Победитель «Танцев» Ильшат Шабаев: «Девушку я нашел, теперь нужно пережить гастроли»

Победитель «Танцев» Ильшат Шабаев: «Девушку я нашел, теперь нужно пережить гастроли»

25 октября 2015, 22:29
Культура
Проект «Танцы» на телеканале ТНТ входит в число самых рейтинговых на отечественном телевидении. С первых эфиров масштабное танцевальное шоу держало всех в напряжении: зрители понимали, что решается судьба не только трех миллионов рублей, но и талантливых ребят. В борьбу за звание лучшего танцовщика страны включились несколько тысяч артистов со всех уголков России. Победителем первого сезона стал 37-летний Ильшат Шабаев. Он покорил публику не только отточенной техникой и идеальным телом, но и умением передать в танце яркую палитру эмоций. Недавно участники проекта посетили в рамках гастрольного тура Уфу.

«На конкурсе прошлые заслуги – не показатель»

В «Танцы» Ильшат пришел с богатым хореографическим опытом. К тому времени на его счету было много успешных проектов: стажировка в ансамбле Игоря Моисеева, участие в мюзиклах, съемки в кино, постановка танцев для Алсу и Сергей Лазарев, съемки в клипе с Ксенией Собчак, победа в шоу «Звезда танцпола». Однако Ильшат оказался сдержан и немногословен, предпочитая не распространяться о своих заслугах. «Я просто хореограф», - скромно говорит он о своей работе.

– Ильшат, «высшая лига» мира танцев – это замкнутая система, где все лидеры друг друга знают. На съемках «Танцев» открыл для себя новые имена?

– На кастинге, съемках я увидел большое количество талантливых ребят, которых не встречал ранее. Знакомых лиц было единицы, и проект позволил мне открыть для себя с новой стороны даже тех, с кем был знаком раньше. Меня, кстати, тоже знали далеко не все. Хотя я работал хореографом у Алсу, Иракли, Сергея Лазарева. Кстати, очень многие мои коллеги, талантливые танцовщики, не смогли попасть на кастинг «Танцев», потому что на тот момент были заняты – связаны контрактами, работали в команде, преподавали в школах.

– На сцене перед зрителями танцоры выплескивают самые разные эмоции - от нежности до агрессии. А какие участники проекта за кулисами? 

– Мы все люди разные. У всех бывает разное настроение в зависимости от состояния на данный момент. Сегодня у кого-то все хорошо, много эмоций, а у кого-то расстройство желудка...

– Во время работы в дуэтах не бывало такого, что ты понимаешь, что можете станцевать еще лучше, но партнер-то выше головы не прыгнет?

– Не мы выбираем себе партнеров: с кем ставят - с тем и нужно танцевать так, как задумано наставником. Сразу включаются все сенсорные способности, ты делаешь все возможное, чтоб было удобно и тебе, и партнеру, стремишься найти взаимопонимание и на эмоциональном уровне, и на физическом.

– А импровизация на сцене допускалась?

– Местами нам оставлялся воздух для импровизации, но исключительно по договоренности с хореографом-наставником.

– Самый крутой партнер, с которым тебе посчастливилось танцевать в своей жизни?

– Я станцевал с Пеной Басенко.

– Когда понял, что, возможно, станешь победителем шоу?

– До последнего момента я не догадывался, но все, кто попал в финал, надеялись, что станут первыми. Только это и придавало силы, уверенность.

– Но ведь ты среди финалистов был одним из самых опытных, у кого уже есть имя в профессии.

– А это не показатель. Согласно правилам проекта нас судили не только коллеги-танцовщики и хореографы, а вся Россия. Люди отдают голоса тем, кто им импонирует, даже несмотря на то, что, возможно, кто-то другой по технике гораздо серьезней и сильней. Было важно не только отлично танцевать, но и то, что ты говоришь, насколько ты настоящий. Все зависело от очень тонких моментов: как смонтируют продюсеры программу, как преподнесут тебя, к чему приклеят то, что ты сказал в какой-то определенный момент. Это очень сложная кухня, и ты не знаешь, как она обернется в итоге.

«В детстве я танцевал за пирожные»

– Правда, что ты полюбил танцы не сразу, и в детстве мама, чтобы заставить пойти на тренировку, покупала вкусняшки? 

– Да, это были в основном заварные пирожные, всегда разные. Я ждал, когда закончится урок, выходил и искал глазами маму. Она уже ждала меня с гостинцами.

– Ты, наверно, гурман? Какую кухню предпочитаешь?

– Азербайджанскую и итальянскую. Могу под настроение, если есть большое желание, приготовить что-то сам.

– А когда понял, что готов заниматься танцами бескорыстно, без премирования сладостями?

– Постепенно пирожных становилось все меньше, я влюблялся в танцы. А когда у нас на хореографическом отделении появился коллектив «Чечетка», я стал совсем отчаянным танцовщиком.

– Получается, изначально ты степист?

– Нет. Сначала была классическая хореография.

– Ты принимал участие в таких нашумевших мюзиклах, как «Нотр-Дам де Пари», «Чикаго», «Кошки», где не только танцевал, но и пел?

– Да. Это особенность жанра: во всех мюзиклах артист ансамбля, так нас называют, не только танцует, но и поет, играет. Работа в спектаклях стала большой школой, чтобы пройти кастинг, я брал уроки вокала. Я пою давно, причем не только в мюзиклах.

– Любимая роль есть?

– Гопчик в мюзикле «Однажды в Одессе».

– Современные танцевальные направления пришли к нам из Европы и Америки. Стало даже модно ездить учиться в школах танца за рубеж. Насколько наши мастера сегодня отстают в технике от западных коллег?

– Наша русская классическая школа всегда была и будет на первом месте! В остальном у нас очень много талантливых ребят, но современная хореография, направление Contemporary в Европе получило большее развитие. Но и у нас в России есть серьезные современные коллективы, например, «Провинциальные танцы» в Екатеринбурге - у них очень высокий уровень. Этих ребят хорошо знают в Европе, обращаются к ним как к хореографам, приезжают учиться. Просто в Европе больше танцовщиков, которые ушли далеко в своем развитии. Там этому уделяют больше внимания.

– С удивлением узнала, что стиль фосси ты освоил буквально два года назад для мюзикла «Чикаго». Неужели есть какие-то направления в современной хореографии, которые тебе пока неподвластны?

– Новые стили рождается постоянно. Мне интересно заниматься самыми различными стилями и направлениями, но для этого нужно еще и находить время.

– За свою карьеру наверняка тоже придумал что-то новое, неповторимое в танцах, может быть, какой-то элемент? Нет мыслей создать что-то свое, новый жанр?

– Если это родится, то само собой. Конечно, когда делаешь постановки, придумываешь танцевальные связки, которые никто до этого не делал, но это совсем другое, и не означает, что ты создаешь свой стиль, ты просто занимаешься хореографией. Рождение стиля – очень тонкий момент. Люди углубляются в работу, находят свою тему, и у кого-то получается создать что-то особенное. Это происходит спонтанно. Порой человек и сам не знает, что стал основателем новой школы.

«Артисты выходит на сцену в любом состоянии»

– Наверно, главным итогом участия в проекте стало открытие своей школы-студии?

– Школа – это не показатель. Я мог открыть ее и десять лет назад. Самое главное – твое отношение к танцу, насколько ты живешь в нем и ищешь себя в самых разных направлениях, как отдаешься этому, что оно тебе дает. Одно дело работать, когда у тебя контракт, и ты выходишь на сцену независимо от того, есть у тебя настроение и силы или нет, и другое, когда у тебя все в порядке, и ты ищешь себя, тренируешься, занимаешься, сочиняешь сам. Это важнее. Это и есть наша жизнь.

– Может быть,  больше нравится быть свободным художником, а контракт и гастрольный тур в чем-то связывают?

– Нет. Конечно, любой контракт связывает человека, на то он и документ. Но если не будет контракта, и каждый будет свободен, в туре не будет порядка. Вдруг кому-то придет в голову пропустить выступление или просто уйти. Контракт обязывает нас соблюдать определенные правила, и это абсолютно нормально, как и в любой другой работе.

– Нагрузка в гастрольном туре сопоставима с привычной, или порой приходится тяжело?

– Летом у нас был сложный физически клубный тур. Стояла жара, мы выступали, в основном, в клубах с тесными общими гримерками. Сейчас с этим получше: мы даем концерты в театрах, но при этом номеров в программе стало больше, поэтому устаем мы не меньше. К тому же у нас плотный график, постоянные ночные переезды, репетиции, недосыпания, и от этого зависит многое. Но как бы то ни было, на то мы и артисты, чтобы выходить на сцену в любом состоянии. Здесь главное - правильный настрой.

– Танцоры, как и спортсмены, годами шлифуют свое тело. А время для самосовершенствования, развития внутреннего мира остается?

– Нельзя разделять внешние качества и внутренний мир. Танцовщик – это в первую очередь человек, и в танец он вкладывает свое личное отношение, самовыражение. И когда техника не только идеально отточена, но и наполнена внутренним эмоциональным содержанием, гармонией физического и духовного, особым настроем, это всегда видно.

– Тебя узнают на улицах?

– Нас всех сейчас узнают на улицах. «Танцы» – самый популярный проект в России. Думаю, так же будут узнавать и участников нового сезона.

– Поклонники еще не замучили своим вниманием?

– Нет. Все временно, и мы радуемся этому времени и тому вниманию, которое нам сейчас уделяют.

– Ходили слухи, что ты активно ищешь вторую половину, и даже обращался за помощью в журнал Андрея Малахова. Действительно надеялся найти таким образом суженную, или это был рекламный ход?

– А кто обращался к Андрею Малахову?! Впервые слышу! Я дал им интервью, но уверяю, что девушку с их помощью я не искал, просто промелькнуло в разговоре.

– Но девушку-то нашел?

– Нашел…

– Удается с таким графиком налаживать семейный быт?

– Да. Сейчас нужно пережить период тура. Для всех нас в личном плане это большая сложность. А потом будем работать над собой, над отношениями.

Смотрите «Танцы» каждую субботу в 21:30 на ТНТ

Полина ВИКТОРОВА. 

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter