Музкритик Артемий Троицкий: «Из меня лепят народного героя и мученика»

Музкритик Артемий Троицкий: «Из меня лепят народного героя и мученика»

Музкритик Артемий Троицкий: «Из меня лепят народного героя и мученика»

19 июля 2011, 20:34
Культура
В Санкт-Петербурге прошло вручение премии «Степной волк», учрежденной известным музыкальным критиком Артемием Троицким. На самой церемонии и пресс-конференции с г-ном Троицким побывал наш питерский корреспондент. Журналистов интересовало не столько громкое музыкальное событие, сколько личность самого криктика, который считает, что его преследует власть: он является обвиняемым по двум уголовным делам и ответчиком по одному гражданскому иску.

«В верхах за меня идет борьба»

 

В последнее время Артемий Троицкий стал фигурантом сразу нескольких дел о клевете и причинении морального вреда. Так, суд начал рассмотрение по существу иска экс-солиста группы «Агаты Кристи» Вадима Самойлова. Поводом стали слова Троицкого о том, что Самойлов является «дрессированным пуделем при Суркове» - первом замглавы администрации президента РФ. На концерте ДДТ 10 ноября прошлого года Троицкий стал инициатором вручения антипремии «Дорогу колесницам», который наградил бывшего майора ГИБДД Николая Хованского, «проявившего себя с самой поганой стороны». Эта акция также имела для Артемия Кивовича судебные последствия. Последним в череде исков к музыкальному критику стала жалоба члена попечительского совета фонда «Федерация» Владимира Киселева. Чиновника не устроил комментарий Троицкого в «Новой газете», посвященный скандалу вокруг благотворительного концерта с участием голливудских звезд и Владимира Путина. Троицкий не признает свою вину ни по одному из поданных против него исков, а в его поддержку уже выступили рок-исполнители, общественные и политические деятели, устроившие в июне концерт, где призывали защитить права музыкального критика.

- Я был бы очень рад, если бы вопросы касались «Степного волка» и музыки, а не ментов, пуделей и Владислава Суркова. В последнее время из меня активно лепят народного героя и мученика. Я бы лучше поговорил о волках, чем о пуделях, - признался критик, справивший накануне 56-летие.

Такое пожелание застигло журналистов врасплох. Они сразу как-то сникли и загрустили. По-видимому, озвученные темы были единственными, которые прессу действительно интересовали.

- Я не считаю себя важной птицей и во власть не рвусь, - честно признался Артемий Кивович. – По-видимому, просто каких-то людей очень сильно раздражает, что есть такие публичные персонажи, которые имеют определенный авторитет и вес, и при этом говорят, что думают. Мы все россияне, граждане, по крайней мере, теоретически свободной страны, имеем полное право на то, чтобы высказывать свое мнение, критиковать власти и обозначать свою гражданскую позицию.

- Что думаете по поводу последнего судебного решения?

- Суд принял очень странное решение, которое не поняли даже профессиональные адвокаты. «Раньше мы с таким не сталкивались. Это какое-то новое слово в судебной практике», - признались мне они. С одной стороны, меня не оправдали. Я по-прежнему виноват в том, что распространял сведения, которые затронули честь и достоинство гаишника Хованского. Но при этом сняли все эти наказания, штраф и направили это дело обратно в тот же Гагаринский суд первой инстанции, где меня признали виновным. История какая-то головоломная, мне она очень не понравилась.

- Какое бы решение вас устроило?

- Скажу честно, что чувствовал бы себя гораздо спокойнее, если б мосгорсуд просто отменил решение суда первой инстанции. По крайней мере, все было бы понятно. Такое ощущение, что в верхах идет какая-то борьба по поводу меня. С какой стати из-за меня бороться этим высшим силам, я не знаю. Мне кажется, им уже крайне неудобно это дело тащить дальше, потому что они видят, что проигрывают. Фактически они уже проиграли, потому что весь народ за меня. За исключением отдельных фанатов группы «Агата Кристи» и, может быть, пары гаишников. Они уже проиграли. Я уже выиграл. Морально. С другой стороны, им надо как-то сохранять честь мундира.

 

«По Муз-ТВ – одни бабы в нижнем белье»

 

- Как возникла идея премии?

- Несколько лет назад я совместно с московским международным книжным фестивалем придумал премию «Степной волк», - вспоминает г-н Троицкий. – Когда я придумывал название, думал, что, с одной стороны, оно должно быть музыкальное, с другой – книжное. И оно очень легко пришло в голову. Моя любимая книга о музыке – гениальный роман Германа Гессе «Степной волк». Совершенно потрясающая книга: всем рекомендую прочесть. Во-первых, это первое по-настоящему психоделическое произведение классической европейской литературы. Во-вторых, там правильно сказано, что музыка – это магия. Больше никаких функций у музыки нет и быть не может. Кстати, группа с таким же названием Steppenwolf тоже была неплохая. Помните песню Born to Be Wild - «Рожденный быть диким»? Отличная композиция. Я считаю, это хороший жизненный лозунг.

- Кто определяет номинантов?

- Голосуют всякие музыкальные модники – журналисты, обозреватели, продюсеры, рекорд-лейблы. Всевозможные молодежные интернет-порталы, типа openspace.ru, lookatme.ru, популярные городские издания, например, Time Out, «Афиша». Люди, которые туда пишут, являются, собственно, членами экспертного совета «Степного волка». Профессионалы, которые музыкой интересуются и отслеживают новейшие тенденции. О музыке они знают, может, даже больше, чем я, поскольку мне стукнуло 56 лет и шляться по клубам каждую ночь немного накладно, да еще и детей полна горница.

- В Петербурге прошел очень хороший концерт Стинга, но люди вместо того, чтобы петь и танцевать, подняли в небо сотовые телефоны, фотоаппараты и зырили. Чего бы хотели вы: чтобы на премию приходили позырить или послушать?

- По поводу Стинга я не знаю… он спел всякие известные песни, что их слушать? А показать родственнику через ммс, что ты был на концерте Стинга, может, это и здорово. Я к этому спокойно отношусь. «Степной волк» - поинтереснее, чем концерт Стинга. Я не говорю о качестве музыки: не было симфонического оркестра, в этом смысле все прошло поскромнее, но была интрига. С точки зрения развлекательного фактора «Степной волк» получился покруче Стинга. Причем намного. С точки зрения качества звука, изысканности аранжировок мы сильно уступаем британскому товарищу. В прошлом году премия длилась девять часов. Я не дождался завершения и уехал. Говорят, пропустил самое интересное. После полуночи упившийся Шнур устроил интересные танцы, но я этого уже не видел.

- У премии есть определенный формат?

- Сказать, что у нас представлена музыка определенного формата, я не могу, потому что в качестве номинантов и лауреатов всплывают самые разные люди. В этом году в номинации «Песня» фигурировала даже композиция Веры Брежневой «Любовь спасет мир». Как ни странно, но такой вот попсовый хит проник на премию, которую все считают очень радикальной, независимой и альтернативной. Победители определяются по 16 номинациям, среди которых есть «Альбом», «Дизайн». Еще есть такая странность – «Книга о музыке», но это опять же потому, что у премии имеются книжные корни. Кстати, все артисты туда очень стремятся, но не каждый может попасть.

- Как относитесь к премии Муз-ТВ, на которой, кстати, Вера Брежнева победила?

- Нет, у нас Брежнева получить приз не могла. На нашей премии скорее победил бы сын генсека Юрий Леонидович Брежнев, чем его однофамилица Вера. Но она объективно оказалась номинированной. Вместе с ней в шорт-листе оказались Mujuice, Ляпис Трубецкой. Но против народа не попрешь. По всей видимости, на многих наших модных критиков песня Брежневой с ее позитивным пафосом произвела сильное впечатление. Ну и хорошо. А к премии Муз-ТВ я никак не отношусь. Я о ней ничего не знаю, точно так же, как об одноименном канале. Я знаю только, что это абсолютно чудовищный канал, на котором какая-то ужасная музыка. Иногда, пролистывая каналы от Discovery к Euronews, я прохожу через Муз-ТВ. Честно говоря, я путаю его с MTV, где я уже давно никакой музыки вообще не видел. Там постоянно идет какой-то американский «Дом-2» или что-то в этом духе. На Муз-ТВ показывают какие-то клипы, но такое ощущение, что они все спонсированы какими-то магазинами, типа «Дикая орхидея». Все время вижу баб в нижнем белье. Больше ничего.   

 

«Народ жаждет попсы и ностальгии»

 

- Как будет развиваться музыка в будущем?

- Музыка никуда уже развиваться не будет. Она будет ходить по кругу. В лучшем случае – по спирали. Боюсь, что в музыке уже все придумано. После того, как Малевич нарисовал «Черный квадрат», а Джон Кейдж сочинил «4:33», музыкой может считаться все, что угодно. Любая вещь может быть инсталляцией, то есть произведением современного визуального искусства. Или любой набор звуков может считаться какой-то музыкой, например, концептуальной или экспериментальной.

- Что именно из современной музыки через несколько веков станет классикой?

- Значительная часть той музыки, которая считается классической, например, произведения Баха или Моцарта – это была попса своего времени на сто процентов. О Чайковском и говорить нечего. Но не вся музыка: и в 18-м, и тем более в 19-м веке были свои антипопсовые композиторы. Я думаю, что на сто процентов классикой станет Beatles. Это если говорить о поп-музыке. Есть еще какие-то вещи на любителя. Думаю, что через 50 лет из современной музыки в караоке будут петь «Шизгару». Из современной российской попсы… уверен, что ничего петь не будут.

- В одном из интервью вы сказали, что в последнее время активно развивается рэп-музыка. Это действительно так?

- Наша рэп-музыка развивается еще со времен Богдана Титомира, Лики Стар и группы «Мальчишник». В этом году среди номинантов на премию рэперов было мало. Естественно, имеется Noize MC и группа «Есть Есть Есть». Это тоже рэп, причем, такой интересный, экспериментальный, даже какой-то нервический. «Каста», Баста, Ноггано, Гуф – всего этого там нет. Я не знаю, почему. Отношусь к ним лояльно, без восторга, но и не так, чтобы не пускать их на премию. Тем более я там вообще ничего не решаю. Голосуют люди, а я только галочки ставлю.  

- В последнее время классическая музыка пользуется большим спросом. Бывает, что на концерт в филармонию очень трудно попасть…

- Это очень хорошо, что в филармонии аншлаги. Это значит, что приезжают хорошие музыканты, проходят хорошие концерты. Честно говоря, я об этом ничего не знаю. Но, конечно, это приятнее, чем десять концертов подряд Филиппа Киркорова или Стаса Михайлова в БКЗ «Октябрьский». Вообще, в большом городе очень сложно держать хорошее качество той музыки, которую привозишь. Мы тоже начинали с интересных коллективов, а потом их стало меньше. Потому что не ходят люди на хорошие концерты. Им нужна или попса, или ностальгия всякая: например, Alice Cooper. Почему классическая музыка не продвигается? Потому что не приспособлена для продвижения в современных медиа. По радио ее крутить невозможно, если только это не какие-то специальные, релаксационные станции. Видеоклипы на классические произведения не снимают, как ее продвигать?

- Есть же талантливые композиторы. Например, Андрей Петров…

- Произведения Андрея Петрова, естественно, очень популярны. Но это не касается его симфонической музыки, это касается только его песен для кино. Ведь у него потрясающая музыка, она очень популярна и без того, а как ее продвигать? Я не очень это представляю. Все-таки продвигать надо те вещи, которые плохо продаются.

- Возможна ли сейчас ситуация, как в 90-е, когда новая группа приобретает повальную популярность?

- Технически возможно абсолютно все, потому что интернет – это реальное оружие массового поражения и вероятны такие вирусы, что мало не покажется. К сожалению, все эти эпидемии, которые в последнее время бывали, что в нашей стране, что за границей, носили абсолютно идиотский характер: то какая-то уродливая домохозяйка из Шотландии, то какие-то невнятные дети. Все думают, что это прикольно, но на самом деле вообще ничего хорошего, абсолютно ничего интересного.

 

«Пусть волнуется Никита Михалков»

 

- Сегодня в интернете можно бесплатно скачать все, что угодно. Вы видите в этом проблему для правообладателя интеллектуальной собственности?  

- Если сказать очень коротко, то это проблема, которую вообще не надо решать. На эту тему вообще париться не нужно. Пусть волнуется Никита Михалков и другие правообладатели – те люди, которые хотят содрать с вас деньги. Причем они прикрываются тем, что вы обворовываете авторов, композиторов, кинематографистов. В любом случае все эти авторы или получают копейки, или имеют более серьезные способы заработка. Пиратство – это когда на каких-то завалинках по 20 рублей за штуку продаются диски, например, Михаила Круга. А интернет – зона свободная, там никто ничего не зарабатывает.

- На каком носителе слушаете музыку и в каком состоянии?

- Что вы имеете в виду? Я всегда слушаю музыку на трезвую голову, поскольку отношусь к ней профессионально. По поводу носителей… 99 процентов музыки я слушаю с компакт-дисков. Виниловые пластинки – это, конечно, вещь приятная и душевная, они вкусно пахнут, но очень непрактичная, поэтому я не виниловый фрик. И все эти разговоры, что у винила невероятный звук, – это пижонство в чистом виде. Звук, конечно, отличается, но, на мой взгляд, не в лучшую сторону. А вот mp3 я слушать не могу, это качество меня совершенно не устраивает. Это как через радио: дает какую-то базовую информацию, но не дает нюансов.

- По вашему мнению, диски уходят в прошлое?  

- С пластинками сейчас будет очень плохо. Я выпустил очень много дисков в партнерстве с компанией «Союз». Похоже, финансовые дела там очень плохи. Боюсь, скоро лафа закончится. Они брали на себя все производственные хлопоты. Это то, в чем я мало разбираюсь. Последнее, что вышло у меня на «Союзе» - это Kira Lao, очень хорошая группа из Великого Новгорода. Она будет на «Степном волке». Я планировал выпустить еще одну питерскую группу - «Чертово колесо инженера Ферриса». Это такой окончательный трэш. Но теперь не знаю, смогу ли это дело отрелизить.

- Как относитесь к литературной премии «Национальный бестселлер», где были ведущим?

- Хорошо отношусь. Во-первых, из всех существующих в нашей стране литературных премий это единственная не московская. Во-вторых, я действительно ее все время веду и в хорошей компании. В-третьих, благодаря этой премии я читаю современную российскую литературу. Если бы не это, то никаким кнутиком меня бы не заставили читать современные российские романы. Но из-за премии я их читаю, причем некоторые мне очень нравятся. Более того на последней премии я удостоверился в том, что я их читаю более добросовестно, чем члены жюри. Я честно прочел все шесть номинированных в этом году романов. Из них один был просто фантастический – «Пражская ночь» Павла Пепперштейна, то есть он возвышался, как Манхэттен над Урюпинском. Это была рукопись, потому что книга еще не вышла. Она выйдет в Питере в издательстве «Амфора». Все должны прочесть.

- Почему роман не наградили?

- Я был уверен, что книга получит все шесть голосов. Но она не получила ни одного голоса. Ни одного! Я потом честно подходил к членам жюри и спрашивал: «Вы читали «Пражскую ночь» Паши Пивоварова?» Это, кстати, редкий случай, когда у человека настоящая фамилия Пивоваров, а он взял псевдоним Пепперштейн. Обычно бывает наоборот. Так вот. Из трех или четырех членов жюри, к которым я подошел с этим наивным детским вопросом, ни один не читал. Ни один! Победило такое большое медийное лицоВ прошлом году у меня была другая любимая книга. Это произведение Романа Сенчина «Елтышевы». Гипермрачная вещь, но очень сильная, потому что очень спокойная.

- Скажите, как сами относитесь к критике?

- Очень спокойно отношусь, даже люблю. Наверное, во мне есть какие-то легкие мазохистские тенденции, мне это нравится. Почему-то многие люди меня люто ненавидят, и они пишут всякие гадости, особенно в интернете. Наверное, они думают, что сильно меня этим обижают. На самом деле - нифига. У меня могучий иммунитет! Когда мне было 20 лет, в таких советских журналах и газетах, как «Ровесник», «Студенческий меридиан», «Музыкальная жизнь», «Московский комсомолец», печатали мои статьи о поп-музыке. Поскольку в то время я уже был критиком, то писал всякие едкие, критические, иронические, а порой зубодробительные вещи, например, об итальянской эстраде, о группе «Бони М». Тогда в СССР было принято писать письма. В редакцию они приходили мешками. И я читал все эти письма, где меня поливали матом от первого до последнего слова. Так что я очень спокойно отношусь к критике, а если критика еще умная и конструктивная, то это просто божий дар. К сожалению, редко кто меня критикует с таких правильных позиций.

Альбина ИБАТУЛИНА.

Санкт-Петербург – Уфа

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter