Копии своих работ башкирский живописец обнаружил в московской подземке

Копии своих работ башкирский живописец обнаружил в московской подземке

29 ноября 2011, 22:09
Культура
На прошлой неделе открылась выставка «Холст, масло» известного художника Расиха Ахметвалиева. Галерея «Мирас» приняла у себя порядка 25 самых «свежих» работ, написанных за последние годы. А в музее имени Нестерова выставлены картины художника из частных уфимских коллекций. Такую выставочную активность сам живописец объясняет тем, что за время своей работы во Франции его связь со здешним любителем изобразительного искусства могла несколько ослабнуть.

Бедный всадник

 

Выпускник худграфа педуниверситета, однокурсник Шевчука очень любим уфимской публикой. Художник рассказал, что раз в пару лет обязательно организовывает выставки в «Мирасе». А идея выставить в нестеровском музее работы из частных коллекций позволила проследить развитие мастерства, своеобразную эволюцию творца.

Расих представил публике дебютные картины, большинство из которых уфимский зритель еще не видел. В последнее время художник глубоко проник в тему отношений творца и музы, в образе которой всегда - женщина.

- Я на самом деле вдохновляюсь, глядя на какую-нибудь прекрасную даму, - признался художник. – Но тема всадников для меня все так же актуальна.

Образ мужчины верхом стал визитной карточкой живописца: вариаций на эту тему в работах Расих великое множество.

- В 90-х я задумался, что же может выражать мое мужское начало, и пришел к выводу, что много поколений назад мои предки полжизни проводили в кочевьях, сидя в седле.

Впоследствии художник понял, что всадниками могут быть мужчины всего мира, а не только представители тюркских народов.

- Меня поразила история одной француженки, которая, ожидая возращения мужа с войны, ткала гобелен больше десяти лет, - рассказывает Расих. – Именно тогда я понял, что моим всадником может быть и француз, и англичанин, и даже человек вне времени и нации.

Художник уверен, что современная живопись хороша тем, что «может использовать сразу весь культурный и исторический опыт мира». Главной целью творчества Расих называет возможность зрителю самому додумывать и интерпретировать любую его работу.

- Например, про «Всадника ренессанса» некоторые говорят, что на лошади сидит женщина в платье, - рассказывает он. – А ведь когда я рисовал, тоже уловил женские черты, но не предал этому значения. Другие утверждают, что всадник - это Иисус, который «уводит в свет». Такая мыслительная работа зрителя для меня - самый лучший показатель.

В нестеровском музее работы Расиха Хасиповича заняла все три зала. Помимо коллекционных, здесь есть картины из фонда музея и самого художника.

- На суд посетителей выставлены 54 работы, - рассказывает Расих. – Удалось собрать далеко не все картины. Большинство из них широкий зритель никогда не видел. Некоторые говорят, что не все работы мои - настолько они разнятся по стилю с нынешними.

 

Пиратская копия

 

Свой период работы за границей Ахметвалиев связывает с тем, что «затянула сфера французского арт-рынка, когда каждый день посещаешь разнообразные выставки, симпозиумы, выставляешься сам».

- Раньше ведь никто не знали, что такое заграница, - вспоминает Расих Хасипович. – К тому же мне было интересно, как примет меня тамошня искушенная публика, а встретили очень хорошо.

Художник до сих пор с улыбкой вспоминает странное ощущение, когда без малейшего знания иностранного языка представлял на выставке свои картины.

- В такой ситуации может спасти только энергетика самих работ, - отмечает он.

Художник признается, что не все работы даются с первого раза: приходится долго доводить до совершенства, а из-за этого «снижается профессиональная плодовитость». К примеру, под картиной «Письмо готическое» слоями друг на друге еще около пяти работ.

- Я не могу просто написать и забыть, - объясняет живописец. – Этап совершенствования  мне нужен всегда, зато на шестой раз я был в полной мере доволен результатом.

Искусствоведы называют творчество Ахметвалиева уникальным, отмечая, что художник может позволить себе «работать в удовольствие, выражать только свое видение и мироощущение, при этом с успехом продавая картины». Кроме того, живописец никогда не работает на заказ.

- Подобные попытки даются мне с большими мучениями, - признается Ахметвалиев. – Не получается у меня воплощать чужие мысли – наверное, это просто не мое.

Художник говорит, что ему всегда было интересно, как коллекционеры оформляют его работы, вписывая в интерьер.

– Ведь я сам не обрамляю свои работы, мне кажется это лишним. Считаю, что рама очень много на себя берет, отвлекая от изображенного на холсте.

Когда в центре Москвы Расих увидел копии своих картин в торговых бутиках подземного перехода, то начал в шутку называть себя «народным художником».

- Сначала меня это возмутило - у меня ведь не бывает повторов работ, - рассказывает живописец. – К тому же мои сюжеты были подписаны каким-то Собакиным. Но знакомые мне сказали, что это даже хорошо – ведь спрос рождает предложения.

Юлия ЛЕЖЕНЬ.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter