В Уфе Безруков предстал православным певцом

В Уфе Безруков предстал православным певцом

24 февраля, 02:49
Культура
На минувшей неделе в Уфу привезли столичную антрепризу «Страсти по Емельяну», главные роли в которой исполнили Сергей Безруков и Андрей Ильин. Хотя с рекламных плакатов на уфимцев исподлобья смотрел сериальный персонаж актера – Саша Белый, на сцене Русской драмы зрители увидели Безрукова в роли деревенского дьячка в длинноволосом засаленном паричке. Спектакль, прошедший в столице Башкирии при полном аншлаге, отец Сергея – Виталий – поставил по рассказам Чехова «Хирургия», «Ведьма» и «Канитель», предварительно написав инсценировку. Постановке во имя отца и сына Безруковых озадачила и верующих, и безбожников.

У родственного творческого тандема получилось трехчасовое шоу по мотивам текстов классика с православными темами, церковными песнопениями и цирковыми номерами. Жанр постановки создатели так и определили – «хохмо-драма». По сюжету дьячка Емелю женят на Любочке (Клочкова), которая видеть не может убогонького церковника - уродливого, низковатого и глуповатого.

Новоиспеченная жена сбегает к барину Петру Петровичу (Ильин), который, натешившись с красавицей, отказывается на ней жениться. Обида неожиданно пробуждает в уязвленной даме ведьму, которая лишает мерзавца-барина мужской силы. В это время дьячок, у которого разболелся зуб, отправляется к доктору, но приходит почему-то к своему сопернику. Тот предлагает Емельяну употребить шампанского, отчего-то налитого в клизму, вырывает здоровый зуб и рассказывает всю правду о его ветреной избраннице. Разъяренный дьячок возвращается к себе в избу, порет солдатским ремнем жену-распутницу и между делом узнает, что она ожидает ребеночка. Только вот незадача – Любаша не может определить, кто отец будущего дитяти.   

Чтобы зритель не заскучал, тут тебе и песни, и танцы. После пляски-оргии в райском саду православный актер Безруков берет припрятанный микрофон и поет не менее православные зонги про Русь-Россию-матушку, которые вышли на отдельном диске. Очевидно, для поклонниц актера была придумана банная сцена, в которой Сергей предстает по пояс обнаженным под умильные вздохи дам.

Тут уже мало кто вспомнит, что по сюжету Емеля – заморыш, который не может похвастаться накаченным торсом актера Безрукова. Но это уже и не важно: поклонницы не зря во многом себе отказывали, чтобы наскрести на  билет. 

Человеку верующему действо вряд ли понравится: герои то пошло шутят, то беспричинно и бесконечно осеняют себя крестным знамением, чем веселят публику не меньше. А особо «интеллектуальный» зритель за одну из самых удачных шуток принимает упоминание героями имен Параши и Анания. От такого смешения низкого и высокого катарсиса, на что рассчитывали авторы, не происходит. Зато Безруковы сделали невозможное – соединили в спектакле и религию, и опиум для народа.

Ашир МУРАДОВ.

 

 

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter