Михалков снял кино о войне для грядущих поколений

Михалков снял кино о войне для грядущих поколений

Михалков снял кино о войне для грядущих поколений

28 апреля 2010, 00:17
Культура
В российский прокат вышла новая киногромада Никиты Михалкова. Чтобы оценить вторую часть трилогии «Утомленные солнцем», нужно какое-то время, мыслительная работа. «Предстояние» - фильм действительно масштабный, большой, сильный, отлично сделанный, хорошо продуманный, с множеством значимых деталей и символов. И он – о Великой Отечественной войне. Трехчасовую военную сагу зритель смотрит как прикованный, выходя с сеанса ошарашенными масштабом этого кинополотна. А критики поливают фильм грязью.

Звездные эпизоды

 

Конечно, Михалков – личность неоднозначная, он многих раздражает своими успехами, но разве можно подвергать сомнению его талант как режиссера и актера? «Утомленные солнцем-2» еще раз доказали, что нельзя.

Главные герои, перекочевавшие из «Утомленных солнцем», - сам бывший комдив Котов в исполнении Никиты Михалкова, его дочь Надя (Надежда Михалкова), Олег Меньшиков в роли важного офицера НКВД. Они часто уходят на второй план, находятся в тени эпизодических актеров, но играют замечательно. Запомнились сцены, где персонаж Меньшикова общается с прифронтовым офицером НКВД в исполнении Сергея Маковецкого. Это не просто важные фрагменты фильма, это поединок двух актеров. Конечно, особой похвалы, как и обычно, заслуживает Сергей Гармаш, сыгравший покалеченного воина и священника. Сам Михалков в недавнем интервью сказал, что есть актеры, которые гораздо лучше него сыграли бы Котова. Лично я вижу в роли бывшего комдива только господина Михалкова и больше никого.

Идиотично выглядит, когда начинают ругать Никиту Сергеевича за большое количество ярчайших актеров, привлеченных к съемкам в фильме. Известных лиц в фильме множество, причем многие появляются буквально на минуту другую, чтобы тут же быть убитым. Но малозначимых ролей в этом фильме нет. Актер появляется в одной сцене и запоминается, западает в душу. Заключенный в исполнении Валентина Гафта успевает лишь вспомнить статью Уголовного кодекса – и все, кончилась роль, лагерь разбомбили. И таких примеров множество. Парадные кукольные маршалы Буденный (Алексей Булдаков) и Ворошилов (Александр Мохов), банковский работник (Алексей Петренко), чиновник и партиец (Александр Адабашьян), знатная дама (Мария Шукшина), офицер охраны лагеря (Александр Пашутин) и другие промелькнули и пропали, но запомнились.

Старшей дочери Михалкова Анне досталась роль сильной русской женщины. Валерий Золотухин, сыгравший мудрого капитана корабля, Андрей Панин, исполнивший роль пионервожатого, обделавшегося при виде офицера НКВД, словно родились для таких ролей. Как, впрочем, и Александр Голубев, проживший роль молодого командира кремлевских курсантов. Максим Суханов показывает Сталина просто великолепно. Один из сильнейших образов картины, командир штрафников, был блестяще раскрыт Евгением Мироновым. Дмитрий Дюжев, Артур Смолянинов, Андрей Мерзликин – вообще огромные по меркам картины роли получили. Их герои вместе с бывшим комдивом Котовым попадают в штрафбат и выживают в «Предстоянии». Что же с ними будет в «Цитадели»?  

Новых и малознакомых лиц тоже много. Курсанты, штрафники, смертельно раненый 19-летний танкист с обожженным лицом. Целая когорта персонажей. И их будет еще больше, так как впереди третья часть фильма.

У Михалкова собраны яркие и сильные сцены. Взорванный при отступлении мост, потопление корабля, идущего под красным крестом, расстрел цыган и сожжение жителей деревни в амбаре, совместный оборонительный бой кремлевских курсантов и штрафников, история о неразорвавшейся авиабомбе и сцена с последним желанием смертельно раненого танкиста в разрушенном зимнем городе. Каждый из этих фрагментов силен и пронизан болью. Где-то история может начинаться даже с юмором, но заканчиваются все военные сцены жестоко. Некоторой разрядкой кажется эпизод со пионеркой-стукачкой, отказавшейся от отца. Возникают демонические Сталин и Берия. Контрастом к войне идут кадры воспоминания о спокойной мирной жизни, как отец и дочь плывут на лодке и кроме них самих им ничего не нужно на этом свете.

 

Кровавая жатва

 

Очень глупо выглядит, когда люди, калякающие рецензии, самоуверенно рекомендуют сократить фильм, сожалеют о том, что будет еще «Цитадель», называют «Предстояние» слишком жестоким.

По поводу продолжительности картины. Хорошего кино много не бывает. Недаром так популярны режиссерские версии со сценами, которые были вырезаны из прокатного варианта. Люди хотят увидеть больше. И если я узнаю, что автор сократит «Цитадель» в угоду критикам или прокатчикам, то обязательно потом буду искать полную версию.

Михалков снимал большое кино о большой войне. Он очень многое хотел показать, очень многое донести. Именно поэтому фильм разбит на отдельные сцены, связанные лишь участием в них главных персонажей. Именно о таких острых сценах рассказывают свидетели той войны, когда разоткровенничаются. Мой дед, из-за молодости успевший повоевать только с японцами, про войну вспоминать не любил, но несколько историй из него я и бабушка вытянули. Они, конечно, не такими яркими были, как в художественном кино, но вспоминалось всегда необычное, жестокое или из ряда вон выходящее. Сбитые зенитчиками самолеты, первое задание разведчика по восстановлению связи, смерть товарища от случайного осколка, когда боец сидел и, умирая, смотрел, как в его ладошку набираются капли крови.

Это фильм о жесточайшей войне, и эта битва просто не могла быть гуманистической! Фашисты планомерно уничтожали евреев и цыган, планировали очень серьезно сократить количество неполноценных и диких, на их взгляд, славянских народов. В этой войне погибли десятки миллионов военных и мирных людей, причем самой жестокой смертью. И все это нужно прикрывать, выводить за кадр и ретушировать? Нет, у Михалкова другая цель: он хотел показать войну так, чтобы мы радовались мирной жизни, а свои каждодневные проблемы посчитали ничтожными. Очень простая и понятная цель.

Михалков не стесняется крови, ранений и ожогов. И эти сцены могут вызвать отвращение, кого-то напугать или даже шокировать. Но при этом полного натурализма нет. Можно было показать куда жестче, чтобы у зрителя нутро выворачивало. Но у Михалкова нет цели показать жестокость ради жестокости. Это лишь инструмент, чтобы продемонстрировать весь тот ужас, который несет война. Сражения пахнут кровью, пеплом и трупами. Война даже подготовленного человека легко перемалывает своими жерновами. А уж если начинать на войне глупостями заниматься, шутить – то тут тем более будешь очень грубо наказан. Таких по глупости погибших у Михалкова немало. Немецкий летчик, решивший во время учебного полета испражниться на мирный корабль. Курсант, побежавший из окопов навстречу нашим танкам, которые оказались немецкими. Цыгане, попытавшиеся песнями уговорить немецкого солдата не забирать у них лошадь. Немец, решивший изнасиловать пионерку.

Глупость одного может убить многих. Человек, выстреливший сигнальной ракетой по вражескому самолету, начал конфликт, из-за которого погибло множество мирных людей и раненых солдат. Конфликт на мосту между сапером и другим военным привел к тому, что переправа была взорвана вместе с людьми.

Понятно, что всеми этими сценами Михалков призывает каждого зрителя к осторожности и мудрости, к ответственности за свои поступки.

 

Битва с финансовым размахом

 

В «Утомленных солнцем-2» сложно даже выделить какой-то один фрагмент. Все они по-своему значимы, до краев наполнены важным, нужным и символичным.

Некоторые недалекие критики Михалкова, к примеру, были вынуждены признать, что сцена с быстрой гибелью 240 кремлевских курсантов все-таки очень сильна.

Этот фильм, как и многие в последнее время, большое значение уделяет религии. Причем на этот раз мы видим не только православие, но и мусульманство. В «Предстоянии» много того, что люди признают чудом,  но все это, с другой стороны, могло быть и стечением обстоятельств. Неопытному пилоту в тумане действительно сложно попасть по небольшой цели, и полеты на сверхнизких высотах могут окончиться крушением. Бомбы действительно конструировались с расчетом на то, чтобы сразу не взрываться, а вначале пробивать крышу и детонировать внутри зданий для более разрушительного эффекта.

Единый дух народа, когда каждый думает не только о себе, но и о других, любовь, которая все побеждает, семья, которая и есть любовь, совесть, вера в Бога, надежда на спасение - вот ценности Михалкова, и он воспевает их, причем делает это с присущим ему талантом и размахом, во всю финансовую ширь. Проект вышедшей второй и ожидаемой третьей частей фильма «Утомленные солнцем» стоил огромных денег. Цифры приводятся разные: одни пишут о 50 миллионах долларов только за «Предстояние», другие рапортуют о сумме в более чем 70 миллионов в той же валюте за обе новые части.

Да, это самый дорогой российский фильм. Но, по большому счету, не важно, сколько он стоит. Масштабные картины, над которыми по нескольку лет работает множество талантливых людей – это произведения культуры, знаковые памятники человечества. Их будут смотреть, разбирать и через сто, и через тысячу лет. Вся эта шелуха неприязни определенных людей к личности и творчеству Михалкова отпадет и забудется, и останется лишь сам фильм. Будущие поколения увидят, что война – это одно из  самых худших явлений, когда-либо происходивших с человечеством. То, что она уносит жизни лучших людей, что она ужасна, недопустима, невозможна, не должна когда-либо повториться.

Михалков сам признался, что по-настоящему войну можно понять, только если она идет на твоей земле. Тут он любит цитировать слова Толстого о том, что бытие становится бытием только под угрозой небытия. Полная свобода – только в окопе.

Пришли чужие, разграбили, разрушили, сожгли, убили, установили свои порядки. Вот тогда и начинается гнев народа. Так было в Великую Отечественную. А сейчас люди про это забывают. Просто не знают, что такое настоящая война. Люди не ценят мир, не борются за него. И оттого новые войны, жертвы, теракты. Раньше войну лучше помнили – ближе было, отцы и деды рассказывали. А сейчас снято много сильных и ярких фильмов про войну, где русскими и не пахнет. Американские морпехи и десантники рубятся насмерть с японцами и немцами – и именно так молодежь начинает воспринимать войну. А ведь самая отчаянная и непримиримая бойня была именно в  противостоянии СССР и фашистской Германии. После провала в 41-м и массовой сдачи в плен бойцы Красной армии бились насмерть. А в 44-45 годах сами немцы ожесточенно сопротивлялись, испугавшись мести за зверства в России, Белоруссии и Украине.

Каждый серьезный и вдумчивый фильм про войну, коих, к большому сожалению, в последнее время не так уж и много – это память. Чтобы нынешние и будущие поколения не забывали про ту войну и про страшную цену, которую пришлось заплатить за выживание многих народов.

Евгений КОРНИЦЫН.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter