Маленький мистер счастье: в прокат вышла новая комедия Айнура Аскарова «Семья года»

Маленький мистер счастье: в прокат вышла новая комедия Айнура Аскарова «Семья года»
Маленький мистер счастье: в прокат вышла новая комедия Айнура Аскарова «Семья года»
25 сентября, 10:48КультураАндрей КоролевФото: kulturarb.ru
«Семья года» — роуд-муви, идеологически продолжающий разговор о современной Башкирии и ее жителях.

В центре истории — многодетная семья Рахматуллиных, живущая на периферии региона. Как и во всякой большой семье, здесь царят постоянные перебранки. Глава семьи Алмаз (Алмас Амиров), который всегда предпочитает путь полегче, спорит с пиляще-любящей женой (Ирина Бусыгина) о том, почему он опять не устроился на работу. Один сын (Кирилл Сысоев) молчаливо копит деньги, чтобы уехать из домашней тесноты в Уфу, другой (Назар Мурашев) — от чистого сердца делает металлолом из всего подряд, дочь (Валерия Протасова) — незаметно мечтает о карьере модели. Еще один сын-подросток (Габриэль Адесокан) — приемный, с африканскими корнями — увлеченный видеоблогер, который с видимым удовольствием рассказывает интернету о своей башкирской семье. Особнячком держится бабушка (Фардуна Касимова), маэстро наливок и настоек, королева фляжки и кладезь народных мудростей.

Сюжет запускается, когда Рахматуллиных, увязших в кредитах, вежливо уведомляют, что их выселяют из собственного дома, если их долги не будут погашены через неделю. Алмаз случайно видит рекламу конкурса «Семья года», в котором победителю достанется 5 миллионов рублей, и решительно заявляет: едем в Уфу.

И внешне, и внутренне «Семья года» старается походить на американский инди-хит середины нулевых «Маленькая мисс счастье». В нем тоже очень разные члены одной семьи, каждый в пучине собственного кризиса, едут на конкурс на желтом микроавтобусе-развалюхе. Образы некоторых персонажей, отдельные сцены и сентенции «Семья» с аппетитом адаптирует — за исключением гомосексуального дяди с разбитым сердцем (жанр бы это выдержал, а вот киностудия «Башкортостан» — вряд ли), но гораздо важнее отличия в авторских решениях сюжета.

В американском варианте родственники хотели помочь героине выиграть в конкурсе красоты, в стандарты которого она никак не вписывалась. В путешествии каждый герой решал свои проблемы по-своему и самостоятельно приходил к выводу, что быть естественным лучше, чем загонять себя в кем-то созданные рамки. Будучи усвоенной, эта мудрость позволяла героям в едином порыве устроить на сцене полнейший тарарам и помочь героине (и зрителям) понять «самое главное».

Фото:kulturarb.ru

В «Семье года» Рахматуллины объединяются лишь под тенью трагических событий, будь то выселение из дома, болезнь родственника или даже смерть. Фактически никакого другого связующего материала здесь нет — большинство испытаний в дороге не позволяет героям вырасти, эти ситуации лишь по кругу подчеркивают одни и те же характерные черты героев. При этом выступление на конкурсе волшебным образом меняет их сразу и навсегда — на сцене Рахматуллины, как могучие рейнджеры, сами собой превращаются в профессиональную многофигурную композицию, где каждый органично чувствует свою роль. В этом, очевидно, идеологический лейтмотив фильма: все члены семьи разные, но их объединяет и преображает любовь к своим национальным корням (которая, впрочем, почти незаметна до выступления).

Акцент на этом посыле заметить несложно хотя бы по закадровой музыке, которая во время выступления Рахматулинных крепнет и буквально помогает героям звучать, завоевывая места в сердцах всех подряд. Переживание собственной неидеальности практически сведено на нет — в конечном счете это не становится ни решающим фактором в конкурсе, ни поводом для дальнейшего самоанализа героев. Любите свои корни и в нужный момент это вам поможет — советуют авторы фильма, выступая «богом из машины» и стабилизируя обстановку внутри семьи без каких-либо видимых причин. После бесконечного топтания персонажей на месте этот ход воспринимается как долгожданное, но безыскусное решение, которое делает фильм менее жизнеспособным, чем он мог бы быть. С одной стороны, к подобному располагает сказочность самой истории (в мультяшных титрах на экране неслучайно окажутся «Сказки» Пушкина), которая и вовсе завершается двойным новогодним чудом. С другой стороны, этим решением как будто бы сами авторы говорят, что только некая высшая сила способна объединить таких разных людей — и больше никто.

Фото:кадр из фильма

В целом же, «Семья года» старается быть теплым, уютным и эмоциональным фильмом — видимо, в унисон со стереотипным пониманием советского «доброго семейного» кино. В этом старании, к сожалению, авторы теряют чувство меры: нередко эмоции актеров здесь возведены в бессмысленную степень экзальтации, а трогательные моменты — переживаются нарочито театрально. Эта предельная открытость делает фильм крайне уязвимым; парадоксальным образом эта же черта может помочь фильму собрать у экранов аудиторию, которая ищет «что-то родное» и несложное среди хмурого российского артхауса и скоростных голливудских блокбастеров.

В этом контексте наиболее яркой частью фильма остается собственно идея — о том, что практический интерес к своим национальным корням, может быть, и не принесет сиюминутного заработка, но безусловно достоин одобрения, и за это в обозримом будущем воздастся — так же неожиданно, как снег выпадает зимой. Но, к сожалению, репрезентация определенных тем еще ничего не говорит о качествах самого фильма. Башкирское кино периодически об этом забывает, а, к примеру, якутское кино — отлично усвоило. Впрочем, выводы, как всегда, делать зрителю.

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter