Сына Файзи Гаскарова решили защитить от злых сплетен

Сына Файзи Гаскарова решили защитить от злых сплетен

Сына Файзи Гаскарова решили защитить от злых сплетен

18 июня 2014, 01:36
Культура
18 июня исполняется 30 лет со дня смерти мэтра башкирского искусства Файзи Гаскарова. Творческая сторона жизни этого человека хорошо известна и досконально изучена специалистами. Речь пойдет о другом. У Файзи Адгамовича, как у обычного человека, была семья. С супругой Ляйлей Хуснулловной он воспитал троих детей. Но вот уже более десяти лет по интернету гуляет вымысел, что сын Гаскарова, Загир, отказался от больного отца. Загир не пускал чужих людей в мир своей семьи, но по признанию близких, был заботливым и любящим сыном. Об этом рассказали близко знавшие его люди.

Яблоко от яблони

- В свою только что созданную инвестиционную компанию «Уфимский фондовый центр», где он был генеральным директором, Загир пригласил меня летом 1993 года, - рассказывает Александр, нынешний руководитель фирмы. – С ним мы были давно знакомы и работали вместе еще в авиационном институте, а потом и на «Башкирской бирже», где он был заместителем управляющего.

По словам  Александра, как и отец, Загир Гаскаров оказался прирожденным организатором и неистощимым генератором идей. Все у него получалось как-то легко и просто, и дела у фирмы сразу пошли в гору. Видимо, не правы те, кто считает, что на детях гениев природа отдыхает. Своих сотрудников набрал из друзей и знакомых, таких же, как и он выпускников УАИ. Коллектив был молод, полон сил и любая задача была по плечу.

- Очень характерная деталь: директор никогда не приказывал и не давал жесткие указания, - вспоминает Александр. - Все выглядело, как его личная просьба, не выполнить которую было просто не мыслимо. Не повышал голос и в целом обстановка в организации была какая-то семейная.

- Но справедливости ради могу сказать, что однажды довелось видеть нашего руководителя по-гаскаровски взрывным и резким, - вспоминает бывший коллега. – Он поймал за руку каких-то двух прохвостов, которые пытались обобрать и подставить нашу фирму. Несмотря на мягкость и тактичность в общении с людьми, характер у него был твердый, а если надо, то жесткий и непреклонный.

Когда на Загира попытались «наехать» рэкетиры, он не дрогнул. А дело было, между тем, в разгаре лихих 90-х. Дошло до стрельбы в офисе на Комсомольской улице при задержании оперативниками Советского РУВД нежданных гостей. Серьезный криминальный авторитет, пославший своих «быков» к Гаскарову понял, что не на того нарвался и оставил директора и его фирму в покое.

Лет за десять до этого, в 80-е, Загиру, когда он работал на БПО «Прогресс», предложили вступить в КПСС, находившейся тогда на пике могущества. Он вежливо, но твердо отказался, чем очень удивил начальство. Не удивились только близко знавшие его люди.

Часто при посещении какого-нибудь начальственного кабинета, его хозяин, узнав, кто пришел на прием, сам настежь распахивал дверь, а его лицо расплывалось в широчайшей улыбке. Файзи Адгамовича хорошо помнили и любили и переносили это чувство на его сына, что, правда, несколько тяготило Загира: он всего привык добиваться сам. Но что было, то было…

О щепетильности сына знаменитого артиста говорит и такой факт. В 1994 году проводились мероприятия, посвященные десятилетию со дня смерти руководителя ансамбля танца, и организаторы официально обратились за спонсорской помощью.

- Наш директор засомневался в том, может ли он тратить деньги, заработанные всем коллективом, как он считал, на личные цели, - говорит Александр. – И только его компаньоны и сотрудники, и то не без труда, убедили в обратном. Ведь Файзи Адгамович – достояние всей нашей республики.

Вместе до конца

Иногда Загир рассказывал о своем отце, но только тогда, когда хотел сам и считал это нужным. Сколько теплоты и сыновней любви было в этих рассказах! Правда, если кто-то сам начинал расспрашивать, то делал вид, что не слышит.

- Поэтому досужие домыслы, периодически гуляющие по некоторым СМИ и интернету об отказе Загиром от своего отца, больше похожи на какие-то инсинуации, - утверждает его бывший коллега.

Даже уважаемый Борис Торик, художник, некоторое время работавший с Файзи Гаскаровым, поведал на страницах одного из местных журналов в 2002 году, что будто бы он приходил в больницу, по просьбе лежащего там тяжело больного Файзи Адгамович, и писал там под его диктовку какое-то длинное покаянное письмо к сыну. Потом ходил за ответом, а тот в присутствии постороннего человека отказался от своего отца.

- Мы, люди, хорошо знавший Загира, можем утверждать, что этого не могло быть,- твердо говорит Александр.

Добрый, даже сентиментальный где-то человек не мог так поступить. Отказаться от тяжело больного отца? Немыслимо! Об этом говорят и явные нестыковки в рассказе Бориса Яковлевича. Например, он не знал, как зовут сына Файзи Адгамовича и, к тому же, назвал его высоким человеком. На самом деле он коренастый и назвать его высоким весьма сложно. Есть в этой статье и другие, так скажем, нестыковки.

- Тяжело и обидно было читать несправедливые вещи о Загире, - досадует собеседник.

Елена Гизатуллина - заведующая музеем Государственного академического ансамбля народного танца имени Файзи Гаскарова, где мы побывали, рассказала еще об одной версии этого события, запущенной, по ее словам, тем же автором. Сюжет услышанного оказался, правда, иной. Так что каких-либо сомнений в недостоверности упомянутого факта у нас не осталось вовсе.

В упомянутой статье Борис Яковлевич, между тем, проговаривается, что часто конфликтовал с Файзи Адгамовичем. Так не отсюда ли «растут ноги» этих слухов?

Можно привести мнения и других людей, близко знавших Загира Гаскарова.

- В июне 1995 года в обеденный перерыв я попал в тяжелую автомобильную аварию, - вспоминает бывший главный бухгалтер компании, а ныне генеральный директор ОАО «Уральский лизинговый центр» Игорь Иванов. – Первый, кто примчался ко мне, был наш директор. Он буквально заставил поехать в травмпункт сделать рентгеновский снимок и, как оказалось, не напрасно. Чутким и добрым был Загир Файзиевич. Я даже чувствовал себя неловко за такое внимание. Все разговоры о том, что он мог отказаться от своего отца я считаю не имеющими даже малейшего основания.

- Мне несколько лет довелось проработать под руководством Загира Файзиевича, - вступает в разговор Светлана Гайдамака, бывший специалист организации, а ныне главный бухгалтер ОАО «Уралинвест». – И я могу подтвердить, что он никогда не проявлял себя с жестокой или бездушной стороны. Досужие разговоры о возможном отказе им от своего отца пусть будут на совести этих авторов.

- С Загиром я училась в одной группе в УАИ, а потом мы долго вместе работали на БПО «Прогресс», часто заходила я и в Уфимский фондовый центр, - дополняет уфимка Альбина Юсуфбаева. – В общей сложности почти три десятка лет с ним общалась и хорошо его знала. Очень тактичный и душевный человек. Могу только подтвердить, что его родители воспитали достойного сына!

Это, подчеркнем, только небольшая часть людей, опрошенных нами, хорошо знавших сына Файзи Гаскарова, и отрицающих даже саму возможность такого неблаговидного поступка, как отказ от больного отца.

Вспомнил нынешний руководитель организации и такой эпизод. Малолетнему сынишке одной из сотрудниц компании врачи поставили страшный диагноз. Загир немедленно использовал все свои возможности и немалые связи. Беда отступила от ребенка. Сейчас это высокий и обаятельный парень, который, возможно, даже и не догадывается о том, кому он обязан вторым рождением.

Знающих Загира Гаскарова людей особенно возмущает, что эти разговоры о нем появились тогда, когда тот уже не мог сам их опровергнуть или что-то возразить.

- Как будто ждали этого момента, - удивляется Александр.

Дело в том, что марте 1997 года Загир с семьей неожиданно для всех перебрался в Канаду.

- Открытый и искренний человек, он не поставил нас в известность о своих планах, - снова вспоминает его коллега. – Видимо всерьез опасался, что мы сумеем отговорить от этого поступка. Не сомневаюсь, что мы сумели бы это сделать.

Эмиграция была, по мнению нашего собеседника, опрометчивым шагом Загира. Впрочем, это уже совсем другая история…

- Но защитить от навета имя Загира Файзиевича, мы знавшие его люди, посчитали необходимым, - заключает Александр.

Евгений КОСТИЦЫН.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter