Пелагея: «Мечтаю еще поработать с уфимским кураистом»

Пелагея: «Мечтаю еще поработать с уфимским кураистом»

Пелагея: «Мечтаю еще поработать с уфимским кураистом»

1 декабря 2010, 01:51
Культура
На минувшей неделе певица побывала в столице Башкирии. В «Огнях Уфы» Пелагея презентовала новый альбом «Тропы». Релиз пластинки состоится 10 декабря, а песни можно будет скачать в интеренете бесплатно – г-жа Ханова сделала поклонникам такой подарок. На сцену «Колизео» «принцесса фолка» вышла роскошной княжной из русской былины: в богатом кафтане до полу и кокошнике. Мама 24-летней исполнительницы, а по совместительству ее продюсер сообщила организатором уфимского концерта, что ее дочь можно будет снимать отчего-то во время второй, девятой и 17-й песен. Местные фотографы, вынужденные отсчитывать нужные композиции, были очень недовольны.

«Народные песни - как намоленные места»

 

В Уфу группа прибыла накануне концерта, и вечером Пелагея заглянула в студию радиостанции «Спутник FM», чтобы пообщаться с ди-джеем Юлией Гордеевой.

- На ком держится твоя группа?

- Это, прежде всего, наш главный мужчина в команде, мой прекрасный друг, опора и свет в окошке Паша Дешура. Он играет на гитарах, аранжировал песни нового альбома «Тропы». К тому же Павлик разродился прекрасными песнями. Я очень рада, что у меня есть возможность исполнять эти произведения, потому как тексты к ним написала моя мама - продюсер группы Светлана Ханова. Собственно, кроме меня, это два столпа, на которых столько лет держится группа «Пелагея». Безусловно, состав у нас менялся. Когда три года назад мы приезжали в Уфу, музыканты были другие. Соответственно, изменился и звук. Сейчас мы состоим из электро- и бас-гитар, барабанов, баяна, еще есть клавиши – такой достаточно аскетичный рок-состав.

- Как определяешь стиль коллектива?

- Русский этно-рок - так мы решили этот стиль назвать после долгих раздумий. Нас все время спрашивают, в каком жанре мы играем. Определить действительно сложно, потому что названия разных стилей смешаны у нас в голове, как у людей, которые любят очень разную музыку. К тому же мы постоянно экспериментируем: нам интересны всевозможные компиляции и трансформации русской народной песни, фольклора как такового и возможность его сосуществования с современной музыкой.

- Какие песни из репертуара выделяешь особо?

- У меня очень особенные отношения со всеми композициями, которые когда-либо входили в репертуар. Но ко всем песням мама основательно приложила руку, потому что является музыкальным продюсером группы, очень четко видит, куда нужно двигаться. У нее совершенно удивительное профессиональное чутье, которым она умело владеет и которое с годами только развивается. Я ей абсолютно доверяю. Сложно сказать, какая из песен меня больше вскрывает: в разное время они все побывали на высоких позициях в моих личных хит-парадах.

- А самая любимая композиция?

- Есть, безусловно, мощные песни, типа «Любо, братцы, любо»: сколько бы лет я ее ни пела, каждый раз она заставляет переживать по-новому. Вообще народные песни, как намоленные места: их до меня пело огромное количество людей, вкладывая свои переживания, и я это чувствую. Это налагает на меня огромную ответственность, я понимаю, что транслирую эти песни для большого количества людей, и некоторые услышат их впервые именно из моих уст. Это очень важно и приятно.

 

«Как Дива давно не пою»

 

- Правда, что ты обладаешь диапазоном голоса в три октавы?

- Это не вершина ни исполнительского мастерства, ни вокального - с технической и драматически точки зрения есть гораздо более сложные вещи. Поэтому я не считаю, что это потолок. Я уже давно не пою, как Дива из «Пятого элемента», потому что в какой-то момент поняла, что это уже отдает цирком, все ждут: «Вот сейчас она запищит!» Теперь меня интересуют другие вещи.

- Что тебе сейчас действительно интересно?

- Безусловно, та программа, с которой мы сейчас пытаемся объехать нашу необъятную страну и выбираемся даже за ее пределы. Никуда я не денусь от фольклора, просто потому, что я его очень люблю. Даже авторские композиции, которые у нас появляются, тоже написаны под впечатлением от народных песен. Такое возвращение к корням и переосмысление очень важно – на этом фундаменте можно построить нормальную личность. Сейчас я нахожу в себе новые возможности, пытаюсь их развивать, расти.

- Свое детство воспринимаешь как счастливое?

- Я вообще очень счастливый человек. Совсем не считаю, что у меня было трудное детство, я вообще никогда не перенапрягалась, если честно. Просто так получилось, что пою с раннего возраста, но никто никогда не заставлял меня это делать.

- Но тебя называли музыкальным вундеркиндом. 

- Ну, пожалуйста, я же все это не читала и так про себя не думала. Меня по-разному оценивали, не только хорошо, поэтому к критике отношусь с холодным носом: неважно, какого она характера - комплиментарная или с негативным оттенком. Я все про себя знаю: и недостатки, и достоинства, знаю, над чем мне нужно работать. Поэтому только несколько человек являются для меня неоспоримыми авторитетами, их мнение для меня действительно важно. В первую очередь, это мама, музыканты группы. Когда они говорят, что здесь я налажала, я им верю.

- Кто твои друзья?

- В родном Новосибирске осталось небольшая кучка, которую я на гастролях обязательно посещаю. Конечно же, я пустила корни в Москве - уже очень давно живу в столице. Я туда приехала в стадии становления – заканчивала школу, и все настоящие друзья появились уже в Москве.

- А в Новосибирске когда в последний раз была?

- Неделю назад. Принимали шикарно: в Новосибирске наконец-то распробовали группу «Пелагея». У нас всегда были полные залы, но люди как-то достаточно сдержанно принимали: «Ну, давай, покажи, чему ты в Москве научилась». Интересно, что буквально три месяца назад у нас уже были концерты в Сибири. И теперь снова аншлаг: Новосибирск стоял на ушах. Это очень приятно, потому что моя Родина, которая энергетически подпитывает. Я чувствую, что там мои предки, что я сибирячка, ни разу не москвичка.

 

Сибирский воробей

 

- Планируешь еще поработать с нашим кураистом Робертом Юлдашевым?

- Уже два года существует международный мини-фестиваль «ПОЛЕ-music», куда мы приглашаем российских музыкантов и мировых величин этно-музыки, которые нас поразили. На первом фестивале мы с Робертом и девочками из болгарского хора сделали совместную программу. Надеюсь, что следующим летом он также пройдет в Москве, и, конечно, мы сделаем что-то вместе: очень бы хотелось использовать прекрасный инструмент талантливого уфимца. Роберт - очень хороший человек, такой открытый, даже по-детски наивный, подобные люди нас очаровывают. А познакомились мы на концерте у Гарика Сукачева. Если увидите Роберта, то огромный ему привет.

- Кстати, не сложно было работать с Гариком, когда записывали дуэт «Чубчик»?

- Он такой крутой! У меня даже намека не было на конфликтные ситуации: мы несколько раз пересекались и всегда вместе что-то делали. На меня он произвел впечатление невероятного профессионала. Стоять на сцене во время его перфоманса – это совершенно удивительные ощущения, у него мощнейшая энергетика, которой он щедро делится со своими поклонниками. Действительно, каждый раз делает это на разрыв аорты. Этому у него, конечно, нужно поучиться. Он - настоящий артист, каких мало.

- Как относишься к пиратству?

- Что этот бизнес постепенно затухает, понятно всем. И в первую очередь, - людям, которые им занимаются. С развитием интернета очень сложно защищать интеллектуальную собственность, контролировать ее распространение. Может быть, в России это сложнее, чем в других странах. Потому музыкантам нужно понимать, что в этой ситуации глупо рассчитывать, что ты заработаешь деньги на продаже пластинок. В любом случае это скорее инвестиция, которая не окупится, но деньги можно заработать в другом месте, а альбом – это искусство. Поэтому пластинку «Тропы» мы решили выложить в интернет.

- Поклонники могут пообщаться с тобой помимо концерта?

- Я очень благодарна своим поклонникам за то, что они тщательно соблюдают мое личное пространство и общаются со мной посредством моих песен - приходят на концерты. Какого-то общения - вечеров, встреч - пока не было, и я думаю, что это правильно. Потому что артист должен быть недосягаем, должна сохраняться дистанция.

- «Пелагея» переводится как «морская». Когда в последний раз была на море?

- В августе. Даже на океане: раз в год законные десять дней отпуска. Иногда получается вырвать еще три дня, устроить такие краткосрочные путешествия: если есть возможность, стараюсь куда-то из Москвы свалить.

- Французский президент назвал тебя «русской Эдит Пиаф», чей псевдоним переводится как «воробей». Себя с какой птицей бы сравнила?

- Что-то не очень большое, какой-нибудь снегирек. Эдакий сибирский воробей.

Юлия ПЛЕХАНОВА.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter