Алексей Чадов: «Я против духовной порнухи»

Алексей Чадов: «Я против духовной порнухи»

17 мая 2010, 01:51
Культура
Чадов дебютировал в кино19-летним мальчишкой и сразу у одного из лучших российских режиссеров – Алексея Балабанова в «Войне». К 28-ми годам парень снялся в 26-ти картинах, нередко умудряясь выпускать по три фильма в год. А в 2006-м он поставил своеобразный рекорд, появившись в шести кинолентах. В столице Башкирии актер представил свою очередную работу – продолжение комедии «Любовь в большом городе».

«Не люблю фильмы без запаха»

 

- Как оцениваешь развитие нашего кино? – спрашиваем у актера.

- Конечно, далеко не все хорошо: мы еще не окопались. Кризис дал стагнацию, паузу в творчестве. Но с другой стороны, за последние пять лет я могу отметить несколько фильмов, которые пытаются преобразить наше творчество на экране. В эту пятерку несомненно входят «Стиляги» и «Любовь в большом городе». Поверьте, если бы это была плохая картина, мы бы не приехали позориться.

- В основном тебя можно увидеть в «легком» кино, а такие социальные фильмы, как «Россия-88», про банду скинхедов тебе интересны?

- Абсолютно нет. Это, по большому счету, беспонтовое кино. Не хочу обижать своих коллег, но это так. Мне больше нравится «Американская история икс», где есть эстетика, здоровая материальная подоплека, художественная и операторская работа, четкий смысл, понятный любому зрителю.

- Посмотрел фильм «Как я провел этим летом», который получил награду на берлинском фестивале?

- Еще не видел, хочу посмотреть, но все друзья, вкусу которых я доверяю, не очень-то хорошо отзываются об этой работе. Дело в том, что немецкий фестиваль далеко не самый лучший. Считаю, что вся фестивальная программа за 2009 год к современной России вообще не имеет никакого отношения. В этих фильмах слишком много чернухи и духовной порнухи. Я против этого, считаю, что наша страна светлая, яркая и очень радостная. В каждой стране есть минусы и плюсы. Уверен, что нужно снимать кино о хорошем, светлом. Я работаю для зрителя, для экрана, а это совсем другая концепция. Сравнивать фестивальное кино с «Любовью в большом городе» смысла нет, потому что это мейнстрим, а на фестивали везут артхаус. Из авторского российского кино на сегодняшний день мне мало что нравится.

- Кроме «Войны» и «Живого», заметных работ в твоей фильмографии не наблюдается…

- Когда я снялся в фильме «Война», получил приз за лучшую мужскую роль на фестивале класса А в Монреале. Ну и что? Мне пришлось девять лет пахать, чтобы доказать свое существование в нашей стране. Понимаете, нужно не выпендриваться, а работать и стараться соответствовать кинематографу в целом. Не чураться и экранного кино, и фестивального, участвовать во всем и помогать нашему кинопроцессу. Это моя позиция.

- Что из киноновинок можешь отметить?

- «Стиляги», «Рестлер», «Бесславные ублюдки». Считаю эти фильмы киношными событиями. Посмотрел в IMAX «Аватар», но я не очень люблю нарисованное кино: больше двух часов не выдерживаю. Мне не нравится искусственное, дизайнерское, просчитанное кино. Хочется живости, натуральности. Кэмерон, конечно, красавец и мастер, ты веришь в эту нарисованную любовь, в эту фантастику, но все в этом фильме без запаха. Я считаю, что лучший его фильм – «Терминатор-2». Когда его смотришь, начинаешь верить в этого киборга-убийцу, а когда спишь, он тебе снится.

- А какие фильмы на все времена?

- Картины Гайдая, Рязанова. Были ведь в стране настоящие национальные комедии, над которыми мог смеяться любой: и рабочий, и депутат. Мне кажется, мы привезли картину в таком же духе. Она не проходная, ее будут показывать и повторять.

 

«Ни до Гамлета, ни до Бонда я пока не дорос»

 

- По каким критериям отбираешь роли?

-  Отказываюсь от многих, а их просто океан: во много раз больше, чем тех, в которых я снялся. Критерии очень простые: кто снимает, какой сценарий, кто продюсирует. Это все немаловажно, особенно продюсер. Рыба тухнет с головы, поэтому нужно понять, что за дяди за этим стоят, как они одеты, что за часы у них на руках, как они себя чувствуют в этом мире. А вот в сериалах я принципиально не снимаюсь: с кризисом они стали еще хуже. Хороших многосериек очень мало. Мне очень понравились «Ликвидация» и «Курсанты», где снимался мой брат. 

- Кризис тебя коснулся?

- Не особенно. Я в это время, как ни странно, много снимался. Мне кажется, все, кто ранее успешно выпускали картины, остались и продолжили работу. Люди ведь ходят в кино, им нужно развлекаться - всегда хотят хлеба и зрелищ. Поэтому тем, кто делает хорошие фильмы, кризис нипочем. Мне посчастливилось работать с такими людьми. И я им безумно благодарен.

- Были проекты, от которых сначала отказался, а потом жалел?

- Нет, бог миловал. Интуиция, отработанная годами, не подводит. Ты увидел продюсера и понимаешь: будет он лезть в творчество своими нетворческими грязными ручишками или нет. Кстати, именно поэтому я кино люблю больше, чем театр. На сцене можно спрятаться за отношения, условности.

- Но, как правило, актеры ставят театр выше кино.

 - Я считаю, что кино натуральнее: в фильмах артисты не должны играть, для них важно проживать роль. В театре же все пытаются друг друга переиграть. Мне нравится существовать в коллективе, где все самодостаточны, никто никому не завидует и не подсиживает, не строит козни. Надо жить и делать свою работу профессионально. В этом смысле киношный коллектив мне гораздо ближе.

- Какие образы тебе по душе?

- Нравятся любые: я люблю идти вперед, а не стоять на месте. Чем сниматься только в военных фильмах или три года подряд в одном сериале, лучше пойти заняться бизнесом. Мне нравится переходить из одного творческого процесса в другой.

- Выбрал бы роль Гамлета или Бонда?

- Пока я еще не дорос ни до того, ни до другого.

- С братом на съемочной площадке работать легче, чем с другими актерами?

- Прекрасно вместе работаем - это как вы с мужем или женой будете трудиться в одной организации. Что может быть лучше, чем работать с родственником?

- Работа с какими режиссерами запомнилась?

- Есть постановщики, которых я очень люблю – Федор Бондарчук, Марис Вайсберг, Алан Бадоев.

- Сам хотел бы снимать кино?

- Обязательно, мы этим занимаемся, поверьте. Если все будет хорошо, если в стране будет порядок и спокойствие хотя бы пару лет, то мы снимем хорошее кино и привезем в Уфу.

 

«У нас с братом только женщины разные»

 

- Известно, что ты увлекаешься фотографией. Выставку не хотел бы организовать?

- Увлекаюсь, но мой брат больше в этом смысле прогрессирует. У нас большое количество неплохих фото, я думал о том, чтобы сделать выставку в центре современного искусства «Винзавод». Но что-то пока я не готов так выпендриться. Нет свободного времени, да и творческая неуверенность присутствует. На подбор кадров для выставки нужно два-три месяца, но убрать на это время из своей жизни кино было бы очень тяжело. Я ведь еще и музыкой увлекся: хочу проявить себя как ди-джей, сейчас собираю свою библиотеку музыки. Пока играю на дисках, на виниле тяжеловато.

- Какую музыку слушаешь?

- К музыке я отношусь космополитично. Мне нравится «Депеш мод», Илья Лагутенко, Цой, Майкл Джексон, Джордж Майкл, хаус-музыка, минимал, черный рэп, Эминем, Мадонна, Бритни Спирс, «Скорпионс», «Рамштайн». У меня нет рамок: люблю качественную, талантливую музыку, и не важно, какого она жанра.

- Как относишься к домашним животным? 

- До определенного момента я был разочарован в кошках, но у нас появился вислоухий британец - удивительное создание животного мира. У них потрясающая мимика, как у мультипликационных героев. Породистые коты очень интересные: уравновешенные, характерные, но с легкой шизой, настоящие английские фрики. Они могут орать свои песни, танцевать, веселиться. И понаблюдав за этой породой, я опять полюбил котов. А вообще люблю собак. В общем, котов и собак люблю одинаково. Но женщин, если честно, больше.

- А быструю езду любишь?

- Не сказал бы, что езжу быстро, но динамику люблю. В детстве я даже мечтал сконструировать свою машину. Нравятся мощные, красивые авто. В основном, американские и немецкие. Совсем не те, которые были в  «Стритрейсерах», где я снимался. Нравятся машины с характером. Управляя, ты  должен почувствовать ее, как если бы ты управлял лошадью. Ведь автомобиль – это тоже конь, только железный.

- Есть ли у тебя настоящие друзья?

- Сложно сближаться с новыми людьми, но иногда встречаются очень хорошие собеседники. Бывает, конечно, что люди специально стараются знакомиться, чтобы извлечь пользу. Это от их недалекого ума. И есть друзья, которые мне очень близки. Не так много, но все же есть. Вот с братом мы по-настоящему дружны. Ведь бывают братья, которые не дружат совсем. У нас с Андреем по-другому. Нам нечего делить, у нас все общее. Разве что женщины разные. И профессиональной конкуренции между нами никогда не было.

 

«Секс-символ – сомнительное звание»

 

- Привык, что тебе постоянно приписывают романы с разными женщинами?

- Последнюю «утку» в прессу запустила одна из поклонниц. Дело было так: я сидел в кафе, ел суп. Подошла незнакомая женщина, захотела сфотографироваться, я разрешил. Так снимок с супом, креманкой и этой дамой появился в СМИ. С тех пор начался мегапиар. Стали выходить издания, пишущие от моего имени, что я йогой занимаюсь с какой-то барышней, что она показывала мне па. Ничего не имею против такого пиара, но полагаю, что прежде, чем писать неправду, журналистам следует хотя бы спросить…

- Подобные ситуации раздражают?

- К романам, которые мне приписывают, отношусь спокойно. Молодым актерам всегда будут что-то приписывать. Но единственная женщина, которую я люблю – это Агния Дитковските, молодая актриса. Конечно, иногда возникает недопонимание. Но в основном газеты пишут неправду. И она это понимает. Главное, по моему мнению, люди должны духовно подходить друг другу.  Родственные души  комфортно себя чувствуют вместе. Они могут создать семью, договориться. Это и есть любовь, на мой взгляд.

- Твой имидж – дело рук пиарщиков?

- Нет, я сам контролирую свою жизнь. Многие действительно думают, что за меня все решает пиарщик, директор или агент. Это большая ошибка. Все интервью проходят только через меня: я сам поправляю каждое слово. У меня был собственный сайт, но я его закрыл только потому, что не мог его контролировать. Все, что там было, мне не нравилось: там все писали как будто не про меня. Скоро я открою свой собственный сайт, который буду держать под личным контролем.

- В одном из интервью ты сказал, что ведешь не гламурный, а рок-н-ролльный образ жизни. Как это объяснишь?

- Это я так пошутил. Моя профессия обязывает быть публичным человеком. И как только тебя замечают пару раз на вечеринках, считают, что ты ведешь гламурный образ жизни, неотъемлемая часть которой - тусовки. Но я этим не живу, мне это не нужно. Я хожу только туда, где есть друзья, где мне интересно. И если я посетил какое-то мероприятие, то это не значит, что сразу стал гламурным парнем.

- Звездной болезнью никогда не страдал?

- Надо проще относиться к себе и своей профессии, делать ее качественно, любить ее, любить людей, зрителя, свою страну. Это, наверное, и есть лекарство. Вот в Голливуде актеры из-за баснословных гонораров заражаются этим вирусом. У них начинаются проблемы с алкоголем и наркотиками. Можно назвать это недугом и лечить его. А у нас эту болезнь из пальца высосали.

- Приятно носить звание секс-символа?

- Я спокойно к этому отношусь. А как по-другому? Честно говоря, секс-символ – вообще какое-то стремное название. Им кого только не называют… Мне гораздо приятнее, когда на мой фильм идет зритель, и я вижу полные залы. Это самая лучшая оценка нашего творчества.

Ксения ЛАПТЕВА.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter