Федор Бондарчук: «Киноэпоха уходит в прошлое»

Федор Бондарчук: «Киноэпоха уходит в прошлое»

Федор Бондарчук: «Киноэпоха уходит в прошлое»

22 апреля 2009, 01:07
Культура
В четверг на большие экраны выходит вторая часть фантастической дилогии Федора Бондарчука «Обитаемый остров», получившая подзаголовок «Схватка». За неделю до всероссийской премьеры наш корреспондент не только одним из первых оценил отечественный блокбастер, но и пообщался с известным режиссером.

«Пиратский» остров

 

Первый фильм, вышедший в январе этого года, заинтересовал многих киноманов: практически не было зрителей, которые бы высказались о картине нейтрально. Мнения оказались самыми полярными – от романтических восторгов до жесткой и бескомпромисной критики. По мнению же создателей кино, обсуждение картины является лучшим подтверждением успеха.

- Картина вызвала такие полярные мнения из-за Стругацких и вашего покорного слуги, - признался сам режиссер после сеанса. - Я не помню ни одного прецедента в истории российского кинематографа, когда картину обсуждали так, как «Обитаемый остров». То, что произошло с этим фильмом, просто феноменальная история. Мы, конечно, отдавали себе отчет, что будет пиратство в интернете, но что за один день наберется один миллион сто тысяч скачиваний, мы даже не предполагали. Мы не гордимся этим, просто этот факт наглядно показывает, какой интерес вызвал «Обитаемый остров». Кстати, мы закрыли три тысячи неофициальных сайтов. Аудитория зрителей разделилась ровно пополам – кто-то говорил, что это картина 21 века, а кто-то: «Бондарчук снял какой-то ужас». Я слышал мнения, что Бондарчук не любит и не чувствует фантастику, а другие уверены, что фильм является точной и полной экранизацией. Я воспринимаю все эти мнения и разговоры как успех. Было бы гораздо хуже, если бы мнение было только одно и при этом негативное, а еще хуже, если бы картина прошла и про нее моментально забыли.

Несмотря на все разговоры, неоспоримым остается лишь один факт – «Обитаемый остров» поднял наше кино до определенного уровня и теперь создатели отечественных фантастических проектов будут ориентироваться именно на этот фильм. И это неудивительно, ведь «Остров» стал самым дорогостоящим российским кинопроектом - бюджет дилогии составил 36,6 миллионов долларов.

Со дня появления истории о Максиме Каммерере прошло без малого сорок лет. Но главные вопросы «Острова» о границах личной свободы, ответственности за сделанный выбор, проблеме террора, праве вмешательства в жизнь независимых государств и многие другие - сегодня актуальны как никогда. По словам Бориса Стругацкого, «Обитаемый остров» - роман, идеальный для экранизации, в нем есть все: и острая ситуация, и настоящий герой, и социальная идея, и забойный сюжет. На создание киноленты у Бондарчука и его команды ушло три года: подготовительный этап, без малого год сложнейшего съемочного периода и полтора года периода постпродакшн привели к появлению захватывающего фильма.

- Я с детства увлекался романами братьев Стругацких, прочитал практически все, в том числе неоднократно и «Обитаемый остров», - признается Бондарчук. - Поэтому, когда продюсер Александр Роднянский предложил мне сценарий, я был очень рад снова окунуться в мир этой литературы. Надеюсь, в «Обитаемом острове» нам удалось создать нового молодого героя, какого давно не знало русское кино. Это одна из сверхзадач нашего фильма. Любой человек в 20 лет бунтарь по натуре. И если это еще подогревается любовью, которая становится «мишенью» для врагов, если при этом рядом с тобой человек - друг, хороший, понятный, но живущий по другим правилам, и если ты пытаешься изменить его мир, если все вокруг противится твоему естеству, то твои 20 лет - бунтарские.

- В чем сила Максима Каммерера?

- Это идеалистический герой. Сила в его идеалистическом подходе и стопроцентной уверенности в том, что он делает. В фильме открытый финал и кем станет Максим непонятно. По этому поводу Странник в финале очень саркастично улыбается. Если зритель заметит момент – это станет самой большой нашей победой. Мне кажется,  жизнь фильма «Обитаемый остров» не закончится на двух уикендах проката, его  ждет большая прокатная судьба. Мне очень приятно принимать отзывы людей, которые посмотрели картину второй раз на DVD и сказали, что при первом просмотре многое не услышали, а теперь по-новому переосмыслили кино.

 

Адская схватка

 

- Какая часть кинодилогии «Обитаемый остров» вам больше нравится?

- Лично мне ближе первая часть из-за текстов Стругацких, из-за того, что Максим Каммерер с улыбкой ребенка прибывает на эту планету, из-за атмосферы введения зрителя в мир планеты Саракш. Но зато во второй части настоящий экшн – есть и автомобильные гонки, и город мутантов, и белая субмарина и драки. Здесь есть монолог Странника и Максима, который тоже очень важен. Но во втором фильме съемки были гораздо сложнее, потому что многие вещи мы просто-напросто делали впервые. Помните, в советские времена мы смотрели сказки Роу и видели там потрясающие сказочные города? Все это были фантастические макеты, ведь тогда еще не существовало компьютеров. Но, к сожалению, уже не осталось тех людей, которые были профессионалами в этом вопросе. В итоге многие вещи нам приходилось делать самим, что-то менять или дорабатывать прямо на съемочной площадке.

- Вам наверняка приходится выслушивать претензии и по содержанию, ведь тем, кто не читал книгу, фильм не очень понятен…

- Наша целевая аудитория от 12 лет до 35 лет. Лишь 20 процентов сорокалетних людей пойдут в кинотеатры, а остальные 80 - вообще туда никогда не ходят. Для молодежи сегодняшний кинематограф по большому счету развлечение, но, когда смотришь «Остров», надо прислушиваться к словам героев, тогда все становится ясно. Во время просмотра зритель должен провести умственную работу. Вообще, я принимаю огромное количество претензий по фильму, но по-другому никак не получается, поскольку мы работаем в своей стране и используем те инструменты, которыми располагаем. Делать все самостоятельно я не могу, потому что многое не умею – например, я не владею искусством макетирования или пошива костюмов. Мы продумывали каждую деталь, каждую мелочь. Например, парики заказывали в Лондоне, потому что в России мы не смогли бы их найти в большом количестве.

- Кто создавал инопланетный мир?

- Вместе с концепт-дизайнером картины Кириллом Мурзиным мы придумали, нарисовали и материализовали целый новый мир: не только башни, интерьеры, костюмы и реквизит, но и пуговицы, и знаки различия. Автомобили и боевые машины, агитация, указатели, вывески, Саракшский алфавит, книги, пишущие машинки - все, даже самые мелкие детали. Два больших города: 6-ярусная имперская столица, основа которой была построена в декорациях, и город мутантов. Целый парк футуристической техники. Всего 63 полностью сочиненных и построенных объекта, и это только в Крыму. Сил и времени потрачено очень много. Мне часто приходится слышать разговоры о бюджете, мол, если бы мне дали деньги, я бы такое снял... Говорить-то всегда легко, а вот ты пойди и сними. Я уверен, что не каждый режиссер сможет освоить такой бюджет.

- Какая сцена оказалась наиболее интересной?

- Мне дорог весь фильм. Мы как-то ехали с коллегами и болтали о том, когда же, наконец, займемся творчеством, когда у нас не будет болеть голова за сложнейший съемочный процесс. Я могу сказать, что все съемки были просто адскими. Например, драки снимались 18 часов при 60-градусной жаре.

- Во время съемок происходили какие-нибудь мистические вещи?

- На первой картине я сломал ногу, на второй – руку, причем практически в один и тот же день. Теперь я крайне острожен, ведь везде подстерегает опасность, даже микрофона боюсь, потому что он электрически заряжен, - смеется Федор Сергеевич.

- Где сейчас хранятся костюмы и декорации?

- Многие объекты были построены прямо на съемочной площадке. И поскольку фильм заканчивается катастрофой - в финале происходит гигантский взрыв, то в кадре нам практически все пришлось сжечь. Созданный нами мир уничтожен. Теперь он существует только в кино. Мы оставили только самые интересные костюмы. Пойти по голливудскому пути и создать какой-то парк или музей костюмов фильма просто невозможно. Содержание этих парков – отдельный бизнес, который мы пока не можем освоить.

- Когда фильм выйдет в международном прокате?

- Эта версия уже смонтирована и будет идти 3 часа 14 минут. Сейчас мы ведем работу в этом направлении.

 

Приказ на госзаказ

 

- Как будет развиваться российский кинематограф в условиях кризиса?

- По сути, на «Обитаемом острове» все закончилось. Кроме того, три больших премьеры - фильм Павла Лунгина «Иван Грозный и митрополит Филипп», «История арканарской резни» Германа-старшего, картины «Цитадель» и «Предстояние» Михалкова, продолжающие «Утомленных солнцем», закончат эпоху феноменального развития российского кинематографа, и мы ничего не будем производить. Я говорю об этом честно, как есть.

- Что необходимо сделать для того, чтобы в прокате было большинство российских фильмов?

- Сегодня это вообще невозможно сделать, поскольку производство российских картин полностью приостановлено. А если говорить в целом, то я могу отметить, что по всей России наше кино держит первую строчку. Если отечественным картинам в прокате дадут какое-то послабление на законодательном уровне, это стало бы большой поддержкой в сегодняшней ситуации. Но сделать такую вещь законодательно крайне сложно, поскольку все киносети являются частной собственностью, которой не может руководить государство. При существовании государственной системы проката это стало бы возможным, а пока – всего лишь утопическая идея.

- Может быть, госзаказ станет выходом из сложившейся ситуации?

- Я бы не хотел, чтобы существовал госзаказ, потому что это ненормальная ситуация в демократически настроенной капиталистической стране, какой является Россия. Но в сегодняшнее время кроме государственного финансирования у кинематографистов нет другой возможности производить картины. Я сейчас имею в виду постановочные картины. Завидую своим коллегам, которые занимаются арт-хаусными проектами, потому что сейчас идет эпоха интернета, легко можно снимать фильмы с небольшим бюджетом даже на мобильные телефоны или на простые камеры. Даррен Аронофски, с которым у меня было большое интервью в программе «Кино в деталях», снял свою великую картину «Пи» за двадцать тысяч долларов.

- Сами не хотите заняться арт-хаусным кино?

- Все возможности есть, просто я немного другой режиссер и пользуюсь другими инструментами. Меня интересуют большие, неподъемные проекты. Так уж я устроен. В фильме «Даунхаус», где я снимался, в основу было вынесено понятие «3Т» - товарищество, творчество, труд. Как актер я готов принимать участие в любых талантливых экспериментах, но как режиссер я просто не умею это снимать, так же, как я, скорее всего, не умею снимать комедии и мелодрамы. Я бы хотел снять картину на два-три актера, но для этого необходим фантасмагорический сценарий. Я хотел выкупить права на «Шелк» Барикко, но его выкупили американцы и реализовали с Кирой Найтли.

- А документалистика вам интересна?

- Безусловно. Если бы я решил снять документальный фильм, главной темой стала бы провинция. Мы слишком дистанцированы и оторваны от реальной жизни страны. Я много езжу по России и вижу, что жизнь в Петербурге и Москве очень сильно отличается от жизни в Ачинске, Самотлоре или Пыть-Яхе. Социальные проблемы  меня волнуют уже очень давно.

- Советуетесь ли вы с семьей при создании кино?

- Я всегда разговариваю о будущих проектах со своей женой. Мы вместе уже 23 года и за это время Светлана уже стала частью меня, как моя рука или голова. Близкие первыми узнают о моих идеях. Во время съемок «Обитаемого острова» семья очень меня поддерживала, потому что это был физически сложный проект.

- Вы сыграли Умника, чем вам интересен этот герой?

- Я массу ролей сыграл в духе «Федор Бондарчук в предлагаемых обстоятельствах», но мне самому нравятся только две-три собственные роли – в фильме «Свои», в «Тисках» и в «Я остаюсь». На сегодняшний день Умник - моя любимая роль. Я вышивал этого героя бисером – он и слабый, и добрый, с приятным бархатным голосом, болезненный, параноик, обожающий власть и в то же время нормальный, абсолютно трезвый человек. Вот Алексей Серебряков мой постоянный критик и всегда говорит мне: «Где ты все это увидел?». Но, по-моему, Умник очень интересный персонаж.

- На ваш взгляд, кино может изменить человека?

- Мой отец был уверен, что кинематограф в состоянии изменить душу не только одного человека, но и большого количества людей. Он очень переживал, когда с премьеры «Бориса Годунова» ушел весь зал. Отец тогда сказал: «Не понял меня мой народ». Он был идеалист и верил в то, что кинематограф хотя бы на секунду может что-то изменить. Я тоже идеалист и думаю, что человеческую душу можно изменить. Мой следующий проект, скорее всего, не будет связан с фантастикой. Конечно, пока нет сценария и какого-то конкретного плана, но думаю, что это будет кино о войне.

Ксения ЛАПТЕВА.

 

Справка «МКС»

 

«Обитаемый остров. Схватка» в цифрах

222 съемочных дня (с 14 февраля по 20 декабря 2007 года)

от 4 до 6 камер одновременно работали на площадке

120 километров пленки и около 6,5 тысяч минут отснятого материала

70 объектов

4 тысячи планов      

20 тысяч дублей

7 тысяч массовки

3 тысячи костюмов и 400 комплектов украшений

400 пар сшитой для фильма обуви

450 килограммов грима

13 особым образом сконструированных танков (из них 9 танков типа Т-64 и Т-60, 3 БТР и 1 новый БТР «Гром»)

300 стволов специально созданного «саракшского» огнестрельного оружия

рекордное количество пиротехники (суммарный пиротехнический заряд составляет 1,5 тонны в тротиловом эквиваленте).

 

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter