Сергей Михалок: «Был алкаш и торчок, стал боксер и качок»

Сергей Михалок: «Был алкаш и торчок, стал боксер и качок»

Сергей Михалок: «Был алкаш и торчок, стал боксер и качок»

20 января 2009, 23:09
Культура
Еще осенью прошлого года команда «Ляпис Трубецкой» выпустила новый альбом «Манифест», который музыканты незамедлительно выложили в интернет для бесплатного скачивания. Затем группа отправилась в масштабный тур по России. Столица Башкирии стала одним из первых городов, где команда презентовала пластинку.

– Космический цирк аутсайдеров приветствует вас на вечернем иллюзионе, - такими словами лидер белорусской команды Сергей Михалок начал концерт в «Огнях Уфы».

Как всегда он много шутил и говорил со сцены всяческую белиберду, лишний раз желая доказать публике свое отличие от пафосных рок- и поп-звезд.

 

Равнение на Леонтьева

 

Между тем уже несколько лет подряд Михалок старательно развенчивает миф о том, что участники «Ляписа» - это шуты и недалекие музыканты, играющие веселенькие песни на потребу публики. Ради избавления группы от неприятного образа Михалок отказался от исполнения старых хитов вроде «Яблони», «Ау» или «Сочи» и уже два года подряд выпускает, пожалуй, лучшие в истории «Ляписа Трубецкого» альбомы. За это время музыканты не сочинили ни одного пародийного хита, напротив, в их лирике появился некий социальный подтекст, заставляющий слушателя задуматься.

- Радиостанции любят форматные песни, - объясняет Сергей. - Процент таких песен на наших старых альбомах был небольшой, но что-то все равно подхватывалось теле- и радиоканалами. В сознании людей сложилось мнение, что группа «Ляпис Трубецкой» - это парни, которые поют про яблони и ау-ау. Люди приходят на концерт и понимают, что это всего лишь десять процентов от всего нашего репертуара. Мы не хотим обманывать зрителей. Кроме того, нам надоело заигрывание с форматами, мы просто устали. Создавая альбом «Капитал», мы ставили себе задачу, чтобы на вопрос «Какой формат?» можно было ответить – «Никакого». Мы занимаемся творчеством, которое нам действительно интересно.

Перемены произошли не только в музыкальном плане, но и в личной жизни артистов. Сергей Михалок не скрывает, что время, когда были созданы прежние хиты группы, для него самого было испытанием. Сегодня Сергей с гордостью говорит о том, что не употребляет алкоголя и наркотиков, а все свободное время проводит в спортзале.

- Был алкаш и торчок, стал боксер и качок, - смеется Михалок. - Мы никогда не скрывали, что восемь лет нашей жизни прошло под знаком различных зависимостей - от наркотиков, алкоголя и прочего. Нам было не до культурологических изысков, необходима была легкая ироничная подача и отсутствие авторского личностного эго. Такое положение дел нам нравилось и помогало зарабатывать деньги, для того чтобы бухать и веселиться. Теперь мы полностью избавились от всех пагубных зависимостей и действуем уже совершенно по-иному.

- Сформулируйте еще раз свой манифест, объясните, почему именно так назвали свой новый альбом?

- Анархо-синдикализм и дикий пафос в сегменте современной поп-индустрии, а также нарциссизм как элемент творческого Дао.

- А если это расшифровать на более простой язык?

- Наши кумиры – долгожители на эстраде. Валерий Леонтьев, Питэр Гэбриэл, Борис Моисеев и группа «Золотое кольцо», - продолжает шутить Михалок. - Мы равняемся, так сказать, на дельфийских оракулов, на людей, которые с позволения небес годами муссируют одну и ту же мысль, не меняя ни форму, ни содержание. Но при этом остаются на плаву. А если серьезно, мы с удивлением смотрим на весь пост-модернизм, происходящей на эстраде. В этом и есть суть нашего манифеста.

- Почему сегодня вы не пели старые хиты группы?

- Потому что мы сами очень старые, новое-то запоминаем с трудом, не говоря уж про давние хиты. Мир каждую секунду меняется, новые обстоятельства, новые идеи... Нам просто не хочется стариться вместе со своей публикой и превращаться в некий барельеф.

«Ляпис Трубецкой» на сегодняшний момент играет то, что нам самим нравится как меломанам. Мы находимся в гармонии с собой, поэтому наш концерт именно так и звучит. В конце концов, существует тысяча караоке-баров, где любой человек сам может исполнить наши прежние композиции. Мы никогда не скрывали и не лицемерили, что поем эстрадные песни за кругленькие суммы на корпоративах. Если кто-то сильно заностальгировал, можем заняться эксгумацией. Но только за большие деньги, это ведь риск – можно заразиться трупным ядом!

 

Мы - социоизгои

 

- Вы называете свою группу анти-культурной. Что это значит?

- Сейчас объясню. Вот на канале «Культура» царит негласный закон – нельзя показывать гомосексуалистов, чернокожих и заик. Тем не менее, половина ведущих - геи. То есть мы наблюдаем постоянное вранье и лживую мораль. Поэтому мы решили себя отгородить от всего подобного, чтобы не замахиваться на лавры Вагнера или ныне живущих - Волочковой, Башмета и других. Наша ипостась – индепендент, андеграунд, мы - социоизгои, люди, которых не очень-то интересует богемный налет. Мы называем себя анти-культурными, потому что нам не хочется приобщаться к лживому образу жизни. Одной из важных составляющих в нашей группе является самоирония. Мы знаем, насколько силен грех тщеславия, поэтому называем свое творчество цирком.

- Вы относите себя к движению хиппифайт. Это ваше собственное изобретение?

- Мы против субкультур. Когда на нас вешают ярлык «ска», «ска-панк», «хиппи» и прочее, нам становится очень смешно. В молодости, в начале 90-х мы были эдакой анархической группировкой, но все равно не причисляли себя ни к какой из субкультур. Я люблю разную музыку – слушаю группу «Рамонез», рэп-команды, «Металлику» и многие другие. Я не хочу ни перед кем отвечать за то, какого цвета у меня шнурки, потому что я клал большой болт на все эти условности и принципы. Люди, которые себя сами загоняют в теоретическую тюрьму, поступают очень неверно, потому что становятся заложниками своего имиджа. Мы casual – парни из мегаполиса, мы не принадлежим ни к какому течению. Хиппифайт – это просто веселое определение. Когда я говорил об этом, то имел ввиду, что люблю цветы, романтику, квартирные концерты «Умки», но я не хочу, гуляя по городу, бояться бритых гопников. Я могу постоять за свою независимость, если нужно и по морде как следует дать.

- У вас есть кумиры?

- Поклонение – это рабская идеология. Для нас очень важна свобода, indi – независимость. Поэтому есть только люди, к которым мы относимся с должным уважением. Это многие из битников, Питэр Гэбриэл, Том Уэйтс. Мне нравятся люди-практики, совмещающие философию с практикой, например, Валентин Дикуль или Мухаммед Али.

- Как относитесь к r`n`b?

- Я ничего об этом не слышал, - продолжает стебаться Сергей. - Рок незалежной Белоруссии, так, кажется, переводится?

- С кем из музыкантов дружите?

- С группами «Здоб ши Здуб», «Бумбокс», «Дистемпер», «Кирпичи», «Наив»,  «Тараканы». Еще нам очень нравится команда «Гоголь Борделло». А вообще мы открыты для дружбы.

- Вы работали с андеграундной группой «Ном». Планируете ли еще сотрудничать?

- На оппозиционных каналах в Польше и на Украине в эфир выходит передача «Желтуха». Это альманах, в котором мы собираем такие виды искусства, которые нигде не представлены - артхаус, трэш, хоррор и прочее. Даже в интернете у них нет своего потребителя. Наши герои – группа «Ном», Масяня, Михей Носорогов, люди, у которых нет трибуны, но они жаждут общения и хотят реализоваться. Правда, все они немножко сумасшедшие.

- Можно сказать, что эта передача - альтернатива современному ТВ?

- Нет, слово альтернатива не подходит. Мы вовсе не боремся с телевидением. Пусть люди живут в своем мире и не отвлекаются на мою персону. Просто у каждого есть свой путь. Пусть у кого-то будет такое телевидение, а у кого-то другое. 95 процентов людей всегда будут нуждаться в официальных каналах, будут жить своими сериалами, героями реалити-шоу. Согласитесь, у меня не такие красивые и визуально эстетические ягодицы как у Сергея Зверева. Как я могу с ним бороться? Поэтому ни о какой альтернативе и речи нет.

- Как относитесь к российскому шоу-бизнесу?

- Лично я считаю все происходящее в нем попросту смешным, поэтому мы и смеемся над ним. Мы не какая-то могучая кучка, а просто шуты, которых отстранили от двора. Зритель для нас важнее всего. Группа – это, по сути, обслуживающий персонал, снимающий стресс зрителей. У нас нет целевой аудитории как таковой. Нам нравится играть для людей, которые интересуются музыкой. К сожалению, основная черта поп-индустрии такова: стихи, картины, песни, фильмы делают для тех, которые не интересуются ничем подобным. Этих потребителей музыка интересует исключительно как фон. Я сам меломан и люблю разговаривать с такими же людьми. Но если на концерт приходят зрители не слишком осведомленные в вопросах музыки, я надеюсь, что, посмотрев на наш веселый хоровод, они поймут, что существуют не только верки сердючки и «блестящие».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter