За кулисами «Цирк дю Солей»: песнь льда и акробатического пламени

За кулисами «Цирк дю Солей»: песнь льда и акробатического пламени

26 декабря 2019, 16:33КультураАндрей КоролевPhoto: Артур Салимов / Mkset.ru
25 декабря, в канун Рождества, «Медиакорсеть» заглянула на «Уфа-Арену» во время подготовки шоу знаменитого цирка

«Уфа-Арена» выглядит привычно равнодушной коробкой среди провинциальных дворов с многоэтажками, облепленных машинами и воробьями. Безоблачное небо дает карт-бланш зимнему солнцу, отчего глаза едва открываются и добираться до служебного входа арены приходится почти наощупь. Солнечное боксирование как будто бы неслучайно: на ледовой арене Уфы на несколько дней обосновался знаменитый «Cirque du Soleil» — «Цирк Солнца», чтобы представить в столице республики шоу «Crystal».

Счастье выступать по всему миру

На служебном входе журналистов и фотографов встречает пресс-секретарь шоу «Кристал» Жани Малле и руководитель пресс-службы "Цирка дю Солей" в России Юлия Турыгина. Во время экскурсии по скелету грядущего шоу нас просят не отбиваться от общей группы и не использовать фотовспышки при съемке артистов, если те разминаются или заняты на площадке. Особенно подчеркивается, что ничего нельзя трогать и передвигать: все уже на своих местах.

— Мы счастливы впервые выступить в Уфе! — говорит Жани Малле и, судя по ее улыбке, это не дежурная вежливость. — «Цирк дю Солей» существует 35 лет, в портфолио — 23 шоу, которые одновременно могут идти в разных точках мира. «Кристал» — одна из этих постановок, но в нем принимает участие лишь одна труппа, то есть в канун Нового года это шоу можно увидеть только в Уфе. Оно не похоже на что-либо, что мы создавали прежде, хотя бы потому, что история разворачивается на льду — это наш первый подобный опыт. Кроме того, это арена-шоу: выступления проходят на спортивных аренах, сплавляя акробатику и различные ледовые дисциплины. Именно по причине такого необычного синтеза многое мы придумывали с нуля.

Пока мы путешествуем по коридорам сквозь охранные кордоны, с нами делятся занимательными цифрами: в команде шоу «Кристал» около 100 человек из 25 стран, 43 из них — собственно артисты (20 фигуристов, 19 акробатов, 3 музыканта и 1 клоун), все они так или иначе выступают в этом шоу на льду. Команда приехала в Уфу во вторник, но несмотря на огромное количество оборудования (21 большегрузный трейлер), монтаж прошел, как обычно, за день. Сейчас у артистов очень напряженный график репетиций и разминок, в столице Башкирии запланировано 8 выступлений за 5 дней. В общей сложности «Цирк дю Солей» выступал в 12 российских городах, Уфа — тринадцатый.

Как правильно рисовать на льду

В зале прохладно. У ледовой коробки на матах разминаются акробаты, делая головокружительные стойки, на льду работают фигуристы, приноравливаясь к уфимскому льду. В глубине коробки установлены декорации — нечто среднее между стеной и средневековым замком — нам сообщают, что они весят около 10 тонн и выполняют сразу несколько функций: это и проекционные экраны, и рабочее пространство для музыкантов, и акробатические снаряды для артистов. На технической сетке под потолком — сложноразличимая тьма оборудования, в которую вбиты 28 массивных видеопроекторов.

— По сюжету главная героиня — девушка-подросток по имени Кристал — чувствует себя непонятой, не может найти общий язык со своей семьей и друзьями, — рассказывает Жани Малле. — Она сбегает от повседневности на замерзший пруд и случайно проваливается под лед, после чего оказывается в мире своих фантазий. Главный же месседж — поиск себя и своего голоса, что, наверное, знакомо каждому.

Старшим хореографом, поставившим номера с участием фигуристов, стал четырехкратный чемпион Канады и мира в мужском одиночном катании Курт Браунинг, хореографом-постановщиком — Бенджамин Агосто, пятикратный чемпион США в танцах на льду и серебряный призер Олимпийских игр 2006 года. Некоторые фигуристы, которые сейчас работают в шоу, в свое время представляли национальные сборные, акробаты — участвовали в международных соревнованиях. Четверо артистов — из России: двое акробатов и двое фигуристов.

Снова коридоры — и мы заходим в зал со стороны декораций, под местами для зрителей. На небольшом пятачке у льда на матах разминаются акробаты, играет музыка — экран напротив говорит, что это Бруно Марс.

— На этом экране будет выводиться картинка со сцены, чтобы каждый за кулисами понимал, что происходит на сцене. Как видите, тут несколько тепловых пушек, которые не дают мерзнуть: наши акробаты впервые выступают в таких необычных условиях, а мышцы нужно держать разогретыми и в тонусе.

Зона окружена огромным количеством аппаратуры, от которой во все стороны тянутся провода: вместе с шоу приезжает все необходимое световое и звуковое оборудование. Чуть в глубине этой матрицы гардероб, где артисты могут быстро поменять свой образ — здесь элементы костюмов, парики, головные уборы, очки. Выясняется, что за время шоу в среднем каждый из участников меняет образ около четырех раз.

— В этом шоу мы не выставляем свет на артистов вручную, а используем специальную систему пространственного трекинга, — Жани Малле подходит к одному из кейсов и достает оттуда усики парных проводов с небольшими диодными лампочками на конце. — Эти лампочки прячут на костюмы артистов на уровне плеч или в париках. Под потолком на технической сетке установлены камеры, которые видят эти диоды и передают сигнал на компьютер, чтобы фиксировать, где и в какой момент времени находится артист. Эта система позволяет выставлять свет с помощью компьютера без какой-либо заранее прописанной программы, синхронизирует видеопроекции с движениями. То есть артисты могут в режиме реального времени «рисовать» на льду с помощью света и видеопроекций, вплоть до написания слов. Эта же система позволяет синхронизировать.

Не самая привычная поверхность

Мы снова ныряем в коридоры, вдоль стен — ящики с одеждой и обувью, напротив — раздевалки, «единственное приватное пространство для артистов на этой арене». Все костюмы создаются индивидуально в мастерских цирка, поэтому они все подписаны. В целом за время одного выступления используется около 2000 элементов костюмов. Мастерская, в которой работают четыре человека, путешествует вместе с цирком — здесь есть все для поддержки костюмов и париков в рабочем состоянии. Костюмы выглядят приятно, но не крикливо, чтобы волшебные возможности истории мягко прорастали через ткань, не затмевая собственно движений.

— В шоу представлены разные виды катания на коньках — классическое фигурное катание, экстремальное катание, похожее на брейкданс, и фристайл. Лед — не самая привычная поверхность для акробатов, поэтому для устойчивости и безопасности мы придумали обувь со специальными подошвами. Мы провели целое научное исследование, чтобы создать эту прорезиненную обувь с подошвами из шипов и «кошек». Это позволяет акробатам быть устойчивыми на льду, делать сальто, выполнять различные трюки, и при этом такая обувь не ломает лед, что очень важно для фигуристов.

Море кейсов и кофров, устаканенное в коридорах, периодически меняет цвет (для морей это нормально) и подписи: в турне цирк делится на многочисленные отделы, у каждого из которых своя маркировка. Таким образом в видимом беспорядке сохраняется сложная иерархия, а каждый из участников знает, где должна лежать та или иная вещь во время (де)монтажа.

Периодически мы встречаем работников сцены в рождественских колпачках или оленьих рожках: день премьеры в Уфе совпал с католическим Рождеством. Они улыбаются и приветствуют нас на разных языках.

— Наши родные, близкие и друзья живут по всему миру, мы гастролируем без них. Наша команда стала второй семьей, ведь мы проводим так много времени вместе. И да, после выступления сегодня у нас будет небольшая рождественская вечеринка, будем печь печенье — очень особенная, ведь мы впервые в Уфе в Рождество, — улыбается Жани, приветствуя «эльфа», идущего по своим делам.

Места за кулисами на арене мало, поэтому зона музыкантов находится непосредственно под зрительским сектором. Она щедро украшена новогодними гирляндами. Музыканты играют вживую, все они мультиинструменталисты.

Орбита мечты

Мы возвращаемся в зал, нам предлагают пообщаться с некоторыми из участников шоу. С ледовой коробки к нам идет Николь Госвияни. Для фигуристки из Санкт-Петербурга — это первое шоу в «Цирке дю Солей».

— Раньше я профессионально занималась фигурным катанием, сейчас я уже закончила спортивную карьеру. Сюда попала, как и все, наверное, — через кастинг: увидела, что идет набор акробатической пары в шоу, мы с мужем сразу позвонили, прислали видео, прошли кастинг и нас взяли.

По словам Николь, с одной стороны, в спорте сложнее психологически: есть только 4 минуты, чтобы показать все, что наработал за год. Здесь же — по 2-3 шоу в день, каждое больше двух часов, плюс ежедневные тренировки, так что тяжело и психологически, и физически.

— Мы всегда можем дополнить свои номера или конкретные трюки, но в пределах разумного, если это хорошо стыкуется с остальным шоу. Авторы всегда открыты для подобных идей. Бывают, конечно, такие трюки — кажется, господи, какие они сложные. Бывает, что мы настолько доходим до автоматизма, что что-то сложное исполняется легко, так что это кажется проще простого. Я каждый раз смотрю на акробатов и мне всегда кажется, что это более чем непросто. Разумеется, для меня на льду что-то оказывается проще, поскольку я фигуристка и для меня ледовые трюки сложны, но выполнимы.

По словам Николь, цирк отличается от шоу фигуристов, здесь другой подход — и этим он отличается в лучшую сторону.

— Здесь очень комфортно — о нас заботятся. Вообще в семье «Цирка дю Солей» я чувствую себя очень хорошо. Акробаты — добрые, хорошие люди, семейные, скажем так. Все понимают, что для шоу нужно много сил, мы много работаем и сильно устаем, поэтому важно друг друга поддерживать. У нас теплая, дружеская атмосфера.

— С раннего детства была мечта посмотреть выступление цирка дю солей, — добавляет Николь. — Я видела по телевизору старые постановки — «Аллегрию», наверное. Смотрела на экране — и как же я хотела увидеть это вживую. Это было что-то невероятное, что-то странное и необычное, это меня завораживало. Так у меня и не получилось — они в Питер приезжали, но я не помню, что это было, шоу было маленькое и не запомнилось, а хотелось чего-то большего. Так я сюда и попала с этой мечтой.

Жонглер Хорхе Петит из Чили, выпускник цирковой школы в Квебеке — тоже дебютант в «Цирке».

— Мне было 15-16 лет, когда я увидел, как друзья в школе жонглируют тремя мячиками. Я захотел повторить эти трюки. У меня была цель — три мяча. Так что начал изучать трюки по интернету. В Чили большое жонглерское комьюнити, в Сантьяго, где я жил, каждое воскресенье ребята собирались и тренировались в парках. Потихоньку я стал тренироваться вместе с ними, ездить на соревнования. Сейчас я делаю трюки уже с семью мячами. «Дю солей», конечно, один из пунктов моего профессионального чек-листа. Это не главная цель в жизни, но одна из самых крупных.

Для шоу Хорхе пришлось научиться кататься на коньках — это потребовало ежедневных тренировок по 6-8 часов в течение 3-4 месяцев.

— Это было тяжело, — смеется Хорхе. — Но я все еще не профессиональный фигурист, просто мне нужно чувствовать себя комфортно на льду. Я отлично чувствую себя рядом с профессиональными фигуристами: я окружен очень талантливыми людьми, многому у них учусь и рад этому опыту. Кроме того, главное для меня в этом шоу — показать, как я умею филигранно жонглировать.

Как создать историю

По словам Юлии Турыгиной, у каждого шоу есть своя команда авторов — режиссер, художник по костюмам, композитор, сценограф, создатель акробатического реквизита, в среднем — это 10-20 человек, которые разрабатывают шоу от начала до конца. Они придумывают концепцию и идею, акробатический скелет, собирают номера, создают сценографию, реквизит, костюмы. Затем проходит кастинг. В среднем на этот процесс уходит 1,5-2 лет.

— Когда шоу начинает гастролировать, авторы не путешествуют вместе с ним. В туре есть наместник режиссера — арт-директор, который следит, чтобы шоу оставалось интересным, следит за мотивацией артистов, ведь выступать 7-9 раз в неделю — непросто. Как вариант, можно добавлять какие-то новые элементы в те или иные трюки, если это смотрится органично; есть истории про воркшопы на аренах, по возможности для артистов устраивают культурную программу.

— Обстановка, как и на любой другой работе: бывает, работаешь 20 лет и счастлив, есть люди, которым это надоедает через несколько лет, потому что тяжело все время гастролировать — порой ты просыпаешься и не понимаешь, в каком городе на этот раз оказался.

При этом сложно говорить наверняка о сроке жизни каждого шоу «Цирка»:

— Все очень индивидуально и зависит от шоу и его задач. Есть легенды — «Alegria» или «Corteo», которые закрывались и снова открывалось, есть «Saltimbanco», которое путешествовало по миру лет 20. «Mystere», созданное в 1993 году, — самое старое шоу Цирка, которое до сих пор дают 300 раз в год.

Пресс-тур практически закончен: время снова становится между своими любимыми словами «ваше» и «истекло». В ледовой коробке репетируют номер на воздушных ремнях — один из характерных моментов шоу, когда можно увидеть, как акробатика сплавляется с фигурным катанием. «Основатели — уличные артисты, человек 20 — глотали огонь, ходили на ходулях и по канату — решили изобрести цирк заново. Тогда они не думали, во что превратится „Цирк дю Солей“. Но он превратился в сплав жанров, музыки, спорта, театра, уличных искусств. Цирк в названии — лишь элемент этого сплава...» — дает последние комментарии Юлия Турыгина.

Все это остается внутри уфимской арены на несколько дней, чтобы разгулялось и расхороводилось до значений, способных победить гравитацию и оставить несколько блестящих слов на льду, который назавтра будет смыт.

На улице солнечный свет привычно режет глаза, то ли вышибая из глаз слезы, то ли заставляя улыбаться.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter