В Уфе Успенская доводила поклонниц до истерики

В Уфе Успенская доводила поклонниц до истерики

19 мая 2010, 01:19
Культура
Королева шансона, как называют исполнительницу любители городского романса, побывала в столице Башкирии в минувшую пятницу. В «Огнях Уфы» Успенскую ожидал впечатляющий аншлаг: балкон и партер были забиты до отказа. В отличие от коллег, Любовь радует поклонников гастролями не каждый год, позволяя народу истосковаться по любимым песням. Последний раз Успенская побывала в Уфе четыре года назад, представив программу «К единственному, нежному», предварявшую выход одноименного альбома. С тех пор гастроль отчего-то название не поменяла.

Но народ новые композиции шансонной дивы слушать и не желал. Дородные дамы с внешностью буфетчиц готовы были внимать лишь проверенным временем хитам исполнительницы. Потому оглушительных оваций удостаивались узнаваемые вступления «Карусели», «Кабриолета», «Пропадаю я». Многие из пришедших зрительниц, не обремененные второй половиной, не готовы были наслаждаться ресторанными шлягерами на трезвую голову, а потому, сгруппировавшись у бара, заправлялись шампанским или водкой и вслед за любимицей выводили нестройными голосами очень своевременные строки: «Почему так путаются мысли,/Почему так часто меркнет свет». А потом душа уже летела: «А я сяду… и уеду». И действительно, казалось, что отчаянные и разгоряченные дамы, несмотря на солидный возраст, готовы сорваться навстречу самым захватывающим ночным приключениям. Но ближе к финалу концерта уже задумывались, как бы добраться до дому без посторонней помощи. Особой шумностью отличилась компания местных светских львиц под предводительством с недавнего времени теледивы Евгении Машко, накануне вернувшейся с турецкого побережья. Не особо гламурные в этот день особы не были привередливы: облепили барную стойку и как следует гульнули под фон из песен Успенской, под которые алкоголь шел особенно хорошо. Престижную ложу-«таблетку» в этот вечер выкупил лишь уфимский медиа-олигарх Альберт Мухамедьяров, который наслаждался песнями артистки в компании спутницы.

Певица привезла с собой собственный ансамбль со знаковым названием «Кабриолет» и двух бэк-вокалисток, которые своим видом и активными телодвижениями создавали полную иллюзию питейного заведения с эстрадной программой. Сама героиня вечера появилась на сцене «Колизео» в желтом с черными разводами платье-колоколе и, косолапо передвигаясь по сцене, отвешивала комплименты уфимцам, пришедшим на концерт. Уходя менять наряд в середине выступления, Любовь оставила на сцене привезенного скрипача-виртуоза Эдгара Акопяна, который экспрессивно исполнил что-то классическое в современной обработке. Певица вновь появилась перед публикой в блескучем черном платье и сапогах-ботфортах. Мы было поторопились осудить ее за пошлый наряд, свойственный провинциальным светским львицам, но вовремя поняли, что именно так дурновкусно должна быть одета лирическая героиня Любови Залмановны, чьи переживания так близки простым русским бабам. На сцене профессиональная артистка так искренне переживала каждую песню, что поклонницы были уверены: все эти любовные трагедии певица испытала сама. По крайней мере, это было видно по растроганным, а кое-где и прослезившимся зрительницам. Да и как тут не проникнуться: здесь тебе и «тайны одиночества», и «боль, что не прощается», и «горький шоколад поцелуя». И горестное осознание: «я уже давно поняла: любовь – игра» или «знаю, что сейчас ты, другую целуя, помнишь обо мне». И обязательные пошловатые песенные зарисовки про Париж, Рим, Венецию со всеми атрибутами роскошной жизни: рулеткой, шампанским и ролс ройсами. Короче, «красиво жить не запретишь в Монте-Карло», как поется в одной из ее композиций.

Но народ без ума от Любочки не только за душевность исполнения музыкальных любовных историй. Он искренне любит ее за отсутствие видимого налета звездности, за не сказать, чтобы сильный, но зато проникновенный и узнаваемый голос, за который она должна быть благодарна неправильному прикусу. И даже за не особо яркую внешность: ведь певицу красавицей не назовешь.    

Не дожидаясь окончания любимых композиций, зритель нес букеты обожаемой исполнительнице и вручал цветы пританцовывая, даже не думая сдерживать переполнявших эмоций. Публика посолиднее вручала Успенской роскошные цветочные композиции, а зрители попроще даже собственноручно нарванные букеты сирени: творчество певица привлекает народ самых разных социальных слоев. Особо расчувствовавшаяся дама, дождавшись заглавной песни программы, поднесла розы, разложила их у ног опешившей певицы и истерично залилась слезами, бессильно уронив голову на сцену. Проплакаться охранник отволок женщину в темный угол зала. Женщина еще рвалась к сцене, чтобы еще и еще раз засвидетельствовать исполнительнице свое почтение, но поскольку была уже очень не трезва, к подмосткам бдительные секьюрети ее не допустили.  

На волне успеха околошансонных исполнителей Успенская приобрела еще большую популярность. На большую сцену вышли Трофим, Стас Михайлов, Андрей Бандера, которые несколько смягчили свой репертуар, представив широкой публике свои лирические песни. Сегодня Успенская – певица уже не разряда Вики Цыгановой: ее нынешний репертуар куда ближе к Ирине Аллегровой. Но чтобы зритель не забывал, что карьеру певица начинала на маленькой сцене одного из кабаков Брайтон-Бич, Успенская исполнила несколько залихватских, но совершенно не отличимых друг от друга песен на цыганские мотивы. А завершила она выступление автобиографичной композицией «Люба-Любонька» и оптимистичным гимном брайтонских эмигрантов на радость разгулявшимся уфимкам: «Еще не поздно, еще не рано, не ухожу я из ресторана,/А я гуляю, а я хмелею и ни о чем не плачу, не жалею».

Ильдар РАХМАТУЛЛИН.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter