Голос радио Manhattan предъявили публике

Голос радио Manhattan предъявили публике

12 апреля, 01:20
Культура
Радиостанция столицы Башкирии отметила пятилетие. В праздничный вечер гости увидели человека, чей безупречный английский можно услышать на частоте 102,5. Обладателя бархатного тембра задолго до появления на публике опознали студенты факультета романо-германской филологии БГУ. И в этом нет ничего удивительного: Рим Хамидуллин, чей голос звучит на Manhattan, обучал фонетике английского языка студентов без малого сорок лет. Действительно, лучшего иноязычного спикера и представить нельзя.

Рим Газизович закончил инфак БГУ в 70-м году и остался ассистентом на кафедре английского языка. Преподавательскую деятельность он завершил лишь в прошлом году. На сайте, где студенты обсуждают преподавателей уфимских вузов, Рим Газизович удостаивается только добрых слов и комплиментов. Выпускники вспоминают его как человека с отменным чувством юмора, называют «великим практиком», «богом фонетики», без которого сейчас трудно представить ФРГФ. Студенты любили Рима Хамидуллина как человека и педагога, считали «своим парнем».

- Я по натуре авантюрист, поэтому сразу заинтересовался предложением поработать на радио. Это ведь совсем другая работа, не то, что со студентами возиться. Ну и потом, не всю же жизнь мне быть логопедом английского языка. Когда мне предложили стать голосом радиостанции, я представил, что меня будут слушать сотни тысяч человек, и согласился, поскольку считаю себя очень тщеславным человеком, - смеется 62-летний лингвист. - Интересно, что до этого предложения я был на научной конференции, где радиокорреспондент из Учалов спросил, не хочу ли я переехать к ним работать на радио. В тот момент я понял, что в моем голосе что-то есть.

Так преподаватель стал появляться в эфире радиостанции с известной приветственной фразой, а также различными заставками: цитатами из популярных фильмов, которые сотрудники радио подбирали совместными усилиями. За пять лет вещания Manhattan заставки многие люди уже выучили наизусть. Кстати, всего их около 300.

- Студенты рассекретили меня быстро: я ведь еще готовил звуковые дорожки для факультета, поэтому тембр голоса они сразу распознали. Только почему-то они не спрашивали меня об этом напрямую. То и дело слышал за спиной: «Смотрите, «манхеттан» идет», - улыбается Рим Газизович.

- Со студентами были строги?

- Это народ очень интересный и увлекающийся. Иногда на парах приходится говорить на темы, совершенно не связанные с тематикой занятия: мы можем искать ответы даже на чисто житейские вопросы. Я и сам был очень активным студентом: увлекался художественной самодеятельностью, пел, играл на баяне, гитаре. Мне было учиться не трудно, а весело, «хвосты» меня совершенно не беспокоили. Я вообще считаю, что если у студента красный диплом, значит, этот человек - аномальный. Жизнь разнообразна, есть положительные и отрицательные стороны. Если человек только и делает, что учится, то он получается каким-то однобоким.

Рим Хамидуллин побывал в различных рабочих командировках: около трех лет жил в Бангладеш и Пакистане, бывал в Великобритании.

- Самый лучший сувенир, который ты можешь увезти из страны, в которой долго пробыл – это умение «вкусно» общаться. Если со мной будут говорить на хинди или на бенгальском, то я пойму и смогу объясниться. Жалко, конечно, что я недостаточно долго был в арабских странах: за две недели очень сложно «схватить» язык. В Британии без блокнота и магнитофона ходить невозможно: все и везде стараешься «подбирать», чтобы потом применить. Всеми приобретенными знаниями я всегда делился с людьми.  Считаю, что чем больше ты делишься, тем богаче становишься.

- Правда, что не принимаете американский английский?

- Я считаю, что не должно происходить засорение акцента. Классикой является британское произношение, исконно шекспировский язык. Нужно придерживаться именно такого стандарта. Стандарта же американского произношения не существует, там каждый штат имеет свой акцент, в отличие от Британии.

- Как-то работаете над своим голосом?

- Нужный тембр действительно «приходит» со временем. Сорок лет назад я говорил совершенно по-другому. Приходилось долго хрипеть, кричать, чтобы нацедить связки, сделать их толще.

- Какую музыку слушаете?

- С дисков музыку слушать я не очень люблю, а вот винил у меня есть: штук двадцать-тридцать любимых, только хорошая музыка уровня Фрэнка Синатры. У меня даже сохранилась «вертушка», которая до сих пор работает. Но больше я, конечно, увлекаюсь монтажом английских текстов.

- Когда впервые удалось поговорить с иностранцами?

- В 1968 году в Уфу приехали англичане для установки полиэтилена на заводе «Синтезспирт». Я тогда был студентом второго курса и очень много с ними общался. Техника, которую в то время закупала Башкирия, обслуживалась англичанами. Это были обыкновенные любители футбола, автомобилисты, а вовсе не люди высокого полета. С ними было очень интересно разговаривать, и я многое у них узнал. Благодаря большой практике общения в Великобритании меня никто не мог распознать: там просто не понимали, что я русский.

- А на высшем уровне переводить приходилось?

- Приходилось переводить премьер-министра Пакистана Зульфикара Али Бхутто. В Пакистане же работал переводчиком на встрече с министром тяжелой промышленности Украины. В Башкортостане моими клиентами были Муртаза Рахимов и наш премьер-министр. Посла Индии я тоже сопровождал как переводчик. На всех этих деловых встречах было очень интересно работать и в то же время боязно.  

Анастасия ЖИЛКИНА,

Ксения ЛАПТЕВА.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter