Ирина Петровская: «Люди смотрят ТВ с глубоким омерзением»

Ирина Петровская: «Люди смотрят ТВ с глубоким омерзением»

16 июня 2010, 02:28
Культура
Ирина Петровская, известный телевизионный критик, не любит долго сидеть на одном месте. Газеты, в которых появлялись ее жесткие, принципиальные разборы, менялись без сожаления и обид: «Независимая газета», «Общая газета». Еще она не любит быть начальником: год пробыла главным редактором «Семи дней» и поняла, что не может отвечать за судьбы других людей. Газету «Известия» многие приобретают именно из-за ее колумнизма: она больно кусает и власть, и телевизионщиков, которых теперь может называть своими непосредственными коллегами. Ирина Евгеньевна решила стать ведущей программы о животных «Живые истории» на канале «Домашний». А еще ее можно услышать на «Эхо Москвы».

«Я чаще ругаю, чем хвалю»

 

- Коллеги обижаются на ваши статьи, где разносите их в пух и прах?

- Я не пишу про тех, с кем дружу. Давно определила для себя: нужно или дружить, или работать. Других вариантов, к сожалению, не дано, потому что творческие люди очень обидчивые. Именно из-за работы у меня разрушались дружеские союзы: чем больше дружишь, тем меньше у тебя остается возможностей для маневров в профессиональной деятельности. В молодости было очень лестно дружить с медийными людьми. Сегодня же лучше быть в стороне, поэтому я принципиально не хожу в телекомпании. Придерживаюсь позиции, что я просто «насмотренный» зритель. Потому выражаю позицию не теленачальства или власти, а взгляд интеллигентного человека, не лишенного здравого смысла. И я нахожу поддержку у многих людей. В разных городах мне говорят: «Мы смотрим телевизор, и иногда нам кажется, что все нормальные, а мы сошли с ума. Но когда читаем ваши заметки, понимаем, что на самом деле все наоборот».

- Что легче критиковать или хвалить?

- Для критики нужно найти систему аргументации, которая убедит читателя, что ты прав. Хвалить, наверное, легче, потому что все и так очевидно. Со стороны, конечно, моя работа кажется очень простой: мол, работа легче легкого, сиди, смотри телевизор. Но на самом деле это самая тяжелая часть моей работы, потому что, едва написав колонку, уже думаешь, о чем писать следующую. К сожалению, я чаще ругаю, чем хвалю. Но ругать – это весело, если только это не касается трагических событий.

- Наверное, имеете много врагов?

- Журналист не должен занимать какие-то позиции, примыкать к какому-то течению и кого-то обслуживать. Но это, конечно, в идеале. Особенно тяжело живется прессе в регионах, поскольку там СМИ находятся под властью либо владельцев, либо чиновников. В таких условиях сохранять независимость и объективность крайне сложно, но стремиться к этому все равно необходимо. У меня в газете «Известия» сложилась собственная ниша: мне не дают установки, меня не направляют и не правят. Мое личное стремление к самостоятельности принесло свои плоды. Может, конечно, меня держат за городскую сумасшедшую, кои есть в каждой редакции, и которым позволено говорить больше, чем другим.

- Чего хотите добиться своими критическими замечаниями?

- Людям важно иметь в жизни некие точки опоры, поэтому они выбирают для себя личностей, за которыми следят и в итоге начинают доверять этому автору, потому что понимают, что наши мнения совпадают. Я пишу в расчете на то, что хотя бы чуть-чуть что-то изменится. Когда-то я работала в журнале «Журналист» и мне пришло письмо, в котором спрашивала: «Вышла такая-то программа, в которой прозвучало две точки зрения. Подскажите, какая из них правильная?»  Увы, люди не всегда ориентируются и не всегда понимают, что может быть еще и своя точка зрения.

- Почему вы увлеклись именно телекритикой?

- Телевидение является моим предметом с начала 90-х. Именно с того момента у нас началась новая эра в журналистике. Этот период был питательной средой для развития качественной новой прессы. Никто не знал, что с этим делать, и пресса какой-то период существовала сама по себе, а власть - сама по себе. Несмотря на то, что ТВ теряет рейтинги, оно все равно остается самым влиятельным СМИ. Газеты во всем мире переживают кризис и неизвестно выживут ли они в том виде, в котором существовали много лет. Часть западных газет уже целиком перешла на электронные носители и отказывается от бумажной версии. В России очень большие проблемы с распространением и доставкой газет, к тому же многие люди просто не в состоянии подписываться на издания. В общем, что произойдет с газетами, пока непонятно. Поэтому телевизор сегодня – наше все, а для большинства людей он является окном в мир, формой и средством досуга. Кроме того, это могучее средство формирования взглядов и мнений. Именно поэтому всех волнует то, что происходит с ТВ.

Не забудьте выключить телевизор

 

- Видимо, ничего хорошего с ТВ не происходит?

- Ну, в общем-то, да. Став более технологичным, красивым и дорогим, телевидение стало только хуже. Общество крайне озабочено, какую картину мира представляет телевидение, какие ценности или антиценности оно прививает людям, на что ориентирует. Рейтинг и принципы моральной нравственности – вещи во многом противоположные. Конечно, рейтинг во многом преувеличен, поскольку компании зациклены на том, чтобы привлечь зрительское внимание любой ценой. Это приводит к тому, что резко снижается качество телевидения и его морально-нравственный уровень. Все попытки исследований на тему «почему люди смотрят телевизор» приводят специалистов к выводу, что это бессознательная штука. Человек включает телевизор вовсе не потому, что ему хочется посмотреть ту или иную передачу. Чаще всего мы включаем телевизор просто так, причем сразу как приходим домой. Телек может работать в фоновом режиме, особенно у людей старшего поколения. Иногда люди смотрят телевизор с глубоким омерзением.

- Такое тоже возможно?

- У меня огромное количество писем, над которыми я смеюсь, но они объясняют этот психологический феномен. Как-то мне написала пожилая женщина: «Огромное спасибо, что вы написали заметку о программе «Моя семья». Мы с мужем смотрим ее три года. Каждый раз мы пьем валокордин, а один раз мужу даже вызвали скорую помощь. После вашей заметки мы поняли, почему это происходит». Видите, даже пожилые, умудренные опытом люди не в состоянии выключить телевизор, потому что не могут регулировать этот процесс. Именно поэтому перед собой я ставлю задачу научить читателя различать манипуляции, к которому обращается телевидение, формировать собственную точку зрения и уметь выключать телевизор.

- Что именно не устраивает вас в современном российском телевидении?

- В ток-шоу Первого канала «Пусть говорят» в 9 из 10 случаев показывают людей, которые утратили человеческий облик, - уверена Ирина Петровская. - Причем в большинстве случаев это не подставные люди и не актеры. Для них участие в «Пусть говорят» – своеобразный звездный час, причем герои передачи не стесняются демонстрировать свое скотство, потому что у них размыта грань между понятиями «хорошо» и «плохо». Ужас заключается в том, что от частого присутствия подобных маргинальных товарищей на экране, норма размывается и у большинства зрителей. Более того, у них складывается представление, что это и есть норма. Все, что происходит в эфире, складывается в пресловутый рейтинг, который руководители каналов  используют как средство манипуляции для рекламодателей. Однако рейтинг никак не влияет на качество программ и чаще всего низкокачественные или вредные передачи приносят наибольший рейтинг. В то время как качественные, просветительские, детские программы обречены на то, чтобы влачить жалкое существование. Телебоссы заявляют, что их якобы никто не смотрит. Но эти слова являются лукавством. Посудите сами: если любую программу поставить на главный канал в прайм-тайм, она все равно наберет большие цифры. Рейтингами каналы оправдывают любое безобразие, уверяя всех, что народ смотрит. Кстати, на Первом же канале был хороший цикл «Закрытый показ», который позволил показать артхаусное, сложное кино. Успех этой программы показал, насколько люди сегодня заинтересованы в дискуссиях. Иной раз зрители не смотрели фильм, но включали телевизор на момент обсуждения, чтобы послушать умных людей.

- Но ведь руководители каналов весьма неглупые люди…

- А они и не скрывают, что продают массовую аудиторию для рекламодателей и не задумываются о смысле. Например, генеральный директор НТВ Кулистиков говорит в интервью, что телевизор – это всего лишь бытовой прибор подобно холодильнику и поэтому не нужно ничего от него ждать. Такую вот отмазку они себе придумали. Эрнст говорит, что ТВ – это общественная столовая, куда зритель приходит и выбирает то, что больше нравится. Я считаю, что все это невероятное лукавство. К сожалению, телевидение из важнейшего общественного института превращается в пылесос, холодильник. Но, увы, люди по-прежнему доверяют ему. Если предположить, что наших людей дурят намеренно, то я могу сказать, что телевидение - отличный способ формирования пассивного, управляемого большинства. Телевидение выполняет сегодня деструктивную роль, разрушая базовые ценности, морально-нравственные ценности переворачиваются с ног на голову.

- Как можно оценить сегодняшнее детское телевидение?

- Оно пришло в упадок, потому что дети – это та аудитория, которая неинтересна рекламодателям. Лично я -  плохая мать. Пока рос мой ребенок, я занималась карьерой, и мне было проще всего включить ему телевизор. Сейчас моей дочери 23 года, и она не смотрит телевизор, а если смотрит, то только музыкальные каналы. Чем реже вы будете включать своим детям телевизор, тем лучше. Влияние ТВ на детскую психику мало исследовано, но я думаю, что оно крайне вредно. Покупайте им на DVD советские мультфильмы и читайте книжки – это лучший выход.

 

«Новости стали политическим караоке»

 

- Как обстоят дела с ТВ в других странах?

- Наша национальная особенность в том, что мы очень любим смотреть на запад и перенимать оттуда только худшее. Лучшее же мы сознательно игнорируем. В общественно-политическом вещании у нас полная катастрофа. Несмотря на то, что более массовой и влиятельной дискуссионной площадки чем телевидение и представить невозможно. Все скукожилось, дискуссии напоминают имитации. Новости уже давно стали политическим караоке: все поют одними и теми же словами, только мотивчик разный. В духе «все о нем, о них и немного о погоде». А вот, например, Швейцария – тишайшая страна, там вообще ничего не происходит. Но, тем не менее, их общественное телевидение вещает в равной пропорции на четырех языках и каждый день у них идут общественно-политические дискуссии. Там есть и дебаты, и острые интервью. У нас же ни у кого из группы зрителей нет возможности хоть как-то повлиять на вещательную политику. В других же странах если покажут что-то вредное для детей, какой-нибудь родительский комитет подаст в суд и заставит вещателей действовать в их интересах. Но западный опыт нам, к сожалению, не указ.

- Неужели у нас все настолько плохо?

- При всей архаике и стагнации канал «Культура» является большим достижением. Самое интересное, что подобные каналы во многих странах имеют низкий рейтинг. Но эти каналы очень важны для общества. Правда, культуру  на этом канале понимают как нечто уже созданное и законсервированное, просто разбирая те или иные художественные произведения. Сегодня «Культура» требует проветривания, влажной уборки и перепланировки. Но уж лучше так, чем вообще никак. Пятый канал не похож на основные каналы массового спроса. Уже одно его месторасположение о многом говорит – все-таки Петербург - культурная столица. Но ему не хватает дискуссионности и политичности.  Канал Рен-ТВ делает лучшие новости: бесспорно, лидеры в этом деле Марианна Максимовская и Михаил Осокин. Они с гордостью и честью несут знания, полученные в школе НТВ.

- Что можете сказать о региональном ТВ?

- Я с большим интересом отношусь к региональному вещанию. До недавнего времени я много ездила по стране с компанией «Интерньюс», которая занималась развитием регионального телевидения. Могу сказать, что абсолютный феномен – это Томская компания ТВ-2, которая делает фантастически интересные новости и репортажи. На них давят и даже пытаются лишить лицензии, но, тем не менее, на канале чувствуется удивительное ощущение свободы и свежего воздуха. В Екатеринбурге, Нижнем Новгороде были интересные компании. Самое постное и зависимое телевидение как ни странно в центральной России – от Орла и дальше. Я была потрясена тем, до какой степени там низведена телевизионная журналистика. К сожалению, практически везде, где я была, очень слабые газеты. Уровень материалов никудышный: манера, стиль, язык - я даже не понимаю иногда, для чего издается та или иная газета.

- Насколько телевидение манипулирует обществом?

- Да взять хотя бы истерию насчет свиного гриппа, и все станет ясно. Несчастны те люди, которые имеют только один вид получения информации – телевизор. Они ведь не спят ночами, пытаясь обезопасить своих детей. Но разве сегодня кто-нибудь вспоминает про птичий грипп, с которым еще недавно все носились? В нашей стране гораздо больше людей больно СПИДом, но никто об этом не кричит. Нужно научиться распознавать, когда тобой манипулируют. Ведь совершенно ясно, что за историей со свиным гриппом стоят коммерческие интересы: повышение спроса на лекарства, плюс отвлечение населения от более серьезных проблем.

- Что произойдет, если вдруг на месяц люди лишаться телевидение?

- Отчасти подобная история случилась, когда горела Останкинская башня. В Москве тогда вырубились все каналы на продолжительное время. Было зафиксировано, что у многих людей была настоящая ломка и ощущение страшного неудобства. У некоторых даже наблюдались психические расстройства. Часть людей пошла в кино и театр, начала читать книги. Но, по большому счету, отключение на долгий срок – это тоже нехорошо. Телевизор – все равно средство определенной стабильности. Если телек включен, человек спокоен, значит не все так плохо, мы еще живы. Вспомните, в 91-93 годах руководители путча и мятежники первым делом пытались захватить ТВ, и в это время оно отключалось. Это означает лишь одно: все прекрасно понимают, какую силу имеет телевидение. Телевизор в целом – это все же стабилизирующий фактор.

Ксения ЛАПТЕВА.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter