Авторы «Знамения» не оставляют землянам никакой надежды

Авторы «Знамения» не оставляют землянам никакой надежды

Авторы «Знамения» не оставляют землянам никакой надежды

24 марта 2009, 21:13
Культура
Возможно, что 99 человек из ста со мной не согласятся, но «Знамение» - фильм для человечества более важный, чем «Армагеддон» с «крепким орешком» Брюсом Уиллисом в главной роли, который-таки раскололся от атомного взрыва. Да, в том фильме о космической катастрофе с простыми американскими бурильщиками и российским космонавтом в шапке-ушанке все очень трогательно. Брюс героически скончался, спасая Землю от злобного астероида. Как и полагается, перед его глазами в последний миг промелькнула вся жизнь, с ним попрощалось его экранное дитя - дочка то ли эльфа, то ли вокалиста группы «Аэросмит» - Лив Тайлер. Тут, честное слово, можно разрыдаться, что, кстати, многие и сделали.

В «Знамении» не до слез. Все по-взрослому и с космическим масштабом. Почти так, как пел вокалист Iron Maiden Брюс Дикинсон в песне Omega: «The sun that gave us life yesterday/ Is now the sun that takes our lives away…», что, грубо говоря, обозначает: «Нам солнце жизнь вчера дало, а сегодня – назад забрало…».

Конечно, каждую сцену этого фильма критики могут разобрать по  косточкам, и разнести, обрызгав ядовитой жидкостью сарказма. Тут уж никуда не денешься – это же голливудятина. Кто-то ее хавает, кладя вместе с попкорном в попголову, а кто-то видит все эти несложные приемчики, понимая, почему их запихнули в картину, и мечтает, чтобы создатели добровольно убились об стену.

В «Знамении» сразу заметно, что между делом рекламируется два автомобиля. Тяжелый американский пикап и недорогая япошка в кузове хетчбек. На одной круто ездит с пробуксовкой главный герой Джон Кестлер в исполнении Николаса Кейжда, на другой, тоже с крутой пробуксовкой - красивая женщина с милой дочуркой. За руль второй не гнушаются засесть даже инопланетяне. Опупеть как круто. Я попался. Куплю в кредит обе.

Что еще? В этой картине смешали напрягающую нервы мистику-фантастику и фильм-катастрофу. От первой половины пованивает «Секретными материалами». От второй – предыдущими фильмами о катастрофах. Правда, на этот раз с достойной компьютерной графикой. Еще бы – бюджет-то растратили в 50 миллионов долларов, и это притом условии, что большая звезда в фильме всего одна.

Без всяких триллерных штучек, когда ничего не ясно и оттого еще страшнее, голливудский фильм не может. Заскучают первые зрители, сообщат другим кодовое слово «скучно», и - привет, кассовый провал. «Скучно» - этого зритель не прощает. Поэтому нужно его держать в напряжении. Всякая там мистика, дети под угрозой похищения – это заставляет меньше целоваться даже на последних радах.

Еще один прием против «скучно» - стандартные и простые шуточки. Часто народ в зале превращается в одну ржущую массу и веселится с превеликим удовольствием. Но уже сразу после сеанса вспомнить приколы практически невозможно. Видимо, даже автору сценария смешно не было. В следующий момент происходит катастрофа. Встречный поезд сходит с рельс и на большой скорости давит людей на станции своей массой. Очень жестокая сцена. Все жизненно и просто. Поезд тяжелый, люди мягкие…

Кто выживет в «Знамении» - вот в чем вопрос. И тут настало время рассказать о девочке. Судя по большинству «ужастикам», самое страшное, что может быть - это ангельского вида девочка в белом платье и с мячиком. Детей в таких фильмах действительно любят использовать. Сидит такой нелюдимый ребенок на последней парте. Он не такой, как все. И тут как заколбасится!

В этом фильме девочка плющится непонятно отчего. Нет, как критик, конечно, понимаешь зачем: чтобы потом Николас Кейдж пытался предотвратить катастрофы и на экране были жесткие и великолепно сделанные кадры крушений. А вот цель, с которой инопланетяне нашептывали девчушке ряд цифр, заставляли этого ребенка-медиума колбаситься, сходить с ума, карябать цифры нежными пальцами на деревянной двери, так и остается совершенно неясной. К чему эти даты земных трагедий, точное число жертв, координаты, когда листок с записями замуровывают под землю, и он 50 лет лежит внутри «Капсулы времени» рядом со школой?

По сценарию, даже расшифровав листок, и зная точное место трагедии, герой Кейджа ничего не может изменить. Девочка написала, что 81 человек погибнет – значит столько и будет. Главный герой бегает по пожарищу среди обломков горящего авиалайнера, вытаскивает из огня, кого может, но число жертв остается тем же. Он внутри времени, он - часть неизменного потока, как и девочка, как и инопланетяне. В этом фильме даже зная будущее, нельзя его изменить. Сообщила эта пророчица своей дочери – ты умрешь тогда-то. И та погибнет, даже, несмотря на то, что зрителю она нравиться. Закономерный вопрос возникает – тогда зачем знать это будущее? Чтобы просто исполнять?

Есть и ляпы, не имеющие отношения к философии свободы выбора. К примеру, Кейдж, вместо того, чтобы отсканировать листок страшной девочки и анализировать данные в компьютере, переписывает на большую доску целую кучу цифр. Можно, конечно допустить, что персонаж этого актера, хоть и астофизик, но старомоден или ему так удобнее. Но как объяснить то, что, поняв с помощью Интернета, что первые цифры – это дата и число жертв, ученый долго не может догадаться, что остальные цифры - это координаты долготы и широты. По мнению сценариста, астрофизики в США, видимо, совсем хреновые.

Но все эти загвоздки - мелочь. Текст картины воспринимается как что-то очень ценное и серьезное, заставляет думать, анализировать, по-новому смотреть вокруг. Люди выходят из кинозала, будто получив хороший подзатыльник – лица кислые, даже обиженные. Да, в фильме есть определенный хеппи-энд, но он публику скорее обижает, чем успокаивает. Это в «Армагеддоне» Земля уцелела и на главного комического персонажа картины в конце набросилась стриптизерша. Подумаешь, красивые города побило метеоритами – это фигня. В конце же весело и «ура»!

В «Знамении» выжить дают только нескольким талантливым детям. Инопланетяне, на великолепно изображенных графикой кораблях, отвозят детишек на новую пригодную для жизни планету и расселяют парочками, а, чтобы не скучали, дают им по белому кролику. Вначале с животными можно поиграть, а потом, когда размножатся – и поесть нежненького…

А что Земля? Ей конец вместе с незабранными жителями. Выброс из Солнца сжигает ее, радиация проходит на километр под поверхность. И даже если кто-то на еще большую глубину забрался, и выжил, то существовать ему недолго осталось – воздух сожжен. Планета безжизненна.

Фильм очень ценен показом мощи Вселенной. Мы тут на планете размножились, посчитали себя королями природы, живем, копошимся, решаем свои проблемы. Экономика, техника, война, наука, терроризм, школы, машины, чувства, семейные трагедии… Мы даже уверены, какой примерно из себя Бог, что он от нас хочет и как именно ему нужно поклоняться.

А в итоге что? Пшик - и нету! Опять Дикинсон вспоминается с той же «Омегой»: «Мы верим в рай, в ангелов с руками чистого белого цвета, которые удержат, подхватят нас, когда мы будем падать». А вместо ангелов просто огненно-радиационный пшик. Жили, копошились, некоторые были такие хорошие – и ничего не осталось.

Вы скажете: «Но дети-то выжили!». Да, выжили – но это открытый финал. Их цивилизация начнется почти с нуля, но вряд ли она будет совершенством. Или, может, кто-то верит, что маленькие умные ворчуны, расселенные инопланетянами парочками по чужой планете, построят рай с кроликами? Мы и взрослыми, оставшись без близких, переживем тяжелый шок, а что будет с ними? Даже если, вдруг, построят новый мир, то и там со временем проявится вся та гниль. Мы пока слишком недалеко ушли от животных, чтобы обойтись без обмана, насилия, драк, войн и прочей гадости.

Очень важный момент в фильме - то, что взрослых инопланетяне не спасли вообще. Даже персонажа Кейджа, хотя он-то точно заслужил и мог бы детишкам на далекой планете помочь. Тут многие зрители задумаются: «Почему я не заслужил спасения? Я ведь хороший! Возьмите меня тоже! Я детишкам помогу!». Ну, а потом вспомнит все плохое, что успел сделать. И дальше страшная мысль: «А вдруг инопланетяне правы? Вдруг мы все такой шлак, что нас даже спасать не надо?!»

Этот последний ход создателей фильма достоин аплодисментов. Несмотря на недочеты, картина получилась замечательная, бьющая, сильная, и отличная от привычной голливудщины. Спасибо автору сценария Райну Дугласу Пирсону и режиссеру Алексу Пройасу. Рекомендую вначале смотреть «Знамение», а потом думать.

Евгений КОРНИЦЫН.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter