Алексей Макаров-Полищук: «Смерть мамы – мое личное дело»

Алексей Макаров-Полищук: «Смерть мамы – мое личное дело»

Алексей Макаров-Полищук: «Смерть мамы – мое личное дело»

26 января 2011, 01:59
Культура
Через неделю на большие экраны выходит авантюрная комедия «На крючке» режиссера-дебютанта Натальи Углицких. Создатели картины не скрывают, что их главной задачей было развлечь зрителя. Ради этого в картину были приглашены одни из самых востребованных на сегодняшний день актеров - Алексей Макаров, Константин Крюков, Марат Башаров, Игорь Угольников и другие. О том, чем интересен этот проект и как прошли съемки, мы расспросили Алексея Макарова. Популярность исполнителю принесла главная роль в фильме «Личный номер». Тогда об Алексее Макарове заговорили не только как о сыне неподражаемой Любови Полищук, но и как о вполне сложившемся актере. После смерти мамы Алексей взял ее фамилию.

«Верю в талантливую молодежь»

 

– Кто ваш герой в новой картине?

– Начальник службы охраны, поэтому ему не до романтики – он все время на работе. С утра до ночи. У него была задача станцевать, и он станцевал. Во-первых, не забывайте, что это – кино. Во-вторых, это – комедия, в которой приветствуются какие-то гротескные, комичные ситуации. Это – фантазия режиссера. Ну а в-третьих, почему бы начальнику охраны по ночам не разучивать ирландские танцы? Да так, что «Ривер дэнс шоу» отдыхает.

  Большая часть сцен снималась в Таиланде. Вам понравилась эта страна?

– До съемок в фильме «На крючке» я некоторое время жил на Гоа, поэтому Таиланд для меня мало чем отличался от какого-нибудь Рамболя. Поэтому мне было не привыкать. За исключением одного: в Таиланде изумительное море, оно там другое. Но не будем углубляться в географию. Таиланд – это великолепно! Ощущение полной гармонии с природой. Меня, например, поразило обилие живности под водой, которая там копошится, живет. Поразили морские ежи, которые приставали к актрисе Уколовой. Видимо, из-за ее фамилии.

  Дайвингом увлекаетесь?

– Одним из условий контракта стало прохождение первичного курса обучения дайвингу. Без этого нас бы просто не допустили к подводным съемкам. Назначили отличных инструкторов, которые возились с нами, с телятами: загоняли под воду, давали какие-то первичные навыки в Москве,  в бассейне «Олимпийского». А доучивались мы уже в Таиланде, на месте дислокации. Разница между нырянием в океанской воде и занятиями в бассейне - огромная. До этого я много нырял с маской на Черном и Красном морях. Но то, что я увидел в Таиланде, меня восхитило.  Для съемок были выбраны одни из самых красивых бухт и лагун, где буйство природы под водой ничуть не уступает буйству природы наверху.

– Свободное время было?

– Дело в том, что по графику-то я не каждый день был занят в съемках. При этом все актеры жили в Таиланде месяц, чтобы никого туда-сюда не гонять. Поэтому иногда можно было два-три свободных дня между съемками выкроить. Банально отдыхал: бассейн, пляж, море, ресторан. На два-три дня в таком режиме меня хватает.

- Припомните анекдотичные ситуации из этой поездки?

- Любая анекдотичная ситуация на площадке – это ЧП. И продюсеры обычно просят не рассказывать об этом. Расскажу об одной такой ситуации, которая мне показалась анекдотичной. Из-за дождей мы порой были очень жестко ограничены по времени, и надо было все делать очень быстро. А у группы всегда есть расписание, из расчета 12-часовой смены. Если снимают в каких-то особенных условиях, какие были в Таиланде, то смена может сократиться из-за света и обязательного часового обеда. То есть ты можешь поесть за три минуты и после этого отдыхать положенный тебе час. Иногда для пользы общего дела группа соглашается на то, чтобы перекусить на ходу, а обеденный час посветить съемкам. Продюсер позвонил на берег, попросил прислать что-нибудь для «перекуса». Вся группа ждет бутербродов. С берега приходит громадный ящик, все, пуская слюни, бегут к нему, открывают… А он доверху полон рубленых ананасов. Все, больше там ничего нет. Все начали хохотать. Вот так вот ели эти ананасы и хохотали.

– С кем из партнеров уже приходилось работать раньше?

– Партнеры великолепные. Самую первую свою картину «Ворошиловский стрелок» работал с Маратом  Башаровым. С Аней Уколовой и Светой Антоновой я знаком лет десять. А вот с Николаевым,  Руденским снимался первый раз, как и с Вилковой. В целом, коллектив собрался чудный: все оказались очень коммуникабельными и дружелюбными. Очень рад, что познакомился с Костиком Крюковым: очень положительный, рассудительный и деловой не по годам человек. Молодец! Верю в такую молодежь. Очень надеюсь, что благодаря таким паренькам, у нас будет все в порядке. В общем, коллектив у нас замечательный собрался. Знаете, Света Антонова взяла с собой на съемки ребенка с нянькой и в итоге превратилась в эдакую пчеломатку, вокруг которой вертелся весь остальной наш улей.

 

«Оказывается, я снялся в 30-ти картинах»

 

– В каких еще проектах вас в ближайшее время увидят зрители?

- Снялся в многосерийном фильме «Чистая проба» – приключенческая история, которая происходит в тайге с ее паленым золотишком. Процессом в Питере руководил продюсер Дмитрий Месхиев. Мой герой – очень нехороший человек. Милиционер-оборотень. Он – начальник местного ОВД, который потворствовал криминальному бизнесу в своем округе.

– Следите за публикациями о себе?

– Знаете, я уже вырос из того возраста, когда отслеживал каждое свое появление в журналах и газетах на последних страницах с кроссвордами. Это в том нежном периоде следишь за всем и вырезаешь эти заметки в папочку, а сейчас я уже, к сожалению, или, к счастью, вырос. Кстати, я сам недавно посмотрел и с удивлением обнаружил, что у меня, оказывается, уже больше тридцати картин!

– А в театре сейчас почему не работаете?

– Двенадцать лет я проработал в театре им. Моссовета, вдоволь вкусил репертуарного театра и понял, что это не мое.

– А в антрепризные проекты приглашают?

– Раньше антреприза позволяла зарабатывать, а сейчас, если есть работа, хотя бы в сериалах, не говоря уже о кино, то гораздо комфортнее долго и упорно сниматься в одной картине, чем колесить с антрепризой по всей стране. Рассуждаю так со своей колокольни, ведь я с детства колесил по всей стране. Сначала это было мюзик-холльное детство, потом не менее бурное театральное. И так, сколько себя помню, всю жизнь и катался: сначала с мамой, а потом со своей работой. И наколесился я, по-моему, надолго. Поэтому, конечно, я отдаю предпочтение кино. Ведь когда катаешься со спектаклем, очень сложно получать от этого удовольствие. Вот в Альпы я бы съездил с удовольствием, но без спектакля.

– Яркие воспоминания от путешествий остались?

– Да, Брюссель, скульптура «Писающий мальчик». Помните, в детстве в особо респектабельных домах на двери туалетов вешались изображения этого самого мальчика? Так вот, я стоял рядом и думал: «Мог ли я, простой омский паренек когда-нибудь представить, что увижу этот символ респектабельности своими глазами?!». Есть поверье, что, если подержаться за то место, из которого он писает, то в жизни будет сопутствовать удача. Я не стал держаться, зато когда мы всем коллективом театра им. Моссовета стали фотографироваться на его фоне, угадайте, где были мои руки?

– А из поездок по России у вас не осталось никаких интересных воспоминаний?

– Расскажу такую историю. Когда закончились съемки проекта «Ледниковый период», где я танцевал с Аней Семенович, по контракту мы должны были посетить с концертным турне 63 города! Причем в очень сжатые сроки. Могу сказать одно – какая же большая у нас страна! Мы из Омска летели девять часов. За это время можно до Америки долететь. Я восхищаюсь своей страной и ее размерами. 

 

«Дочь – главное увлечение моей жизни»

 

– Как каталось с Аней Семенович? Вам тогда завидовали, кажется, все мужчины страны.

– И правильно делали! Аня очень веселый, задорный и коммуникабельный человек, с ней было круто работать. Правда, я пару раз ее уронил. Надеюсь, что она на меня за это зла не держит. Для участие в подобных проектах нужна здоровая доля авантюризма, жажда наживы, и все в твоих руках! Если б это не было интересно, никто бы этим не занимался. Конечно, было интересно рискнуть, испытать себя: вынесешь или нет? Мне кажется, я вынес.

– С тех пор вы коньки с полки доставали?

– Конечно! Вообще, рекомендую сейчас всем молодым людям: хотите очаровать девушку – пригласите ее на каток. Поразите ее! Ведь это очень необычно! К тому же сейчас много катков в центре города, рядом с которыми есть симпатичные уютные кафешки, располагающие к романтизму. Даже на Красной площади каток есть. Так что коньки я доставал: они у меня специальные – сшитые на заказ.

– А кроме фигурного катания чем увлекаетесь?

– Дочкой Варварой. Сейчас она занимает все мое время. Теперь это главное увлечение в моей жизни. Эти глаза я не могу обмануть. Они внимательны и чего-то ждут. И я должен оправдать эти ожидания. А остальное – мишура. И, видимо, все мои будущие увлечения расписаны лет на 20-25 вперед. Сначала мы вместе будем увлекаться рисованием, потом по очереди скрипкой, английским языком, художественной гимнастикой, школой, институтом, вторым высшим образованием… Вообще, артист, в силу своей профессии, очень редко бывает дома. И когда такие моменты случаются, конечно, хочется посвятить их ребенку. Ведь Варе сейчас девять месяцев, у нее такой возраст, когда она все активно впитывает и учится общаться. Я говорю это не потому, что хочу покрасоваться своим благородством, а потому, что я по ней скучаю. И нет у меня сейчас других увлечений.

– Пару раз вы участвовали в кулинарных шоу. Дома готовите?

– Конечно. Хотите рецепт? Берешь кусок хлеба, сверху кладешь кусок сыра и колбасы и – в микроволновку. Вот, пожалуй, вся готовка. А участие в кулинарных шоу – это все наносное. От желания произвести впечатление на женский пол.  

– Почему часто отказываетесь от интервью?

– Думаю, что журналистам стало неинтересно брать у меня интервью, а мне неинтересно стало их давать. Считаю, что несколько изданий, названия которых у всех на слуху, дискредитировали журналистский цех в принципе. Отдельные представители уже давно перешли из разряда второй древнейшей профессии – в первую. Однажды мне позвонили и сказали, что в одной из таких газет вышло мое интервью, в котором я рассказываю, будто отчим меня избивал. И по всему метро висит реклама этой газеты с таким выносом на первой полосе. Посмотрел на сайте и увидел интервью, которого я никогда в жизни не давал. Где собраны куски из разных текстов и обильно сдобрены фантазией журналиста, высказанной от моего имени. И что, я должен был пойти судиться и доказывать, что отчим меня не избивал?! Глупость!

– Этот материал мог появиться из-за вашего молчания: когда пять лет назад умерла ваша мама, остальные близкие люди рассказали о своих переживаниях.

– Мне было нечего сказать! Зачем?! Не вижу смысла общения с журналистами в таком глубоко личном деле. У меня умерла мать… Я тогда хотел закрыться дома и два года не выходить – так мне было тошно. А все остальное – никого не касается. Какие комментарии? О чем вы? Есть такие персонажи в шоу-бизнесе, которые любят рассказывать о своей личной жизни пошагово. А я не из шоу-бизнеса, мне нужды в этом нет.

Ксения ЛАПТЕВА.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter