Механик Гаврилов воссоединился с Люсей Гурченко

Механик Гаврилов воссоединился с Люсей Гурченко

30 ноября 2005, 01:28
Культура
На минувшей неделе столицу Башкирии впервые посетила Людмила Гурченко — самая актуальная юбилярша (не считая, конечно, Плисецкой) не только этой осени, но и уходящего года. Причем приехала исполнительницей главной роли в спектакле "Случайное счастье милиционера Пешкина", где кроме нее занят не менее любимый зрителем Сергей Шакуров. В общем, "механик Гаврилов" и его "любимая женщина" в "Пешкине" воссоединились.В спектакле также заняты Дмитрий Марьянов и Евгения Добровольская. Правда, экс-супруга Михаила Ефремова в Уфу не приехала и ее заменила малоизвестная актриса.
Если учесть, что в последние годы актерствует Людмила Марковна не так много, как в былые времена, спектакль должен был бы стать настоящим подарком для уфимской публики. Однако видеть действительно талантливых актеров, задействованных в сомнительном драматургическом материале, оказалось сомнительным удовольствием.Режиссер Андрей Житинкин поставил пьесу Игоря Лысова для творческого объединения "Дуэт" (читай, для антрепризы Гурченко, созданной для нее мужем-продюсером Сергеем Сениным). Причем подобный сюжет мог родиться только благодаря воспаленной драматургической фантазии. Судите сами: милицейский прапорщик Пешкин (Шакуров), возвратившись вечером домой, сообщает домочадцам — жене (Гурченко) и дочери-студентке — что собирается ставить "Ревизора". Оказалось, желание такое возникло не на пустом месте: он только что побывал в театре, где охранял министра, которому захотелось поприсутствовать на премьере бессмертной комедии. Домочадцы в шоке: глава семьи приперся с пьесой Гоголя подмышкой и не желает откладывать первую репетицию. Читка текста проходит за кухонным столом. На роль городничего определяет самого себя, исполнять Анну Андреевну и Марью Антоновну заставляет, соответственно, супругу и дочку. Близкие противятся солдафонскому произволу, но под водочку репетиция проходит куда живее. Однако все понимают: без главного персонажа — Хлестакова — не справиться. Выход Пешкин находит самый простой: притаскивает домой сомнительного парня, посаженного в КПЗ за подделку паспорта. Вторая репетиция также не обходится без горячительного. Причем, напившись, "Хлестаков" начинает импровизировать: отец его, мол, не кто-нибудь, а министр внутренних дел! В итоге он оказывается настоящим "ревизором" — министерским сыночком. Тут уже и до хэппи-энда недалеко: молодой человек влюбляется в дочку прапорщика и бухается в ноги к Пешкину, прося благословения. И вроде как счастливыми становятся не "молодые", а сам прапор, не сдерживающий слез радости от столь удачного родства.В первой части спектакля герои бойко опрокидывают стакан за стаканом, а во второй — естественно, с похмелья, выясняют, чего же творили накануне…Если в комедийной роли Шакуров очень интересен и необычен — актер "снабжает" своего героя потешной мимикой, тембром и пластикой, то роль пешкинской супруги не достойна ни имени, ни таланта Гурченко. Актриса бойко перемещается среди замызганных пластиковых ширм-декораций, то и дело прилизывает шиньон-нахлобучку, причмокивает ярко-алыми губами и произносит незначительные реплики комично-срывающимся голосом. Об игре Людмилы Марковны и написать-то не представляется возможным, поскольку исполнять в "Пешкине" ей совершенно нечего. Правда, сама Гурченко от пьесы в восторге:— Пьеса замечательная. Ее читаешь с большим удовольствием. Хохочешь и думаешь: "Как же это талантливо, как же автору это могло прийти в голову, и как это здорово написано". Можно, конечно, углубиться и еще раз перечитывать Шиллера, но чего-то легкого... Мне кажется, такая вещь нужна сегодня зрителю. И такой классный тандем у нас образовался, от которого мы на сегодняшний день просто балдеем.Да что лукавить — народ, забивший ГДК под завязку, пришел подивиться на нестареющую 70-летнюю киношную диву, в деталях рассмотреть подтяжки-утяжки, приобретенный азиатский разрез глаз и особенности ее точеной фигурки. Ну, заодно и посмеяться над развитием бредовой ситуациями в ментовском семействе. Незамысловатый текст настолько примитивен, что возникает уверенность: актеры вовсю импровизируют, то и дело вставляя "левые" фразочки. Зритель в восторге — гогочет, глядя на бухого Пешкина, горланящего "Батяню-комбата". Скалящиеся дамы пихают в бок супругов: "Ну, прям как ты, когда на праздники напиваешься!". Как там у Гоголя — "Над кем смеетесь"?Житинкин же обнаруживает в пьесе чуть ли не философский подтекст:— Найти актуальный драматургический материал сейчас невероятно сложно, а пьеса Лысова заинтересовала меня своей глубиной, — рассуждает режиссер. — Это комедийная притча о людях, тоскующих о лучшей жизни. Они пытаются вырваться из серых будней, и когда решаются заняться искусством, с ними начинают происходить чудеса.Чудеса эти самые не отличаются ни логикой, ни остроумием. Местами спектакль скучен до зевоты. Костюмы — стандартная милицейская форма, аляповатые фартуки-халаты-ночнушки — оказывается, придумала именитая модельерша Алла Коженкова.— Пьеса суперсовременная, я бы даже сказал, с таким переворотом с ног на голову, — хвалит "Пешкина" и Сергей Шакуров. — Я прежде ничего подобного не играл, хотя довольно давно мечтал о комедийной роли. Мне очень нравится этот придурошный герой. Просто хотелось немножечко чего-то комедийного, а все не получалось. И с социальными героями вышел перебор, как за столом — все время одну картошку жрать, ведь тяжело же. Хочется иногда и чего-то эдакого. И я очень рад, что у меня все получилось с Люсей Гурченко.Вместо финала — пятиминутное гламур-шоу (с неожиданно залихватскими танцами и золотым дождем из блесток), не имеющее никакого отношения к сюжету. Актерский квартет появляется на сцене в парадно-белом: подтянуто-моложавый Шакуров и здоровячок Марьянов ходят "колесом", а Гурченко выделывает привычные танцевальные па (под собственную музыку!) и сучит ножками. Судя по сумасшедшей непрекращающейся овации, именно такой Гурченко — жеманной и нарядно одетой — публике весь спектакль и не хватало. Впрочем, сия эффектная фишка антрепризами взята на вооружение давненько. Подобным финальным перевоплощением уфимскую публику до экстаза доводили Алентова в спектакле "Пизанская башня", Чурикова в "Старой деве", чьи героини из зачуханных домохозяек под занавес превращались в блистательных див.Ашир МУРАДОВ.
Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter