Незаурядные способности иногда вредят в жизни и заставляют страдать окружающих

Незаурядные способности иногда вредят в жизни и заставляют страдать окружающих

16 декабря 2014, 15:36
Культура
Таланты у людей бывает разные. Чаще всего люди ставят их себе на службу для реализации каких-то собственных планов и амбиций. Про тех же, кто не использовал свои природные способности, говорят, что он «расплескал свой талант». А бывает и по другому - когда лучше бы уж обладатель дара расплескал его в свое время, чем реализовал.

Еще со школьных лет Лиля мечтала выйти замуж за итальянца, найти интересную и высокооплачиваемую работу и остаться навсегда в Европе. И так она уверовала в неизбежность этих событий, что даже умудренные жизненным опытом родители поверили в мечту дочери. С трудом, правда, уговорили своего ребенка окончить авиационный университет. И вот, едва получив красный диплом, потенциальная итальянка рванула со всех ног в вожделенную страну. Но действительность оказалась совсем другой. Итальянцы почему-то на соискательницу роли невесты даже не смотрели. Гастарбайтер - везде гастарбайтер. Работать Лиля смогла устроиться только посудомойкой в какой-то забегаловке. Около года выполняла самую грязную и неквалифицированную работу, пока в кафе не нагрянула полиция. Лилю вместе с такими же как она гражданами бывшего СССР, работавшими нелегально, выдворили из страны.

Пока новоявленная посудомойка жила за кордоном, ее мать - Файруза Акмаловна, почти каждый месяц, а то и чаще, высылал туда деньги, потому как своего заработка дочери на жизнь почему-то не хватало.

Вернулась в Уфу Лиля не одна, а с мужем  - гражданином Украины. И, правда, кто скажет, что он не иностранец… Сбылась мечта! Николай был родом с Шепетовского района Хмельницкой области и тоже в свое время подался в Италию за счастьем, но ему даже с такой работой, какая была у Лили, не везло. Почему - Файруза Акмаловна узнала позже.

Сыграли в Уфе шикарную свадьбу: c лимузинами и ансамблем скрипачей. Из села под Шепетовкой, откуда был родом Николай, нагрянула многочисленная и веселая родня. Правда, все расходы по свадьбе почему-то несли родители Лили. У целой ватаги украинских родственников, как они уверяли, денег было только-только на обратную дорогу.

- Но что не сделаешь ради счастья ребенка, - вздыхали родители и безропотно платили за всё.

Но вот закончилось веселье, и началась проза жизни. Лиля сама смогла устроиться на работу в солидное учреждение, где она быстро вошла в рабочий ритм и даже начала активно расти по карьерной лестнице. Диплом почти с одними пятерками и математический склад ума произвели впечатление на работодателя. Об Италии и жизни за бугром больше не вспоминала. Мать чувствовала, что дочери стыдно за свой глупый и опрометчивый поступок молодости.

А вот Николаю с работой не везло. По профессии он был столяр-краснодеревщик. Казалось бы, надежная и денежная профессия. Любил показывать какие-то свидетельства и сертификаты на украинском языке о своей высокой квалификации. Но за полгода Николай умудрился сменить несколько мест службы. Наконец Файруза Акмаловна не выдержала и сама устроила зятя. Думала, что основательно. На этот раз к своему однокласснику Виктору, владельцу мебельного предприятия в Черниковке.

Прошло два месяца и неожиданно к Файрузе на работу приехал Виктор. Долго мялся, мямлил, пока, наконец, не поведал, что Николай практически парализовал всё производство мебели на его заводике.

Дело в том, что у уроженца Шепетовки оказался природный дар сказочника, и во время работы целыми днями он любил их рассказывать своим коллегам по работе. Да так талантливо и образно у него получалось, что окружающие «сказителя» люди, заслушавшись, останавливали работу. Мало того, подтягивались, бросив работу, слушатели из соседних цехов, подивиться рассказам о малороссийских упырях, вурдалаках, ведьмах, русалках и прочей тамошней нечисти. Причем рассказчик уверял, многое из рассказанного - и не сказка вовсе, а быль, которая произошла в его родных местах всего-то лет сто тому назад. И надо же - люди верили... Что ж, видимо, не на пустом месте создавал свои бессмертные произведения Николай Васильевич Гоголь...

- Забери его, ради бога, Файруза, - взмолился одноклассник. – Иначе он разорит меня.

Ошарашенная мать тут же позвонила дочери, и Николай написал заявление. Устроился на другое место. Но и там больше недели держать его не стали. А потом даже простую работу курьера не потянул. По той же причине, как рассказала потом Лиля матери, он не смог работать и в Италии. Его всегда и везде неудержимо тянуло быть рассказчиком.

- Скучные у вас в Уфе люди, - сделал, наконец, вывод зять и уехал к себе на «жевто-блакитную» родину.

А там как пропал. Не звонил и денег не слал для своей родившейся в Уфе дочери, которая была как две капли воды похожа на своего отца: такая же светловолосая и голубоглазая. Ни Лиля, ни её родители даже не пытались взыскать с Николая алименты. Было ясно, что тот себе и на кусок хлеба сам не заработает. Развелись, ну и ладно… Как показалось матери, Лиля даже вздохнула с облегчением, когда рассталась с Николаем.

Прошло несколько лет, и вдруг в начале декабря 2014-го в уфимскую квартиру позвонили из далекого Шепетовского района. Трубку взяла Лиля. Бывший муж начал проникновенно рассказывать о вновь вспыхнувшем чувстве к ней, своей дочке и неудержимом желании воссоздать семью. Пожаловался, что мог бы хоть сейчас приехать к ним, да денег на дорогу совсем нет. На Украине - массовая безработица. Но как только получит перевод из Уфы, то тут же купит билет на ближайший поезд и осчастливит своим приездом бывшую семью. А время, по словам Николая, поджимает, поскольку его могут призвать в армию и послать воевать в Донбасс. А там опасно: стреляют. И как бы невзначай поинтересовался, много ли в Уфе клиник, занимающихся сказкотерапией. Он, мол, у себя на родине уже практиковал в этом модном ныне виде медицине, да вот незадача - в незалежной сейчас кризис, и людям стало не до сказок. Выжить бы…

- Пугай своими упырями детей в Шепетовке! – в сердцах выпалила Лиля и бросила трубку.

Евгений КОСТИЦЫН.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter