, ибо такой стартапер сможет умело развивать производство, в том числе при помощи наработанных ранее связей. Но опять же как тогда быть с визиткой конкурса, призывающей принять в нем участие тех, кто хочет сделать первые шаги в агробизнесе? Именно на эту красивую «приманку» клюнули многие, кто давно мечтал открыть своё дело.

— Когда я услышал, что появились агростартапы, очень обрадовался. Я давно мечтал начать свое дело в селе - и земля там есть, и с помещениями мне помогли бы родственники, и с деньгами для софинансирования. Думал, куплю бычков, буду развивать мясное животноводство. Собрал документы, отвез в минсельхоз. Мне обещали сообщить результаты, но я так и не дождался никакого звонка. Потом посмотрел списки тех, кто прошел конкурс. Не сомневаюсь, что там в основном — блатные, — в сердцах поделился своей обидой уфимец Наиль Хазиахметов. — Или даже если они и являются на самом деле аграриями, все равно имеют знакомых, которые подсказали, как лучше подготовиться к конкурсу, помогли написать бизнес-проект. Получается стартовые возможности были у всех разные — у них, людей со связями, и у нас, у простых людей. Куда уж нам, работягам, с ними тягаться! Обидно, что мне даже никто не позвонил. Пригласили бы, объяснили, в чем моя ошибка, как ее можно исправить. Тогда я, глядишь, если не в прошлом году, так в следующем бы попробовал свои силы. Но теперь, после такого отношения, я просто махнул рукой и похоронил уже свою мечту.

…Продолжив анализ списка, наш информатор выяснил еще более интересные детали. Так, среди получателей стартапов обнаружились люди, весьма далекие от аграрного бизнеса, — например, главный бухгалтер центральной районной больницы, методист отдела образования, преподаватель ОБЖ в колледже. С двумя из них нам удалось пообщаться по телефону.

Главный бухгалтер Бижбулякской ЦРБ Ильсияр Албогачиева получила около трех миллионов рублей в виде агростартапа, после этого она зарегистрировала КФХ с целью разведения молочного КРС. Но при этом до сих пор продолжает работать на своей должности в ЦРБ, готовит документацию для разных тендеров, то есть достаточно сильно занята.

— Я не готова была сразу заняться аграрным бизнесом, поэтому продолжаю работать в больнице. Собираюсь скоро на пенсию, и тогда уже буду покупать скот. По правилам агростартапа начать активно вести бизнес нужно в течение года после того, как выделены средства. Я надеюсь, что успею это сделать, — призналась Ильсияр Зиннуровна в разговоре с корреспондентом Медиакорсети.

Вадим Галиханов, работающий в отделе образования Караидельского района, тоже получил около 3 млн рублей в виде агростартапа и зарегистрировал животноводческое КФХ мясного направления. При этом, по его словам, он пока не собирается оставлять свою должность и, по сути, руководит своим КФХ «дистанционно».

— Там работа идет, я нанял работников как положено, мы приобрели животных-нетелей. Так что у нас всё в порядке, — заверил Вадим Зуфарович.

Не удалось, к сожалению, связаться с 23-летним получателем трехмиллионного агростартапа Радифом Зиялтдиновым из Мечетлинского района, который является сыном успешного местного фермера Алика Зиялтдинова. Отец почти 13 лет развивает мясное и молочное животноводство. Про сына мечетлинские СМИ написали, что он с детства помогал отцу. Более подробной информации найти в открытых источниках не удалось. На обращение в соцсетях Радиф Зиялтдинов не ответил.

В довершение ко всему анализ списка получателей агростартапов-2019 выявил, что на сегодняшний день уже три КФХ, зарегистрированных получателями средств в середине прошлого года, ликвидированы. С момента проведения конкурса прошло чуть больше полугода. Таким образом получается, что из 115 победителей конкурса в строю официально остались 112.

Формула риска

Дальше мы решили не гадать и отправились за разъяснениями в министерство сельского хозяйства республики. Дать пояснения нам согласился директор ГБУ «Центр сельскохозяйственного консультирования РБ» Ирик Сакаев.

— Ирик Зуфарович, новый проект грантов для сельчан, который называется «Агростартап», заинтересовал многих. При этом у читателей, обратившихся в нашу редакцию, вызвали много вопросов чересчур строгие, на их взгляд, требования к конкурсантам…

— Все правила и требования по программе «Агростартап» прописаны, конечно же, в нормативно-правовых актах. Проект положения о проведении конкурса «Агростартап», как и любой другой подобный документ, проходит тщательную проверку в надзорных органах. Если там были какие-то условия, ограничивающие права заявителей, проект такого документа просто не прошел бы прокурорский «надзорный фильтр». К примеру, из положения о конкурсе было удалено требование к конкурсантам о том, что будущая предпринимательская деятельность в виде КФХ должна являться их единственным рабочим местом. Не исключаю, что со временем положение о конкурсе «Агростартап» будет меняться, совершенствоваться.

— Ирик Зуфарович, наши читатели проанализировали список получателей агростартапов и утверждают, что среди них много бывших и действующих чиновников, депутатов, руководителей сельхозпредприятий. А вот сельчан, делающих первые шаги в агробизнесе, не так уж и много. Как вы можете это прокомментировать?

— И бывший чиновник, и депутат, и бывший госслужащий, и директор сельхозпредприятия имеют право участвовать в конкурсе на правах обычного гражданина. Так прописано в нормативных документах.

Перед тем, как допустить их к конкурсу, специалисты проверяют их на соответствие требованиям, в том числе и по базе данным налоговой службы и других источников, уточняют, нет ли долгов по налогам, недавних (в течение трех лет) случаев банкротства, не получали ли господдержку в последнее время, не являлись ли в течение последних трех лет учредителями коммерческих структур (кроме КФХ, которое они зарегистрировали в год обращения).

Что же касается других требований, о которых говорят ваши читатели, то тут уже в соответствии с законодательством включаются механизмы защиты бюджетных средств, которые не позволяют расходовать их не по целевому назначению.

Еще раз повторю, что в положении о конкурсе прописаны четкие критерии для отбора участников, среди них — наличие земельного участка в собственности или в аренде, профильное образование, опыт в сельском хозяйстве, планируемое число новых рабочих мест и т. д. Каждый из этих критериев добавляет претенденту баллы.

Значение играют разные факторы: размер запрашиваемого гранта, удельный вес собственных средств, которые человек готов потратить на бизнес-проект, и, собственно, сам бизнес-проект, оценка за него может составлять от 1 до 10 баллов. Вот этот параметр имеет для конкурсантов решающее значение.

Но и здесь много нюансов. Конечно, процесс защиты играет ключевую роль. И тут отчасти можно согласиться с авторами вопроса, который вы озвучили: работяга, не имеющий опыта разработки бизнес-плана и публичных выступлений, может проиграть бывшему чиновнику, привыкшему говорить речи, или более раскованному молодому человеку. Однако, к примеру, если претендент располагает от 20 до 50% собственных средств на реализацию своего бизнес-проекта, если он имеет хороший опыт работы на земле, его шансы получить агростартап будут выше, чем у любого речистого чиновника.

Кстати, для того, чтобы оказывать помощь аграриям, в том числе и в написании бизнес-проектов, как раз и создан наш центр сельскохозяйственного консультирования. Мы оказываем такую консультационную помощь бесплатно.

— Анализ списка получателей агростартапов за 2019 год показал, что среди них есть люди, не имеющие прямого отношения к сельскому хозяйству, — это главный бухгалтер, сотрудник районной администрации, преподаватель. Можно предположить, что они вполне могут стать зиц-председателями в аграрных хозяйствах, которыми будут управлять другие люди. Что вы можете сказать по этому поводу? Честно ли это?

— Когда вы ставите под сомнение решение членов комиссии, то не учитываете, что среди них были не только специалисты минсельхоза, но и представители других ведомств, организаций, ассоциаций. Всего — 17 человек, и вряд ли конкурсанты могли бы договориться с каждым из них.

Что же касается ваших сомнений по поводу того, что люди, не имеющие отношения к сельскому хозяйству, могли получить грант, я знаю немало случаев, когда такие люди круто меняли свою жизнь. Решали заняться сельским хозяйством после выхода на пенсию или в более молодом возрасте, уехав из города в деревню. Бывает, что глава хозяйства умирает, и его место занимают родственники — учителя, врачи, бухгалтеры и даже выпускники вузов. Думаю, что вместо того, чтобы гадать, лучше вам ознакомиться с онлайн-трансляциями защиты бизнес-проектов. Трансляция защиты шла и будет идти в прямом эфире на Ютюб-канале минсельхоза, и, может быть, они есть в записи. Многие так и говорят, что готовились к защите, именно просмотрев онлайн-трансляции.

— Многие пчеловоды жалуются, что так и не смогли получить гранты от государства. Почему так получилось, ведь, казалось бы, пчеловодство — это визитная карточка Башкирии, и надо стимулировать его развитие?

— Да, такие обращения есть. К пчеловодам, действительно, предъявляются строгие требования, поскольку это высокорискованный бизнес. Каждое такое обращение мы изучаем, и нередко сразу видно, что человек не слишком хорошо владеет темой или совсем не имеет отношение к этой отрасли, поэтому неуверенно рассказывает, как обеспечить зимовку пчелам и т.д. То есть велика вероятность, что пчелы у него погибнут. А ведь смысл господдержки заключается именно в том, чтобы начинающий бизнес успешно заработал, а не согнулся с самого начала.

Кстати, отказы получают не только пчеловоды, но и животноводы, и растениеводы. Например, приходил человек, который просил средства на покупку определенной породы КРС. В бизнес-плане было указано, что он к концу своего проекта хочет выйти на определенный уровень надоев. Наши специалисты посмотрели и сказали, что данная порода животных таких надоев не дает, то есть план неосуществим. Потом уже претендент признался, что заранее договорился о приобретении конкретной породы коров, а бизнес-план написал, взяв цифры с потолка. Естественно, он конкурс не прошел.

В другой раз человек просил средства на приобретение трактора, чтобы устроить механизированную уборку на своей ферме. Но оказалось, что ширина дверных проемов и проходов на ферме не соответствует размеру трактора, там может пройти только лошадь, и полов на ферме нет. При этом в бизнес-плане дополнительные расходы на переустройство фермы не заложены. И собственных средств на это у претендента не оказалось. То есть проект с самого начала был провальным.

Так что причины отказа могут быть разными.

— Гранты в виде «агростартапов» в прошлом году выделялись впервые. Расскажите, сколько было всего участников?

— Да, впервые. Консультации оказываем не только мы, но и информационно-консультационные центры в районах. Вместе мы оказали за прошлый год более 150 тысяч консультаций. Порой, пообщавшись с человеком, мы его переориентируем на другую форму господдержки или ищем иные подходящие варианты.

В конкурсе «Агростартап» в 2019 году на защиту проектов были допущены 289 человек, а гранты получили 115 из них — проще говоря, на такое количество претендентов хватило грантов. Размер грантов не превышал 3 млн рублей. Кстати, у нас и еще у пары регионов было наибольшее число агростартаперов, а во многих регионах их было не более 5-6 человек. Это зависит от размера софинансирования со стороны региональной казны. И когда некоторые «горячие» головы говорят, что вот, мол, в других регионах гранты получают все, и только у нас всех «режут», это, конечно же, не соответствует действительности. В Республике Башкортостан самое большое количество заявителей и получателей агростартапов. К примеру, в этом году уже заявились более 500 желающих. Поэтому и конкурс большой, и, к сожалению, получат средства не все.

Кстати, в этом году претенденты смогут рассчитывать уже на гранты до 5 млн рублей. Но пока, насколько я знаю, сумма, которая выделяется из федерального бюджета, меньше прошлогодней. Если не будет дополнительного финансирования, количество выданных агростартапов в 2020 году будет меньше прошлогоднего.

Что посеешь, то и пожнешь

Беседа с Ириком Сакаевым оставила двоякое впечатление. С одной стороны, он рассказал всё вполне убедительно, разложил по полочкам. Но, с другой стороны, добавил вопросов и сомнений. Предоставим слово самим аграриям.

— Занимаюсь именно коммерческим пчеловодством два года (вообще в сфере — 40 лет), два года проходил по кабинетам за поддержкой, — рассказал предприниматель и журналист Ильшат Имангулов. — Еще до Хабирова, весной 2018 года, в минсельхозе РБ сказали просто: пчеловодство не поддерживаем, старые программы истекли, новых пока нет. После прихода Хабирова всё вроде зашевелились, поэтому навестил МСХ РБ еще раз. Выяснилось, что я никак не подхожу под условия имеющихся программ. Чтобы что-то получить, я не должен последние три года заниматься коммерцией. Или должен быть обязательно прописан на селе. Или не быть ИП, а быть именно КФХ. Или пятое-десятое. Очень много разных «но»!

По словам Ильшата, он знает пчеловодов, которые в прошлые годы умудрились что-то получить по каким-то госпрограммам и даже закупили оборудование. Но в проекте оборудование называлось так, а затем производитель изменил его наименование. И МСХ просто не приняло отчет. Ребятам сказали, что они использовали средства нецелевым образом.

— Это что такое? На примере НКО я знаю, что по грантам этот вопрос решается на раз: пишется письмо, готовится дополнительное соглашение и всё. Утрясаются и название, и цена оборудования, если что-то изменилось с момента подачи заявки, — возмущается собеседник. — Если МСХ РБ хочет поддерживать аграриев, то оно должно и условия строить из реальной жизни. А ведь эти средства ой, как нужны для резкого и полноценного старта и развития, чтобы годами не «раскручиваться» и не подсаживаться на кредиты с бешеными процентами.

По его мнению, не надо проводить круглые столы и совещания по этим темам.

— Это снова будет болтовня, — убежден предприниматель. — Проведите опрос удобным для сельчан способом: через соцсети или на сайте «Открытая республика», чтобы выяснить — как именно откорректировать свои программы «поддержки», чтобы они стали именно программами поддержки.

С Ильшатом солидарен и предприниматель Альфред С. (имя изменено).

— Я считаю, что большая часть грантов будет потрачена впустую, — поделился он своим мнением. — Хотя бы потому, что аграриям негде реализовывать свою продукцию, а ведь каждый из них хочет расширять производство, не для себя же он его создал. Да и государство дает деньги с прицелом на прибыль. Тут ничего не остается, как вспомнить опыт соседей — прекрасный агропромышленный парк «Казань», где предусмотрены все условия для успешного бизнеса аграриев, включая уникальную систему торговли продуктами «от фермера к потребителю без посредников». Там есть возможность на одной площадке хранить, перерабатывать, фасовать, производить и реализовывать свою продукцию. А наши сельчане со своей продукцией зачастую маются самостоятельно. В торговые сети не попадешь, вот и торгуют на рынке. Сельхозкооперативы, которые у нас создаются, это пока лишь маленький и очень скромный шаг вперед. В целом об изменении подхода к сельскому хозяйству говорить пока еще рано.

Скорее всего, вслед за этой публикацией последуют вопросы, но теперь уже от чиновников, которые приведут десятки положительных примеров и цифр. Не сомневаемся, что такие примеры есть, но… Как говорится, дьявол кроется в деталях.

Возвращаясь к агростартапам, мы попытались найти видеозаписи защиты конкурсантов, хотели убедиться, что они реально стоящие. Однако убедиться в этом, к сожалению, не суждено, поскольку записи не сохранились. Как сообщили в пресс-службе Минсельхоза Башкирии, от руководства ведомства не поступали указания делать записи трансляций и хранить их. В других регионах такие записи хранят и рекомендуют для самоподготовки будущим претендентам на гранты.

Казалось бы, всего одна деталь, но, к сожалению, характерная.

Медиакорсеть следит за развитием событий и готова продолжить разговор на данную тему.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter