Уфимский чучельник не желает делать сувениры из домашних любимцев

Уфимский чучельник не желает делать сувениры из домашних любимцев

25 октября 2010, 02:49
Культура
Александр Крыгин из столицы Башкирии занимается очень редким и противоречивым бизнесом – создает чучела из выпотрошенных животных. Мастерская таксидермиста заполнена охотничьими трофеями: шкурами медведей и волков, головами кабанов и лосей, чучелами рыб и птиц. Услуги частной конторы Крыгина пользуются популярностью у заядлых охотников: готовые чучела напоминают им о самых ярких моментах их убийственного увлечения. Потому отношение к таксидермии у людей неоднозначное: кто-то считает произведения чучельника признаком роскоши и богатства, другие – кощунством, издевательством над убиенными животными.

Шкурный интерес

 

Между тем, звериные экспонаты, выполненные мастером, украшают не только охотничьи коллекции, но и экспозицию уфимского музея леса, где и располагается его мастерская. Здесь он впервые оказался на практике, обучаясь на мастера леса. Тогда мастерской заведовал Лев Федоров, который стал учителем 20-летнего Крыгина.

- Первой моей работой стала ворона, которую я собственноручно подстрелил, - вспоминает мастер. – Правда, чучело получилось косоватое. А когда у меня стало получаться, и совсем неплохо, работа стала приносить не только доход, но и удовлетворение.

Александр Алексеевич рассказывает, что в детстве часто ходил с отцом в лес на охоту.

- Так у меня и появился интерес к животным, - отмечает мастер.

Таксидермист совсем не считает свое занятие кощунственным, более того – сравнивает свою деятельность с работой художника или скульптора, уверяя, что создает чучельные шедевры.

- С таким же успехом кощунством можно назвать поедание котлет или колбасы, - разводит руками Александр Алексеевич. – А не безнравственно ли носить шубы из натуральных мехов и кожаную обувь?

Правда, совсем другое - истреблять животное ради забавы, а после тешить самолюбие, любуясь чучелами поверженных зверей.

- Добытые на охоте трофеи можно просто съесть и ничего не оставить на память, - не соглашается чучельник. - А ведь из практически отходов можно сделать на память красивую вещь. Так что моя работа ничем не хуже любой другой. Без нее, кстати, не было бы музея леса. 

Таксидермист с 30-летним стажем утверждает, что возьмется практически за любого зверя.

- В основном заказывают животных, на которых разрешена охота: лосей, кабанов, лис, норок, уток, сов, реже – медведей и волков, - уточняет чучельник. – Но бывало, что привозили и экзотических для нашей местности животных: я делал чучела из тигра, льва и варана. Но это не жертвы охотников: животные погибли в заезжем зоопарке. Правда, если привезут слона, придется попотеть: толщина шкуры животного около 12 сантиметров. Чтобы она не подверглась усадке на чучеле, ее будет необходимо сострогать до сантиметра.

Интересно, что настоящие профессионалы таксидермии придерживаются негласных законов. Например, нельзя изготавливать чучела из домашних питомцев, как бы хозяева не уговаривали мастера.

- Вот это по-настоящему кощунственно, - заявляет мастер. – Не стоит путать отношения с любимцем и дикую природу. У дикого зверя всегда есть шанс убежать от охотника, а вот делать чучело из домашнего питомца, с которым прожили 10-15 лет, – действительно дико и неэтично. Я ни разу не брался за такое дело: это противоречит моим принципам.

 

Сделка на разделку

 

Александр Крыгин уверяет, что главное в работе таксидермиста не только терпение и трудолюбие. Оказывается, чучельником нельзя стать без чувства прекрасного.

- Это работа творческая: без фантазии и блеска в глазах тут не обойтись. Каждый уважающий себя мастер вкладывает в трофей частичку души. И, как у любого творческого человека, работа таксидермиста зависит от вдохновения. Иной раз не получается какая-нибудь деталь – все летит в угол и может пролежать там пару лет, пока снова не наткнешься и не вспомнишь то, что когда-то не клеилось.

Больше всего заказов выпадает на сезон охоты – зимой и осенью. Вот тогда в мастерской Крыгина не развернуться. Последние пару лет Александр Алексеевич ввел в практику изготовление трофейных рыб. Самое дорогое в работе с водоплавающими – это краска, которой покрывается чешуя. Набор обходится в восемь тысяч рублей. Если не сделать по технологии, рыбачий трофей со временем выцветет и превратится в вяленую рыбу.

- Сейчас я тружусь над огромным сомом, - рассказывает мастер, выпиливая голову рыбины из пенопласта. – С этой рыбкой придется повозиться, но мне нравится, когда работа заставляет думать.

Клиенты Крыгина  - люди состоятельные или помешанные на охоте, которые стараются увековечить каждый трофей. Именно от успеха охотников зависит доход частного бизнеса.

- Цены абсолютно разные, - рассказывает мастер. – Например, рыба или птица будет стоить от пяти тысяч рублей, трофейная голова кабана или лося – от сорока, а ковер из шкуры медведя или волка обойдется в 70-80 тысяч.

Каждое чучело требует кропотливой работы, на которую уходит один-два месяца. Если это птица, то 15-20 дней. Охотники приносят готовый материал – уже содранную шкуру -  и высказывают свои пожелания.

- Животных я не разделываю – много времени уходит, хотя мог бы справиться и самостоятельно. Пока шкура не обработана, храню ее в холодильнике, чтобы не испортилась, а после необходимых процедур с ней ничего не случится и при комнатной температуре. После чистки шкура отправляется на выделку, сам выделывать не берусь: это отдельное производство, да и с таким объемом работы просто нереально справиться.

Потом чучельник снимает размеры со шкуры и заказывает пенопластовый манекен. Затем высушивает шкуру, подготавливает и натягивает впритык на манекен. Самое сложное и необходимое – сделать чучело максимально натуральным, чтобы не отличить от настоящего.

- Особенно трудно сделать натуральной пасть, но это очень важно. Должно совпадать все, вплоть до цветовой гаммы. Этого мы достигаем с помощью акриловых красок и фотографий. Кто-то из клиентов требует хищный оскал, кто-то – просто открытую пасть.

 

Рога и копыта

 

За 30 лет работы мастера технология изготовления чучел полностью изменилась. Раньше использовали натуральные череп и кости, облепляли их глиной, восстанавливали мышцы, чтобы правильно сформировать конечности. А стеллаж изготавливали из пакли и гипса, что делало чучело неподъемным, а враг шкур – жук-кожеед – мог легко подобраться изнутри и испортить шкуру.

- Сейчас же шуба зверя плотно приклеивается на пенопласт, и если содержать шкуру в чистоте и обрабатывать, то никакой вредитель не подберется. Единственное, что остается теперь натурального в чучеле, – это сама шкура, когти, рога и копыта. Даже челюсти стали заменять на пенопластовые. Это объясняется тем, что со временем из зубной кости уходит влага, она трескается, а трофей теряет вид. У когтей, рогов и копыт состав немного другой, что позволяет им оставаться в сохранности вечность. Глаза животных нам привозят из Америки или Дании – светоотражающие, запатентованные, но все равно стеклянные.

В мастерскую Крыгина попадают не только добытые на охоте звери, но и пострадавшие в автокатастрофе.

- Совы, лоси и лисы – самые неосторожные животные. Лет 20 назад в Деме сбили лосенка, жалко было детеныша, но чучело сделал. Но малышей животных мы не берем, их сложно делать: кости еще не до конца сформированы, а шкура тонкая.

В своей мастерской Александр Алексеевич трудится вместе с 27-летним сыном Константином. Ученик в основном занимается коврами, а мастер и отец в одном лице – головами, птицами и полноразмерными животными.

- Сын все детство провел у меня в мастерской, так и втянулся, - улыбается Александр. – Я никогда не настаивал, предоставил ему выбор. Супруга отнеслась к нашему семейному бизнесу спокойно. Правда, кроме трофейных рогов и росомахи принести домой ничего больше не позволила.

Отец и сын принимают активное участие в чемпионатах России по таксидермии и получают различные дипломы. Главное требование любого чемпионата – анатомическая точность: все части тела животного должны быть восстановлены так, как задумано природой.

- В этом году я повез на конкурс куропатку и занял третье место в разряде профессионалов, а сын возил волка и получил первое место как начинающий мастер. К работам предъявляются очень жесткие требования: если непрофессионал не может заметить маленькие недочеты чучела, то там это видит зоркий глаз жюри. Мы с удовольствием ежегодно принимаем участие в таких мероприятиях. Это и общение с коллегами со всей страны, и обмен опытом, и новые идеи, которые я привожу из каждой поездки, и куча впечатлений. Несомненно, очень интересно, как оценят твою работу на общероссийском уровне.

 Ухаживать за чучелами довольно просто. Главное – убирать с поверхность пыль, а также поддерживать в помещении стабильную температуру и не превышать влажность. Современные же химикаты, которыми обработаны трофейные животные, будут спасать их от моли и других вредителей еще четверть века.

Анастасия ЖИЛКИНА.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter