На нуреевском фестивале молодежь выступила ярче именитых танцовщиков

На нуреевском фестивале молодежь выступила ярче именитых танцовщиков

На нуреевском фестивале молодежь выступила ярче именитых танцовщиков

22 июня 2011, 00:38
Культура
На прошлой неделе в столице Башкирии завершился 17-й фестиваль балетного искусства имени великого танцовщика. По традиции открывала культурное событие премьера башкирской труппы – балет Кара Караева «Семь красавиц» в постановке Рината Абушахманова, который представил свою редакцию либретто и оригинальную хореографию. Яркими зрелищами стали два гала-концерта. На удивление, выступление молодых танцовщиков оказалось интереснее и сильнее финального концерта, в котором участие принимали именитые артисты.

«Для фестиваля выбираем только классику»

 

- Конечно, в Уфу хочется приглашать лучших танцовщиков из Большого, Мариинки, других российских театров, артистов с мировым именем, - призналась худрук балетной труппы башкирского театра Леонора Куватова. – Потому и для фестиваля мы выбираем самые востребованные спектакли, известные во всем мире, на которые легче найти исполнителей: классические партии знают все. «Лебединому озеру» - 190 лет, а «Жизель» – 170. Это вершины балетного искусства.

По мнению худрука фестиваля, по этим спектаклям можно судить о качестве труппы: постановки - своеобразный экзамен на профессионализм.

- А если мы ставим не самый востребованный балет «Семь красавиц», то можем рассчитывать только на наших ведущих артистов, - продолжает Леонора Сафыевна.

На уфимской сцене балет Кара Караева поставлен впервые. В спектакле несколько драматургических линий: трагическая тема любви Айши и шаха Бахрама, роли которых в первый день премьеры исполнили Гузель Сулейманова и Ильдар Маняпов, тема семи красавиц и коварного Визиря – блистательная работа Андрея Брынцева. Авторы постановки попытались приблизиться к первоисточнику – поэме Низами. По словам постановщика спектакля Рината Абушахманова, уфимскую версию «Семи красавиц» решено было воплощать в стиле неоромантизма. Именно это направление вдохновило балетмейстера, который дал волю фантазии. Если по поводу прошлогодней премьеры фестиваля – балета «Марионетка» в постановке Абушахманова – столичные критики отзывались не совсем благожелательно, то нынешний спектакль не особо критиковали.

- Я видела предыдущие постановки Рината Абушахманова и верю в этого хореографа, - отметила критик газеты «Культура» Елена Федоренко. - К тому же Уфе близка тема Востока.

Спектакль действительно получился удачным – романтичным, красочным, легким и совсем не утомительным: постановка идет около двух часов. «Семь красавиц», несомненно, полюбятся зрителю и украсят репертуар театра. 

Правда, столичные критики выразили беспокойство, что сегодня все чаще можно увидеть спектакли, сокращенные почти вдвое.

- Сегодня постановщики действительно вынуждены урезать спектакли, делая их динамичнее, но ведь существует и авторское право, - рассказал вице-президент Международного союза деятелей хореографии Сергей Усанов. – Например, у Григоровича, поставившего «Ивана Грозного», возникли проблемы с наследниками Прокофьева, которые запретили балет. Спор разрешился, но с оговоркой: в афише постановка будет значиться как балет Григоровича на музыку Прокофьева к кинофильму «Иван Грозный».  

Критик Елена Федоренко в свою очередь призналась, что «впала в дикую депрессию», когда узнала «чудовищную статистику».

- Оказывается, по внутреннему миру, по уровню знаний и богатству эмоциональных реакций современный человек не дотягивает до человека средневековья, - негодовала обозреватель «Культуры».

Г-жа Федоренко озвучила и неутешительную театральную статистику: сегодняшний зритель не выдерживает спектакля, который длится более двух часов.

- Это тоже страшно, - поделилась она с журналистами.  

Коллегу поддержал и независимый столичный критик Александр Максов, пафосно заявивший, что «есть академические каноны, которые нельзя нарушать, иначе будет анархия».

 

Дорогая редакция

 

Эти замечания отчасти относятся и к уфимской интерпретации «Семи красавиц», потому как балет из четырех действий сократили до двух. Другое дело, что башкирскую версию одобрил сын композитора Фарадж Караев, правообладатель творческого наследия отца. Работа над спектаклем шла не без сложностей: определившись с постановкой, авторы еще не располагали партитурой. 

- К проекту я присоединился в декабре, начал искать по всей стране партитуру, но нигде не было той редакции, которая была нужна мне, - рассказывает музыкальный руководитель и дирижер-постановщик спектакля Раушан Якупов. - Тогда я обратился к сыну композитора. И в итоге нам пришел вариант из Баку - две редакции балета самого Караева. Так что мы стали обладателями клавира 54-го и 78-го года.

По ним Ринат Абушахманов создал свою редакцию, которую отправил на согласование Караеву, тот одобрил, и нужный материал в Уфу пришел лишь в мае.

- Достаточно сложную партитуру нам пришлось освоить всего за месяц, - признается Раушан. - Но авторскую версию сейчас вряд ли кто осмелится поставить.

Критик Александр Максов рассказал журналистам, что уфимский спектакль на музыку Караева чуть не рассорил его детей - профессора Стамбульской консерватории Зулейху Багирову и члена Российского союза композиторов Фараджа Караева.

- Они оба - его наследники, - рассказал критик. - Зуля делала музыкальную компоновку для азербайджанской постановки Василия Медведева, а Фарадж - для уфимского спектакля. И здесь уже внутри семьи возникли противоречия.

На премьере больше всех аплодисментов сорвал Андрей Брынцев. Его коварный визирь, «черной молнии подобный», буквально парил над сценой. Усиленно работая над ролью, солист даже перестал бриться. Но не потому, что круглосуточно пропадал в репетиционном зале: растительности на лице требовал его восточный образ.

- Перед премьерой я не брился три недели, - с улыбкой признался артист за кулисами после спектакля.

Поддержать исполнителя роли шаха Бахрама Ильдара Маняпова на премьеру пришла его супруга - прима-балерина Гульсина Мавлюкасова с заметно округлившимся животиком. Артистка на шестом месяце, а после появления на свет малыша планирует ввестись в спектакль на роль Айши – по крайней мере, ее имя значится в программке. А в день премьеры трагически погибшую возлюбленную шаха исполнила Гузель Сулейманова. «Семь красавиц» не оставили никаких сомнений, что в танцовщице погибает большая драматическая актриса. Гузель так томно поводила глазами, так страстно играла любовь и яростно изображала страсть, что этой своей манерой пришлась бы ко двору в Башкирской драме, где актеры не признают полутонов. 

 

Страна восходящего танца

 

Совсем иную исполнительскую манеру продемонстрировала приглашенная звезда - Екатерина Кондаурова. Исполняя главную партию в «Лебедином озере», солистка Мариинки очаровала уфимскую публику поистине аристократической грацией. 

- Екатерина Кондаурова – одна из лучших исполнительниц партии Одетты-Одиллии, - отмечает Леонора Куватова. - Ее партнер – премьер Мариинского театра Евгений Иванченко - очень опытный танцовщик, признанный мастер. Эта пара – находка для фестиваля. Заглавную роль в «Жизели» исполнила Анастасия Колегова – тоже из Мариинки. Дуэт петербурженке составил солист Большого театра России Андрей Меркурьев - выпускник нашего училища, ученик Шамиля Терегулова.

В «Баядерке» роль Никии исполнила другая наша именитая выпускница - Наталья Сологуб. Теперь она - прима-балерина Дрезденского театра. В партии Солора выступил Игорь Артамонов из Минска. «Дон Кихот» уфимцы увидели с пермскими танцовщиками Натальей Моисеевой и Сергеем Мершиным,

- Я рада, что все они согласились приехать, нашли время, - признается Леонора Сафыевна. - Это поистине большой подарок для всех любителей балета.

В один из дней фестиваля на сцене уфимского театра выступили лучшие представители молодого танцующего сообщества. Российская концертная компания «Содружество» уже в третий раз представила уфимцам участников и победителей самых престижных международных балетных конкурсов.

- Нынешний концерт стал для нас особенно важным, - отмечает худрук балетной труппы башкирского театра. - Наряду с другими лауреатами международных конкурсов выступила наша балерина Ирина Сапожникова. Интересно, что в прошлом году Ира не могла претендовать на участие, а на сегодняшний день она - лауреат четырех престижных международных конкурсов.

На удивление, выступление молодых танцовщиков оказалось интереснее и сильнее финального гала-концерта, где участие принимали именитые артисты. В этот день самыми яркими и запоминающимися стали номера лауреатов конкурса артистов балета России «Арабеск» Михаила Крючкова и Коя Окава из Одесского театра оперы и балета. Уфимцы восторженно приняли номер Михаила «Муха», когда с ним произошло почти кафкианское превращение: под музыку Прокофьева артист блистательно перевоплотился в это назойливое насекомое. 

 

Прыгучий японец из одесского театра мастерски исполнил гопак из «Тараса Бульбы», который в прошлом году на нуреевском фестивале станцевал его соотечественник – Морихиро Ивата из Большого. Видимо, неслучайно исполнителям из Страны восходящего солнца удаются самые технически сложные партии: легенды о японском трудолюбии и дисциплине ходят неспроста.

 

Журавли и лебеди

 

Достойно смотрелся и дуэт Екатерины Кальченко и Дмитрия Шарая из одесского театра. Правда, в финале исполнения па-де-де из балета «Корсар» Дмитрий неудачно завершил прыжок, повредил ногу и за кулисы ушел прихрамывая. Второй номер пары «Поцелуй по Климту» на музыку Рахманинова оказался более лиричным и камерным, и травма артиста была практически незаметна.

Непонятно только, как в эту компанию одаренных молодых артистов затесалась танцовщица из донецкого театра Светлана Бедненко. Крупная и тяжеловатая солистка очень бледно исполнила вариации из «Баядерки» и «Эсмеральды», а ее номер «Саванна»  хорошо смотрелся бы в цирковой программе под псевдонимом «Женщина-змея».   

Не самым удачным получился номер и у хозяев сцены. Во время исполнения grand pas из балета «Дон Кихот» Дмитрий Марасанов чуть не обронил приму Гузель Сулейманову.

Правда, Дмитрий полностью реабилитировался на гала-концерте, завершившем фестиваль. В адажио из «Щелкунчика» танцовщик, снова выступая в дуэте с Сулеймановой, с легкостью выполнил несколько сложных поддержек.

Открыл же гала-концерт фестиваля невыносимо бравурный фрагмент из «Журавлиной песни» в исполнении Рината Абушахманова и Риммы Закировой.

- Я долго сомневалась, включать ли номер из «Журавлиной песни» в программу концерта, - признается Леонора Куватова. - Но все-таки решилась. Это - начало начал. Для 40-х годов балет был настоящим прорывом, но и сейчас спектакль ничуть не устарел. Фестиваль - не только новаторство, но и прославление истоков. И потом нелишне напомнить, что благодаря именно этому балету Нуреев стал тем, кем его знает и помнит весь мир.

На сцене блистали солисты Мариинки Екатерина Кондаурова и Евгений Иванченко, уфимцы Валерия Исаева и Андрей Брынцев, Ксения Барбашева и Александр Таранов из Перми. Сольный номер «Солнышко» представил Андрей Евдокимов, которого уфимцы видели на фестивале в прошлом году. Правда, небесное светило в исполнении немолодого солиста Большого театра тяготело больше к закату, нежели к восходу. Виртуозную технику продемонстрировал Айдос Закан из Казахстана - уникальный танцовщик, лауреат и обладатель гран-при многих престижных конкурсов.

Казалось, что после шутливого «Краковяка» Глинки в исполнении казанцев Екатерины Бортяковой и Михаила Тимаева, ничего более веселого уже не предвидится. Но оказалось, что настоящий сюрприз уфимцам приготовили прима Штутгартского театра Алисия Аматриан и премьер Берлинской оперы Михаил Канискин. Впервые выступая на уфимской сцене, дуэт исполнил пародийное па-де-де на музыку Россини. Уморительный номер вызвал у публики бурю эмоций. Зрители были так перевозбуждены необычным выступлением, что не смогли вовремя переключиться на следующий номер. А между тем звезда фестиваля Екатерина Кондаурова проникновенно исполнила «Умирающего лебедя» Сен-Санса. Завершился фестиваль выступлением хора башкирского театра. Под звуки симфонии Бетховена на экране парил гений танца Рудольф Нуреев.  

Ильсияр РАХМАТУЛЛИНА.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter