«Разрешите написать о вас плохо»

«Разрешите написать о вас плохо»

«Разрешите написать о вас плохо»

7 сентября 2008, 23:18
Культура
Где заканчивается публичность и начинаются границы личностного пространства? Как развести эти понятия? Можно ли одновременно защитить право на тайну частной жизни и стоять и на страже права журналистов на объективное освещение тех или иных событий, в том числе связанных с жизнью «звезд». Как найти эту тонкую грань?

Не так давно Верховный суд России защитил две казалось бы несовместные вещи: свободу слова и тайну личной жизни. Теперь законопослушный журналист должен позвонить звезде и спросить, допустим: можно ли написать, что вы били жену и завели ребенка на стороне? Для того, чтобы в дальнейшем избежать судебных исков. Представители богемы с одобрением восприняли позицию Верховного суда РФ. Впрочем, и среди знаменитостей были такие, для которых разъяснения высшего синедриона ровным счетом ничего не поменяло. Так, например, актер Станислав Садальский заявил, что ему нечего скрывать: «Я такой, какой есть, - и пусть пишут, что хотят! Говорил и повторяю: «С журналистами судиться, как в крапиву садиться!». Корреспонденты «МКС» поинтересовались у известных в Башкирии людей, как можно соблюсти баланс интересов.  

 

Константин Бережной: «И у журналистов, и звезд должен быть внутренний цензор»

- Мне кажется, истина где-то посередине – однозначного ответа я дать не могу, - говорит известный шоумен и ди-джей «Русского радио» и «Авторадио» Константин Бережной. - Безусловно, публичный человек должен нести ответственность и всегда помнить, что он на виду, а потому выглядеть достойно. Но, конечно, невозможно круглые сутки держать себя в рамках и никогда не расслабляться. Именно поэтому я бы предложил разграничивать формат снимков в зависимости от ситуации. Скажем, если папарацци из «желтой» прессы просто хочет унизить человека, снимая какие-то нелицеприятные вещи, то я естественно на стороне «звезд» и считаю позицию Верховного суда правильной. А вот если сделанный снимок несет какую-то социально-значимую информацию, скажем, обличающую чиновников или тех же «звезд», то в этом случае я на стороне прессы. Ведь читатели изданий должны знать правду о событиях и людях. А вообще я считаю, что у фотографов и журналистов, так же как и у известных персон, должен быть внутренний цензор, не позволяющий им совершать совсем уж из ряда вон выходящие поступки.

 

Максим Чудов: «Буду рад, если фотографы спросят разрешения на съемку»

- Полностью согласен с верховными судьями, - говорит двукратный чемпион мира по биатлону. - Конечно, я не настолько известная личность, но, тем не менее, не раз сталкивался с подобными проблемами. Например, малознакомые люди очень часто хотят со мной сфотографироваться. Я никогда не отказываю, но всегда прошу своих болельщиков оставлять наши совместные фото в личных архивах и не выкладывать их в интернет. Ведь самый обычный снимок можно преподнести совершено в другом контексте - выложить его в сеть, подписать неизвестно как – и, пожалуйста, фото уже имеет совершенно другой оттенок и характер. Поэтому я был бы очень рад, если бы фотографы спрашивали разрешения, прежде чем снять меня в каком-то непубличном месте. Кроме того, с недавних пор я прошу интервью на согласование. Дело в том, что некоторые журналисты неправильно меня понимают и порой некорректно излагают мои мысли.

 

Евгений Мартыненко: «Я на стороне артистов»

- Я солидарен с мнением Верховного суда, - разводит руками известный уфимский промоутер, привозивший в Башкирию самых популярных звезд отечественной и зарубежной эстрады Евгений Мартыненко. - Ведь известный человек тоже должен отдыхать. Может быть, он раз в год решил расслабиться у себя на даче, а тут вдруг, откуда ни возьмись, появляется фотограф. Конечно, это неприятно. Я считаю, все, что связано с частной жизнью, не предназначено для общественного обозрения. Необходимо разграничивать личную жизнь и общественную деятельность. Как промоутер, я на стороне звезд. Например, в Уфе произошел неприятный случай. Во время гастролей шоу «Ледниковый период» Анна Семенович вышла на лед на раскатку без грима и кто-то успел ее сфотографировать. Анна расстроилась. Я полностью ее понимаю, ведь любому артисту хочется всегда выглядеть привлекательно.

 

Александр Кузьменко: «Отсутствие желтой прессы в Башкирии – большой плюс»

- Я соглашаюсь на интервью с журналистом только на том условии, если текст будет со мной согласован, - уверяет народный артист Башкортостана и известный телеведущий Александр Кузьменко. - Считаю, что с фотоснимками должно проходить по этой же схеме. Любой воспитанный человек просит разрешения войти в дом, почему же с фотосъемкой должно быть по-другому? Конечно, если я нахожусь в публичном месте, фотограф имеет право меня снимать и публиковать фото, не согласовывая со мной. Это рабочие моменты. Другое дело, когда объектив камеры нацелен на меня, например, на даче или где-нибудь в сауне. Я с такими фактами не сталкивался, но в Уфе и «желтой» прессы нет, что считаю для родного города большим плюсом. Даже подобные столичные издания, выходящие в нашем регионе, не позволяют себе делать откровенно скандальных вещей, просто потому, что там работают приличные люди и у провинции своя специфика. Я подобные газеты никогда не читаю, но не могу не замечать. Может быть, подросткам в переходном возрасте любопытно смотреть на фотографии звезд в неглиже, я же считаю это просто неприличным и неприятным. Одна газета пыталась сделать материал о моей личной жизни, спросив разрешения - ответил отказом. В итоге вышла рецензия на спектакль, в котором я принимал участие.

 

Айгуль Шакирова: «Каждый сам должен решать, что выставлять на всеобщее обозрение»

- Для людей публичных это очень разумный и логичный подход, потому что их частная жизнь подвержена нездоровому пристальному вниманию, - говорит заслуженная артистка Башкирии, актриса Республиканского русского академического театра драмы Айгуль Шакирова. - К тому же самая главная проблема сейчас – это отсутствие вкуса, такта и засилье пошлости. Разъяснения Верховного суда позволят в какой-то мере уследить за такими вещами и нормализовать обстановку. Какие-то мои фотографии публиковались, но это были не частная, а рабочая съемка – фото из спектаклей с какими-то моими комментариями. Мне не совсем приятно, что это выходило без моего ведома, но я всегда выясняла, кто это сделал, и серьезных инцидентов не возникало. Я думаю, что свободу слова это не нарушит. Это никак не связано с тем, что кто-то роется в чьем-то грязном белье. Эти вещи нужно разграничивать. Человек имеет право решать, могут ли его частные фотографии выставляться на всеобщее обозрение. Вы же не пускаете всех в свою ванную комнату или спальню, несмотря на то, что вы демократичный и свободный человек.        

 

Габдельфат Сафин: «Фотографам готов позировать в любое время и в любом месте»

- Может быть, некоторым артистам юридически оформленный документ на эту тему покажется очень правильным и нужным, однако в моей жизни он ничего не изменит, - заявляет певец, заслуженный артист Татарии Габдельфат Сафин. - Журналисты за мной толпами не бегают, а фотографам я готов позировать в любое время и в любом месте. Ведь это тоже часть жизни артиста. Тем более, что репортеры работают для читателей изданий, а значит и для поклонников моего творчества, от которых мне скрывать нечего.

Вика ЗВЕРЕВА, Дмитрий СТЕКОЛЬ.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter