Железная Рита: «Со своими шимпанзе я – строгая мама»

Железная Рита: «Со своими шимпанзе я – строгая мама»

16 февраля, 00:51
Культура
В столице Башкирии с огромным успехом идет цирковое представление «Планета обезьян». В лазерном шоу, созданном полтора года назад, задействовано более семидесяти цирковых артистов, первоклассный свет и звук. В первом отделении зрители увидят дрессированных собак и волков, наездников-акробатов, человека-паука и воздушных гимнастов, работающих без страховки. После антракта на манеже разворачивается целое театрализованное представление с участием обезьян, воздушных гимнастов и летающей тарелки. Все это под управлением народной артистки России Маргариты Бреда.

Семейный полет

 

Маргарита Анатольевна выросла в цирке, что не удивительно для любого представителя цирковой династии. В юности она вместе с отцом и братом «работала воздух» - летала под куполом цирка. Сегодня она уже более 16-ти лет дрессирует обезьян, которые, по природе своей, хищники не меньше, чем львы или тигры.

- Кто положил начало знаменитой династии Бреда? – интересуемся у артистки после представления.

- Конечно, имеется и у нас своя красивая и, что самое главное, правдивая история о том, как возникла наша цирковая династия. В тысяча восемьсот... каком-то году моя прапрабабушка, воспитывавшаяся в дворянской семье, неожиданно для всех сбежала... с цирковым артистом и танцевала на проволоке. Очень долго нам про это не рассказывали и держали в секрете. Ведь в нашей семье были и архитекторы, и известный художник - ученик Репина, в общем, сплошь интеллигенция. Но в советское время так случилось, что родители отца были отправлены в Ташкент. И вот там, недалеко от дома моего деда, остановился заезжий цирк. Папа, когда ему было 14 лет, начал туда похаживать. Здесь его научили прыгать, заниматься акробатикой. И он... тоже сбежал с цирковой труппой, будучи еще совсем мальчишкой. Вот после этого в семье стали вспоминать: откуда же возникло желание этим заниматься. Вспомнили и ту давнишнюю историю. Оказалось, что цирк у нас в крови. Знаю, что папины тетки все ворчали: теперь у нас в роду не будет ни интеллигентов, ни дворян. Мама в цирк тоже попала случайно. Она играла на скрипке, закончила балетную школу в Кишиневе, откуда родом. Туда приехал русский цирк и ее пригласили на работу. Она, как балерина, была растянута, и ей предложили делать номер «Каучук». Мама согласилась и с цирком уехала. В Барнауле родители встретились. Так родилась династия. А меня папа уже маленькую репетировал.

- А знаменитый фосфорический полет - это ваш семейный номер?

- Да, это действительно наш традиционный номер. В 1972 году его полностью придумал мой папа, Анатолий Николаевич Бреда: самостоятельно изобрел конструкцию аппарата, и сам работал полет. Папа очень любил экспериментировать, что-то выдумывать. Аналогов этому номеру в мире нет, потому что такого аппарата вы нигде больше не увидите. Правда, первоначально только финальный кусочек полета проходил в темноте, но со временем совершенствовался и появился номер «Пилигримы вселенной». В нем была заложена целая философия: из ничего, из темноты появляются люди, начинают подниматься вверх, достигают каких-то высот, но опять опускаются вниз, в темноту. И неизвестно, что с ними будет дальше.

- Кто еще из вашей семьи работал в полете?

- Этот номер мы долгое время делали с братом, потом я ушла в сторону - на дрессуру. У меня была смешанная группа животных: коровы, лошади, карликовые пони, зебры, ламы... А брат так и остался воздух работать. В этом номере в 94-м году они со своим сыном погибли - сорвались по вине ассистента, который забыл зацепить карабин. Папа уже этой трагедии не застал, умер за год до несчастного случая. А моя мама Любовь Васильевна - заслуженная артистка Молдавии, живет в Кишиневе. Но мы все равно этот номер возродили. Собрался семейный совет и решил, что оставлять его нельзя. Пришлось и мне на время вернуться. Полет-то необычный, такого в мировой практике нет.

 

«Без работы наши питомцы плачут»

 

Коллеги прозвали Маргариту Анатольевну «железной женщиной» или «железной Ритой». Дрессировщица может показать множество следов от клыков и когтей своих строптивых питомцев. Когда самцы шимпанзе начинают чувствовать свою силу, то становятся непредсказуемыми, опаснее львов и тигров. В программе у Бреда работает огромный 21-летний самец. Он неимоверно силен и соглашается работать только с ней одной.

- По паспорту он Паскаль, но мы зовем его Пашей, - продолжает Маргарита Анатольевна. – Он попал ко мне в руки, когда ему исполнилось три с половиной года. Теперь ему уже 21 год, он ветеран, полноправный член нашей труппы. В мировой практике - это единичный случай, когда животное работает в таком почтенном возрасте. Уже в 8-9 лет их сдают в зооцирки, потому что это опасные хищники. А самому младшему из артистов, Роме, четыре года. Есть еще две девочки. Лиза – самая хитрая, а Анфиса – эгоистичная. Она попала к нам из зоопарка, очень болела и почти год жила с нами в гостинице, а теперь требует к себе постоянного внимания. В этом смысле с самцами работать легче. Самки, как и женщины, начинают строить глазки, капризничать. Ребята такие истерики не устраивают.

- Приходилось ли вам на себе ощущать вспышки агрессии от обезьян?

- Как же без этого. Вспышки бывают, главное их вовремя погасить. Ну, что вы хотите, это ведь самые настоящие хищники. Клыки-то какие! Они и на людей нападают, и в природе едят себе подобных – мартышек, например. Могут украсть детеныша своей же породы. Я тоже не застрахована ни от каких неожиданностей. Случалось, и прикусывали. Вчера нашего режиссера Паша укусил за шею. Что с него взять – ребенок. Девчонок – за ягодицы, когда те стоят у кулис, ждут своего выхода. Иногда они пытаются мною командовать, но я веду себя с ними как строгая мама. Поругаю, и они сразу лезут обниматься.

- В чем основная сложность дрессуры?

- Сегодня, прежде чем брать этих животных, все дрессировщики стараются найти профильную литературу и узнать о них все: психологию, привычки, возможности. А иначе и зрителю будет неинтересно шоу. Самое сложное – это подготовительная работа. Нужно правильно подобрать животное, наладить с ними контакт, помочь адаптироваться к нашим условиям. Кто-то схватывает быстрее, кто-то подольше. Принцип нашей дрессуры особенный: в нашей работе нет ничего насильственного или наработанного, какого-то автомата. Потому и идет такой длительный процесс - почти год животное наблюдается, выявляется его индивидуальность. А кому что подходит, они сами подсказывают. Конечно, животное можно заставить что-то делать, и он будет выполнять, понимая, что это нужно, но без удовольствия. Поэтому у каждого животного берется то, что ему интереснее и легче выполнять. Но каждое наше выступление не похоже на предыдущее – все зависит от их настроения.

- Чем кормите своих питомцев?

- Питаются также, как дети, каждый любит свое. Один обожает манную кашу, другой - гречневую. Кормим их пять раз в день. Утром – каша, разбавленная детским питанием, чай с бутербродом или оладьями. Днем мы даем им фрукты. На обед у них супы и куриная паровая ножка. Салаты или овощи идут в пять часов. Паша особенно любит малосольные огурчики. Вечером – снова каша, а в девять - кефир. В итоге они растут у нас разбалованными: если поедят рисовую кашу утром, то вечером уже не станут. И не всякий сорт бананов им по вкусу. Если не понравится, то могут по полу размазать.

- Легко ли животным адаптироваться к суровым российским зимам?

-  Холод шимпанзе переносят очень плохо. Сердце и легкие – их самые слабые места. Мы работаем при любой температуре в зале, но они должны выйти из теплого помещения и зайти тоже в тепло. Летом мы их закаляем: в вольере стоит большой таз, наполненный холодной водой. Зимой надеваем на них шерстяные жилетки и носочки, шапки, куртки, ботиночки. Бережем их от сквозняков.

- Вы работали с разными животными. С какими из них было легче всего?

- Обезьяны несравнимо умнее других животных. У них развито мышление. Они потому и называются человекообразными, что у них все как у людей: одни умнее, другие хитрее.  Например, такой случай. Когда обезьяны заболевают, мы им даем таблетки. А Паша делал такие вещи: позволял положить себе таблетку под язык, делал вид что глотает, даже водой запивал, а потом мы находили ее в поддоне клетки.

- Откуда берете ваших человекоподобных артистов?

- Шимпанзе - это вымирающий вид. В цирке они не рождаются, поскольку это редкое животное, и мы имеем право брать только рожденных во втором поколении в неволе. На каждого из них заводится паспорт. Обходятся они цирку недешево: 25 тысяч долларов за особь, сейчас уже эта сумма составляет 35-40 тысяч. У нас есть все возможности разводить шимпанзе, но нет того поголовья, которое мы бы имели право скрещивать. Обезьян в шоу может быть и больше, но ряд требований накладывает определенные ограничения. Стараемся беречь наших питомцев.

- Наказываете обезьян за непослушание?

- Они у меня очень любят выступать, всегда ждут аплодисментов, даже заигрывают с публикой – строят глазки. Поэтому самый страшный для них способ наказание – не взять на работу. От этого даже могут заплакать.

Юлия ПЛЕХАНОВА.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter