Анжелика Варум: «С Леней нам есть о чем помолчать»

Анжелика Варум: «С Леней нам есть о чем помолчать»

Анжелика Варум: «С Леней нам есть о чем помолчать»

9 ноября 2008, 23:25
Культура
Несмотря на постоянные слухи о разводе звездной пары, многим и творческий, и любовный союз Варум и Агутина кажется романтической сказкой. Оказалось, что для обоих артистов это второй официальный брак. После школы Варум вышла замуж за одноклассника Максима Никитина, с которым прожила восемь лет. После расставания бывший супруг Анжелики стал сектантом, посещая Церковь Христа. Теперь он изредка снимается в рекламных роликах в качестве модели. Детей супруги не нажили, зато Агутин от гражданского брака с балериной Большого театра Марией Воробьевой имеет дочь Полину, которая вместе с матерью уехала в Италию. До этого Агутин пять лет прожил с первой официальной женой – Светланой. Союз Агутина и Варум изначально планировался продюсерами как исключительно творческий.

Я шучу, что у меня рак сердца

 

- Первые полгода мы просто работали вместе с Леней, не будучи даже любовниками, - рассказывает Анжелика. - И когда про нас начались статьи в газетах, мы сделали вывод - ага, покатило! На гастроли мы ездили каждый со своим коллективом, жили, естественно, в разных номерах. Взаимная симпатия была, конечно же, с самого начала. Когда Агутин только появился, то и по музыке, и по текстам песен я сразу поняла: это мой человек. Присматривались друг к другу лет эдак семь. А потом появилась идея спеть вместе. И началось уже более тесное общение. По гороскопу он «Рак». Я всегда шучу, что у меня рак сердца. Наверное, извне проще наблюдать и делать какие-то выводы. В действительности ты просто живешь, и все. Думаю, если бы это была чья-то история, я бы с удовольствием посудачила о ней. Но поскольку это наша жизнь, говорить совсем не хочется. Мне кажется, что у каждого романа есть свой срок. И пытаться искусственно сохранить отношения - напрасный труд. Если любовь согревает, если вы в нее верите - она будет жить в вашем сердце. Как только появляются какие-то сомнения, ее ничем ни удержать, ни продлить невозможно.

- Правда, что на сцену вы попали случайно?

- Папа написал песню «Полуночный ковбой» для девушки, которая должна была выступать на конкурсе. А я напела демоверсию, чтобы ей было проще выучить текст и мелодию. Но девочка по каким-то причинам на конкурс не поехала, и осталась эта запись в моем исполнении. Студия «Гала» включила «Ковбоя» в один из своих сборников. Песня стала популярной. Мне повезло. Моей первой сценической площадкой был один из самых больших залов России – «Олимпийский». Я пела в сборном концерте все того же «ковбоя». И когда зал запел вместе со мной, я подумала: «Кажется, я звезда».

- Правда, что, появившись на сцене, вы эксплуатировали образ эдакой Лолиты?

- Такая у меня профессия, что создаваемый образ запечатлевается в умах зрителей и слушателей. Для многих Анжелика Варум – это действительно маленькая девочка с тонким голоском, которая поет песню «Художник, что рисует дождь». На самом деле имидж исполнителя с возрастом меняется. Сейчас – это образ женщины-соблазнительницы. Насколько мне известно, это один из самых распространенных и - если говорить о профессии - выгодных имиджей. Это то, что всегда всем интересно: как певица выглядит и насколько высоко она может поднять знамя Женщины. А вообще, иногда, вставая с постели, я не представляю, в каком виде появлюсь вечером на сцене. Так даже интереснее.

- Почему вы взяли сценический псевдоним?

- Мария - библейское имя, а эстрада и популярная музыка - вещь довольно легкомысленная, мне не хотелось их соединять. К тому же второе имя появилось неслучайно: бабушка в детстве называла меня ангелом, но поскольку она часто путала русские, украинские и польские слова, это часто звучало как «энжел мой». Отсюда и Анжелика. Оба имени мои. Более того, после того как в прессе стали муссировать эту тему, некоторые поклонники стали называть меня Марией, чтобы таким образом как-то приблизиться ко мне.

- Только супруг решает, что вы будете петь?

- Леня помог мне собрать новый коллектив замечательных музыкантов, он написал для меня пластинку «Служебный роман». Я очень прислушиваюсь к его мнению, потому что для меня он и папа - самые главные ценители женского творчества. Он очень темпераментный человек, но его темперамент успешно сочетается со здравым смыслом. Его практически невозможно вывести из состояния равновесия. Бывают, конечно, обиды, но особенно бурных выяснений отношений я не помню. Думаю, когда в семье возникают какие-то серьезные конфликты - с битьем посуды, взаимными оскорблениями и нелицеприятными обличениями, прежде всего, стоит обратиться к себе и подумать: может, во мне что-то не так?

- В чем секрет успешного семейного союза?

- Я думаю, что мужчина ищет в женщине, прежде всего, маму. И идеальная женщина - та, которая с удовольствием, радостью и любовью несет эту миссию по жизни. Правда, к шоу-бизнесу это не имеет никакого отношения. Если говорить о нашем с Леней браке, то мы состоявшиеся личности и прекрасно понимаем, что переучивать другого человека, навязывать ему свои стереотипы - дело неблагодарное. К счастью, мы оказались очень похожими людьми и достаточно комфортно чувствуем себя вместе. Наверное, каждый из нас идет на какие-то небольшие компромиссы. Ну, например, я всегда оставляю телефон в ванной комнате. И мужу приходится за ним бегать. Но, надеюсь, он к этому привык. Нам не только есть о чем поговорить, нам даже есть о чем помолчать.

 

Приходящие родители

 

- Как вы разделяете обязанности по дому?

- Готовлю я. Когда мне было лет двенадцать, бабушка впервые доверила мне разделать курицу. Дедушка посмотрел, как я лихо орудую ножом, и сказал: «Наверное, вырастет хирургом...». Хирург во мне, судя по всему, уже погиб, но на кухне возиться очень люблю. Но для себя одной готовить никогда не буду. Только для мужа, для ребенка. И очень люблю, когда меня хвалят. А вот к стиральной машине он меня не подпускает. Все, что касается вещей - какая тряпочка покрасится, какая сядет, а какая растянется, - мне трудно понять. У Лени же на этот счет особое чутье. Поэтому я ему доверила весь свой гардероб. Зато я глажу. Это у меня от дедушки. Как сейчас помню: вечерами по воскресеньям он сидит за гладильной доской перед телевизором и смотрит футбол. Рядом огромная гора белья - простыни, наволочки. Я завороженно наблюдала, как это сморщенное белье разглаживалось под утюгом, и получала от этого просто физическое наслаждение.

- Вы участвовали в обстановке квартиры?

- Этот дом - полностью детище моего мужа. У него были очень хорошие строители и замечательный менеджер. Но все, что касается цвета, мебели, освещения, домашней техники, выбирал Леня. Он лично следил за ходом работ и, как ни странно, успевал все контролировать. А я в это время занималась не менее ответственным делом - вынашивала нашу дочь. Ребенка мы не планировали, мы просто очень ждали. И Леня в течение всей моей беременности и после родов был очень чутким и внимательным. Больше всего меня покорило то, что, когда мне приходилось вставать по ночам к Лизе, он вместе со мной просыпался, садился рядом и ждал, пока я покормлю. Лиза похожа на мужа. Ничего варумовского в ней нет.

- Дочка любит смотреть ваши выступления по ТВ?

- Нет, она этого не любит. Мы редко видимся, она расстраивается и иногда закатывает истерики: «Где моя мама?!». Ей пытаются объяснить: «Мама сейчас на концерте, она скоро приедет». Но Лизу это, разумеется, не слишком утешает, девочка очень скучает. Так что бабушка с дедушкой стараются не провоцировать и не включают телевизор, когда идет наш концерт. Мы такие «приходящие» родители. Я не вижу в этом пока никакой проблемы. Когда дочке было шесть месяцев, мы первый раз уехали на гастроли. Она привыкла, что должны быть дедушка, бабушка, а мама с папой приезжают, привозят подарки, высказывают свое одобрение или неудовольствие по тому или другому поводу. Моя мама ездила на гастроли, пока мне не исполнилось три года. В какой-то момент она почувствовала дефицит воспитания и села со мной дома. Можно сказать, мама пожертвовала ради меня многим: она родила меня в 19 и, сдав вступительные экзамены, даже не начала учебу в университете. А получила высшее образование только после того, как я окончила школу и уехала в Москву.

- Не тяжело и дома, и на работе находится вместе?

- Вообще, если подсчитать те часы, которые мы проводим вдвоем, то получится не так уж и много. Маленькое, совсем крошечное утро. Потом мы разбегаемся - каждый по своим делам, и я до вечера умудряюсь даже соскучиться. У нас ведь нестандартная семья, поэтому и день у нас нестандартный. Мы ночные люди и просыпаемся довольно поздно. А дальше все зависит от работы. В нашей профессии, к сожалению, строить планы бессмысленно, потому что сегодня позвонили - и завтра ты уже где-нибудь в Иркутске. Наша жизнь - стихия, и мы к этому привыкли. И если вдруг появляется несколько дней затишья, начинаешь испытывать чувство беспокойства. Не понимаешь, каким образом спланировать свое время, потому что опыта у тебя в этом деле нет. Хочется просто лечь и отоспаться, что и делаешь с большим удовольствием.

Ильсияр РАХМАТУЛЛИНА.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter