Евгений Лисин: «Талантливых певцов портят уфимские педагоги»

Евгений Лисин: «Талантливых певцов портят уфимские педагоги»

22 декабря, 01:22
Культура
На БСТ продолжается интерактивное шоу «Парад планет. Покори солнце». Очередной тур необычного музыкального конкурса можно увидеть на республиканском канале каждую пятницу. Завершится проект 31 декабря, когда огласят имя победителя, и все участники исполнят гимн проекта. Интересно, что финальную песню написал один из лучших столичных композиторов и аранжировщиков Евгений Лисин. Женя родился в столице Башкирии и сформировался здесь как профессионал. В родной город он прибыл лишь на день, чтобы записать гимна новогоднего проекта БСТ.

«Музыкальные каналы только развращают»

 

В Уфе Женя трудился саунд-дизайнером на «Русском радио», одним из первых делал рекламные радио- и телеролики, а несколько лет назад перебрался в столицу. В Москве г-н Лисин работал над аранжировкой мюзиклов «Нежная королева» и «Граф Монте-Кристо» и сейчас является одним из лучших специалистов в этой области. В качестве саунд-продюсера Лисин работал со многими российскими и зарубежными исполнителями. Сейчас 34-летний аранжировщик закончил работу над ледовым спектаклем Ильи Авербуха «Огни большого города».  

- Как прошла запись гимна для конкурса «Парад планет»? – интересуемся у Евгения.

- Подустал, честно говоря. Артисты упорно не хотят заниматься, повышать уровень, совершенствовать свой вокал. Впечатлил Злат Хабибуллин - очень силен. И девочка-первокурсница Адель Юсупова. Очень гибкая, пластичная. Мне ее тембр напомнили певицу Шани Твейн. Главное, чтобы ее местные педагоги не испортили. Они совершенно не дают вокалистам «снимать» - точь-в-точь скопировать какую-то деталь, штрих другого исполнителя. Вокалист – пластилин, который должен принимать любую форму. Это умение никогда не будет лишним, а наших талантливых ребят портят некоторые преподаватели, которые сами должного образования не имеют.

- Кто же тогда учит местных певцов?

- На вокально-джазовое отделение преподавать вокал идут, к примеру, после работы по предмету «теория музыки». Это глупость, но встречается на каждом шагу. В России по сути очень низкая музыкальная культура. Наши каналы, гоняющие музыку, нужно закрыть к чертовой матери, они несут разврат, американщину. Закрыть, чтобы они наших людей не развращали. Если ты несешь музыку, искусство, то не нужно это путать с сиськами и попами. Тогда нужно сделать специальный канал и назвать, к примеру, Music Sex. Ну, чтобы все своими именами названо было.

- С чего началось ваше увлечение музыкой?

- С детства. У меня дома была четвертинка аккордеона – там максимум только две октавы, мне его дед подарил. Особого интереса я к нему не проявлял – вообще не подходил к инструменту. Как сейчас помню: мне было десять лет, я смотрел по телевизору какую-то музыкальную передачу, вроде «Песни года», на сцене выступала группа «Любэ». Они пели песню «Атас», и я сходу наиграл мелодию. Само собой вышло, до сих пор не понимаю как. И все: у меня в голове будто что-то щелкнуло! В тот день я попросил дедушку отвести меня в музыкальную школу. Меня даже без прослушивания взяли, но учился я играть на баяне, а не на аккордеоне – он больше для девочек. А потом окончил уфимское училище искусств.

- Вы амбициозный человек?

- Считаю, что творческому человеку без этого все пути закрыты. Нет амбиции – нет целей. Не должно быть и сомнений, что ты чего-то не сможешь сделать. Слово «нет» должно в сознании отсутствовать. Этому я еще в музыкальной школе научился. Экзамен через два месяца, а ничего еще не получается, но два месяца-то есть! Вот сиди и долби по восемь часов. Все просто.

- У вас совершенно разные проекты: участвуете в создании мюзиклов, записываете ремикс на песню Жени Отрадной. Принципиально стараетесь работать в разных жанрах?

- Не пытаться сделать что-то новое – это для меня мысль невозможная. А чем больше я умею, тем выше мой уровень как специалиста. Я даже уже от вдохновения не завишу. Словно компьютер в голове, где много папок. Каждая – какой-то стиль в музыке, а файлы – определенные примочки. И мне остается только выбрать, чтобы сделать оригинальную комбинацию. А это можно делать до бесконечности. Это нужно, в первую очередь, для универсальных исполнителей – тех, кто может работать с любой подачей, может спеть все. К таким я отношу Таню Буланову, Алексея Чумакова, Катю Лель и  Машу Кац –  бэк-вокалистку Аллы Пугачевой.

 

«Пробиться мне помог твердый лоб»

 

- Ощущаете себя популярным?

- Известным человеком меня назвать трудно – в лицо же меня не узнают, автографов не берут, фанатки у подъезда не караулят. Это несколько другая популярность. Скорее, возможность работать с талантливейшими людьми. Никогда не забуду, как мы работали с Пеппер Машаи. Эта диско-дива работала на бэк-вокале у Тины Тернер, Стинга, Энни Лэннокс. Но не нужно думать, что все дается легко. Нужен талант, трудолюбие, а вот насчет удачи надо подумать – в моем случае помог больше твердый лоб.

- Согласны, что карьеру сейчас можно сделать только в Москве и Питере?

- В большинстве случаев – да. И это отвратительно. В итоге в одном городе сосредоточено все: и политика, и бизнес, и головные офисы предприятий, и шоу-бизнес. В других странах не так. К примеру, Нью-Йорк - тусовочный город, безусловно. А зато Чикаго готовит всех спецов, там больше всего университетов – это делает городу лицо, делает его уникальным.

- Где в России можно получить образование аранжировщика?

- Нигде. В России не готовят аранжировщиков. Только за границей, в Америке, Англии. Поэтому все, что мы слышим, очень американское, и это заметно. Если делать по уму, то для каждого течения нужно готовить аранжировщиков. Рок, кантри, этника, попса, мировая музыка, музыка для фильмов – это уже несколько подразделений. Специалисты должны быть узкоспециализированными, как делают на западе. Я всему учился сам, еще будучи работником уфимского радио. Но такое образование необходимо организовать в нашей стране. Хотя бы в одном вузе платное отделение на первых порах.

- Кто будет преподавать?

- Мы предполагаем, что обучать студентов будут качественные специалисты. Это мои друзья из компании Vi-Sound, где я работаю уже второй год. Всего нас пятеро, и мы заняты практически во всех музыкальных проектах: «Суперстар», «Евровидение», «Юрмала». Кроме этого, думаю, мало кто знает, что все новогодние елки на первых трех каналах делаем мы – вся работа висит на пятерых специалистах. А бывает и вовсе на двух. Вот сейчас мы с Авербухом закончили работать над «Огнями большого города» - скоро страна увидит настоящие спектакли на льду.

- Время на личную жизнь остается?

- Разве что самая малость. А если говорить серьезно, то у меня прекрасная семья: жена Катя и сын Натан. Жена - художница, тоже творческий человек. Но первый год нашей жизни в столице она вообще не спала - ждала меня с работы. А домой я приходил часто в шесть утра. Сейчас уже привыкла, потому что я любую свободную минуту стараюсь побыть дома. Сыну уже шесть лет, и он определился со своим будущим – будет или инженером, или физиком-ядерщиком, или конструктором. А я совсем не расстраиваюсь, что в музыку его не тянет. Зато он, как и я, нашел себе дело по душе.

Юлия ЛЕЖЕНЬ.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter