Принц адский. Герою новой диснеевской сказки противостоят мистические силы

Принц адский. Герою новой диснеевской сказки противостоят мистические силы

26 мая 2010, 01:40
Культура
В четверг уфимцы смогут оценить новый масштабный проект компании «Дисней»: в прокат выходит приключенческий блокбастер «Принц Персии. Пески времени». В преддверии премьеры голливудский десант прибыл в столицу, чтобы представить картину и рассказать о том, как создавался блокбастер, который многие уже сейчас называют культовым. С журналистами, среди которых был и наш корреспондент, пообщались исполнители главных ролей Джейк Джилленхол и Джемма Артертон, режиссер Майк Ньюэлл, продюсер Джерри Брукхаймер, а также создатель одноименной компьютерной игры Джордан Мехнер.

Джейк Джилленхол: «Мечтаю сняться в волшебной сказке»

 

- Джейк, какие киногерои повлияли на вас, когда играли принца Дастана?

- Большое впечатление на меня оказали картины, которые я смотрел в детстве. Мне очень нравился «Индиана Джонс», еще мы с родителями с удовольствием смотрели «Робин Гуда» с Эрролом Флинном. Это люди, которые постоянно попадают в какие-то передряги, им нравятся приключения, встряски. Мне очень близки персонажи, у которых есть чувство юмора. У меня его, к несчастью, нет.

- Джейк скромничает: у него прекрасное чувство юмора, - перебивает актера Ньюэлл.

- Майк, вы сняли замечательные картины «Четыре свадьбы и одни похороны», «Донни Браско», «Улыбка Моны Лизы». Каково было работать над блокбастером?

- Джерри буквально ошарашил меня этим предложением. Я не был уверен, что у меня все получится, но он меня убедил. Джерри точно знал, как привлечь меня к проекту: он прислал альбом с картинами французских художников 19 века, которые побывали в Арабских Эмиратах. На полотнах были изображены пейзажи пустыни с верблюдами, битвы, восточные рынки. Я увидел, что на востоке очень много романтики, моментально влюбился в эту эстетику и понял, что хочу создать большую приключенческую картину с этим колоритом и персонажами.

- Пробовали когда-нибудь играть в «Принца Персии»?

- Я играл в «Принца» в детстве, когда герой имел оранжевое лицо и скроллинг слева направо, что мне особенно нравилось, - вспоминает исполнитель главной роли. - Я не играл в нее 20 лет, но когда получил сценарий, пришлось снова садиться за компьютер. Пройти уровни оказалось делом непростым, но мне было необходимо лучше понять своего персонажа, потому приходилось играть по нескольку часов в день. И теперь мне так понравилось, что с нетерпением жду выхода следующей версии.

- В отличие от Джейка, я в нее не играла: в компьютерных играх я не очень сильна, - признается Джемма Артертон. - К счастью, моя героиня отличается от персонажа игры, поэтому мне не нужно было много сидеть за компьютером. Конечно, я играла, но мне не удавалось даже взбежать по стене.

- Почему из женских персонажей в картине лишь одна героиня Джеммы Артертон? Не думали добавить побольше восточных красавиц, чтобы было с кем сравнивать?

- Это очень хорошая мысль, - оживляется Джейк. – Жаль, что не высказали ее раньше.

- Тебе что, меня было недостаточно? – театрально обижается Джемма. – Вот вам типичная реакция мужчины!

- Джейк, вы бы не хотели сыграть в историческом фильме? У вас такое одухотворенное лицо, которое подошло бы для какой-нибудь библейской истории…

- Значит, в фильме вам понравились не только мои длинные волосы? Меня заинтересовал герой после прочтения двух страниц сценария. Я понял, что мой персонаж наслаждается ситуацией, не воспринимает себя всерьез, хотя и попадает в сложные ситуации. Меня это подстегнуло. В прошлом я играл очень сложные роли, мои персонажи серьезно к себе относились, а это персонаж совсем другой, хотя подготовка к нему у меня была очень серьезная. Но когда мы сделаем адаптацию «Тетриса», появится еще что-нибудь более интересное. В этом фильме я бы хотел почаще менять форму и постоянно падать.

- Стоит ли фанатам картины ждать режиссерской версии фильма?

- Нет, ее не будет, - признается постановщик. – Мне совсем не нравятся подобные версии. Как будто вам говорят: «То, что вы увидели в кино – это не настоящий фильм». Мы же собираемся показать самую настоящую версию. Нам нечего добавлять в «полную» версию, поскольку ее нет. Единственное, мы с Джерри спорили о хронометраже. Он говорил, что фильм должен быть короче, а я настаивал, что картину резать нельзя. Мы очень много спорили, но в итоге пришли к общему мнению и сделали грамотную сжатую картину, которой я очень доволен.

- Джемма, как вы попали в фильм?

- Мы нашли ее на улице, - смеется Джилленхол. - Она была первой встречной, которую мы взяли.

- Я очень рада, что меня взяли на роль, иначе так бы и торговала на улице всякой мелочь, - веселится сама актриса. - Я только окончила актерскую школу, завершила работу над фильмом бондианы «Квант милосердия» и не верила, что получу эту роль. Думала, что  для такой эпической картины я слишком мелкая. Помню, говорила Майку, что на эту роль нужна актриса масштаба Натали Портман или кто-то вроде нее. А он отвечал, что я та самая актриса, которая нужна для этого фильма.

- Можете рассказать, как создавались визуальных эффектах фильма?

- Специалисты «Диснея» действительно создали кинжал, который перемещал нас во времени, - не устает шутить Джилленхол. - Когда вы видите, как в фильме мы нажимаем на камень в рукоятке и перемещается во времени – это все по-настоящему.

- Вообще-то мы прибыли из будущего и уже были на этой пресс-конференции и знаем, о чем вы нас будете спрашивать, - поддерживает шутку коллеги Артертон.

- Джейк, в фильме у вас замечательная физическая форма. После съемок от нее что-нибудь еще осталось?

- Мне пришлось много над этим потрудиться и теперь здорово, что люди увидят результат моей упорной работы в спортзале. Это видно в те моменты, когда на мне мало одежды. Потому я хочу, чтобы обнаженным вы меня видели только на экране. И сейчас я не буду раздеваться: с тех пор все мускулы уже пропали. Извините, если я вас разочаровал.

- Насколько тяжело сниматься в таком масштабном кино?

- Когда играешь в таком крупном проекте, и на кону сотни миллионов долларов, это влияет на жизни большого количества людей. Если ты в какой-то сцене вдруг решишь сменить траекторию движения, это может стоить тысячи долларов и повлиять на сотни людей. Так что в камерных картинах проще что-то менять, так как это не будет иметь таких глобальных последствий. А здесь ты принимаешь решение и придерживаешься его до конца. Помимо этого, на площадке «Принца Персии» я приобрел гораздо больше навыков, чем на съемках какой-либо другой ленты.

- Джемма, в фильме много сцен со змеями. Как относитесь к этим тварям?

- На площадке попадались змеи, но я их, к счастью, не видела, а в финале мы использовали компьютерную графику. На съемках змею, которая ползет по моему телу, изображал набитый зеленый носок, которым управляли кукловоды. В другой сцене бросаю змею в лицо врагу. Со стороны это выглядело очень забавно, ведь я тыкала в лицо актеру носком. 

- Джейк, какие сказочные герои вам нравились в детстве?

- Мне нравились вовсе не принцы, а герой Вэла Килмера в фильме «Уиллоу», я очень много у него позаимствовал для своего героя. Еще меня очень впечатлял мальчик Атрейо из «Бесконечной истории», ведь он мог летать на драконах. Надеюсь, что однажды тоже снимусь в таком фильме.

- Правда, что ваши предки родом из России?

– Действительно, мои прадед и прабабушка родом из вашей страны. Какими они были, могу судить только по их детям. Я чувствую некую связь с Россией на каком-то генетическом уровне. Люди, которых я здесь вижу, по духу напоминают мне моих дедушку и бабушку.

- Планируются ли продолжения «Принца Персии»?

- Я уверен, что зрителям было бы любопытно увидеть развитие этой сказочной истории, - отмечает режиссер. - Но сначала нужно посмотреть, как публика отреагирует на первый фильм.

 

Продюсер Джерри Брукхаймер:

«Если «Принц» будет успешен, экранизируем «Тетрис»

 

- Джерри, почему решили принять участие в этом кинопроекте? Какими будут ваши следующие работы?

- Нам пришлась по душе эта эпоха, и захотелось смешать историю и элементы фантастики. Мне нравятся фильмы, в которых присутствуют сильные мужские и женские характеры. Летом на экраны выйдет «Ученик чародея» с Николасом Кейджем и Моникой Беллуччи, еще мы работаем над четвертой частью «Пиратов Карибского моря» с Джонни Деппом и Пенелопой Крус.

- Джерри, как вы выбираете проект, над которым будете работать?

- Я не знаю, что движет аудиторией, чего хотят зрители, но знаю, что нравится мне. Потому делаю то, что и другие люди, которые выбирают, на какой фильм им сходить в кинотеатре. Решаю, хочу ли я сам посмотреть эту картину.

- Как выбирали актеров на главные роли в «Принце»?

- Джейк замечательный актер, очень привлекательный молодой человек и очень предан работе. А нам как раз такой и нужен был. Кроме этого, он находится в хорошей физической форме и мог ее еще улучшить. Поэтому он-то и показался нам идеальным кандидатом на роль. Специалисты по кастингу работали в Великобритании, сделали кинопробы с Джеммой и были очень впечатлены ее работой в кадре. Мы много раз смотрели ее пробы, вставляли их в разные контексты и понимали, что Джемма лучше всех подходит нам для этой роли.

- Один из героев фильма много шутит про налоги и малый бизнес. Как появилась идея ввести его в картину?

- Персонаж, которого играет Альфред Молина – это классический пример комического героя, - рассказывает продюсер. - Конечно, его не было в компьютерной игре, но нам было очень приятно ввести его в фильм. Ни в одной стране мира нет зрителей, которые бы не смеялись над шутками на тему налогов.

- Джерри, если «Принц Персии» будет успешен, может быть, вы возьметесь экранизировать российскую игру «Тетрис»?

- Я в нее не играл, но если у Майка Ньюэлла возникнут идеи по адаптации этой игры, почему бы и нет?

Ашир МУРАДОВ.

Москва-Уфа

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter