Уфимский джазмен основал свой «Союз композиторов»

Уфимский джазмен основал свой «Союз композиторов»

9 февраля 2010, 19:29
Культура
Саксофонист Олег Киреев, в конце 80-х основавший в столице Башкирии коллектив «Орлан», сегодня – звезда мирового уровня. Гастроли Олега с успехом проходят во многих странах, его world music проект «Мандала» был номинирован на премию «Грэмми». Киреев организовал множество джазовых концертов, фестивалей, представлений, а сегодня заправляет московским клубом «Союз композиторов», который журналисты назвали «джазовой Меккой России». В Уфу Киреев привез американского джазового вокалиста Николаса Бирда.

Олег Киреев: «Появление в Уфе джаз-клуба – это просто чудо»

 

В столицу Башкирии Олег приехал после масштабных гастролей по Америке. Тур продолжался целый месяц. Музыканты играли в Нью-Йорке, Филадельфии, потом добрались до Калифорнии и Лос-Анджелеса.

 

- Основной концерт прошел в очень престижном клубе Нью-Йорка, - рассказывает саксофонист. - Правда, для нас культовые американские клубы выглядят немного странно, потому что внешне они очень потрепанные, но зато там поют все легенды джазового мира. Это исторические места, которые государство старается сохранить. Там не поднимается аренда, а купить билет очень сложно, потому что выступают только самые интересные артисты. У нас должно было быть выступление в «Карнеги-холле», но у моих музыкантов возникли проблемы с визой из-за бюрократических проволочек. Однако через три месяца мы представили эту программу в не менее хорошем зале «Симфони спейс». Выступление вызвало большой резонанс.

- Номинацию на «Грэмми» считаете большим успехом?

- Наш диск даже прошел первый тур отбора. Но дело не только в этом. Я был счастлив попасть в Нью-Йорк и посмотреть, как живет другое полушарие. В этом туре задачи у нас были совершенно разные, например, я успел записать пластинку с американским композитором Ренди Кляйном. Кроме того, рад, что удалось привезти Николаса Бирда в Уфу. Он музыкант, композитор, киноактер, потрясающе поет и танцует – показывает настоящее бродвейское шоу.

- Как познакомились с Николасом?

- Я услышал его записи в феврале и пригласил выступить в Москве. Он настолько полюбился российской публике, что мы приглашали его несколько раз. Николас побывал в Орле, Воронеже и многих других городах. В столичном клубе «Союз композиторов» его выступления всегда аншлаговые - билеты раскупаются моментально.

- Вас не смущает, что у нас в больших городах джазовых клубов единицы, а, например, в Лондоне больше 70-ти?

- Конечно, у нас большой дефицит хороших заведений. Мой джаз-клуб «Союз композиторов» в Москве хотя и уютный, но все равно коммерческий. Но при других условиях он не выживет, и поэтому мы вынуждены делать дорогие билеты. У нас играют исторические личности, громкие имена в мировом джазе. Приятно, что некоторые политики любят джаз, приходят к нам и приводят с собой коллег. Клубов не хватает – это факт. Молодые музыканты, конечно, сейчас заняты в клубах, ресторанах, но реально креативных мест нет.

- Как охарактеризуете ситуацию в Уфе?

- Здесь есть в хорошем смысле слова сумасшедшие люди, вроде доктора медицинских наук Булата Азнабаева, который создал «Уфимский джаз-клуб» и поддерживают в столице Башкирии творческую атмосферу. Появление в Уфе джаз-клуба – это просто чудо. Там потрясающая атмосфера и очень хорошие инструменты. Я счастлив, что в Уфе наконец-то и без меня что-то происходит. Помню, как старался здесь открывать свои клубы… Просто в конце 80-х понял, что если я не буду этого делать, то и никто не будет. Я счастлив, что сегодня ситуация меняется и здесь живут энтузиасты. Уфа – город с хорошими корневыми традициями, здесь всегда были хорошие ансамбли и особое отношение публики к джазу. Например, Казань не воспринимает никакой музыки, кроме диксиленда или оркестра. А уфимская публика любит разные джазовые стили и направления.

- Пробовали открывать новые имена в джазе?

- К сожалению, сегодня проблема не только с заведениями, но и с музыкантами. Например, мы решили дать талантливым ребятам возможность показать свое креативное мышление. Вечером в нашем клубе открыты двери для любых музыкантов с сумасшедшими идеями – они могут играть с пяти до семи, при этом входные билеты очень дешевые. Но парадокс нашего времени в том, что сейчас музыканты не готовы к бесплатным выступлениям. Артист сразу спрашивает: «А сколько заплатят?», и сразу наружу выскакивает его творческая несостоятельность. Мы предоставляем им площадку для концертов, но они не готовы ее принять. Кроме того, проблема заключается еще и в том, что в Москве произошла полная потеря интереса к хорошей музыке со стороны прессы.

- Может быть, джаз просто теряет свои позиции?

- Важно, чтобы была аудитория - образованная публика. В России сегодня все держится на сумасшедших людях, готовых продвигать искусство на голом энтузиазме, а в Америке, например, всегда была государственная поддержка. Но, тем не менее, потенциал джаза как андеграундного искусства в России потерян, и слава богу. Сейчас у нас есть нормальная фундаментальная школа.

- Совместные проекты с ди-джеями планируете?

- Раньше я этим занимался, сейчас же нет никакого желания. Я попробовал и понял, что подобные проекты всего лишь дань моде: для таких дуэтов надо иметь особые мозги. Кроме того, это коммерческие проекты, которые меня не интересуют. 

- Правда, что в молодости после переезда в Польшу вы играли даже на улице?

- Я попробовал, но мне не понравилось. В итоге я оставил играть своих уфимских музыкантов, а сам бегал по клубам и искал для нас работу. В Польшу со мной согласились поехать только несколько человек, в полном составе «Орлан» испугался. У всех нашлись какие-то причины, чтобы не ехать. Но потом и смельчаки не выдержали - через месяц уехали обратно в Уфу.

- Сейчас устраиваете встречи уфимцев, живущих в Москве?

- Я пытался много раз это сделать, особенно в клубе «Б-2». Лет семь назад я видел очень многих молодых людей из Уфы, которые пытались выжить на московской земле. Приезжим обосноваться в столице очень непросто, и порой многим нужна помощь. Сегодня я такие встречи уже не провожу – это дорого, а далеко не все из переехавших платежеспособны. Кроме того, Москва сильно разъединяет людей – даже музыканты толком не могут встретиться, видятся друг с другом раз в год. Это не только проблема больших городов: сейчас такое время, когда люди слишком заняты собой.

 

Николас Бирд: «Россия мне показалась другой планетой»

 

Николас Бирд живет в Сан-Франциско, преподает соул- и джазовый вокал в легендарной школе Berkeley JazzSchool, откуда вышло множество самых известных калифорнийских

джазменов.

 

- Впервые я попал к вам зимой, - вспоминает Николас. - Мне казалось, что я прилетел на другую планету – представьте, из теплой Калифорнии в феврале я приехал в Сибирь. Таких погодных условий я еще никогда не встречал. Моим первым городом в России стал Иркутск - это название я запомню навсегда. У меня даже есть фото из местной газеты. Фотокорреспонденты засняли меня обледенелого, когда я шел по улице,  и сделали подпись «Американский герой не умер на наших улицах». Кстати, когда я вышел из самолета, по ошибке сел не в тот автобус и уехал не туда. Мне было так холодно, я даже подумал, что умру. Шапку и теплую одежду я, конечно, взять не догадался. По сравнению с Иркутском Уфа мне очень понравилась. Приятно, что столица Башкирии – открытый город, где нет высоких зданий.

- В каких фильмах снимались?

- Я играл с такими актерами, как Клинт Иствуд, Ричард Гир, Ким Бесинджер, Дэвид Духовны, с певцом Томом Джонсом. Роли, правда, были небольшие, но я хорошо знаком со всеми знаменитостями. Из самых известных фильмов с моим участием могу назвать «Полицию Лос-Анджелеса». Одной из моих музыкальных вершин я считаю совместную работу с Бобби Макференом в его акапелльной группе Voicestra.  Я драматический и музыкальный актер, но в первую очередь - джазовый исполнитель. 

- Ваши дети тоже музыканты?

- У меня три дочки. Одна играет в футбол в профессиональной лиге в Калифорнии, другая – профессиональный фотограф в Париже, младшая - студентка в Лос-Анджелесе.

Ксения ЛАПТЕВА.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter