Пещерные люди: в Уфе открылась выставка Радика Мусина «Наскальники»

Пещерные люди: в Уфе открылась выставка Радика Мусина «Наскальники»
Пещерные люди: в Уфе открылась выставка Радика Мусина «Наскальники»
6 сентября, 12:44КультураАндрей КоролевФото: Владимир Ковальчук
Выставка будет работать в галерее «X-MAX» до октября.

«Наскальники» Радика Мусина, по словам самого художника, начинались как шутка, а закончились в уфимской галерее:

— Около года назад, когда Москву закрыли на карантин, мы с супругой решили уехать в Бураево — здесь спокойнее, можно выжить, посвободнее можно гулять по улицам. Там я писал свои заказы; после решил ненадолго отказаться от академизма — на стенах железобетонного завода написал несколько картин, которые ни к чему не обязывают. В результате половина завода оказалась забита этими сюжетами. Через полгода [директор галереи X-Max] Максим Холодилин в 4 утра написал, что из этого можно сделать выставку.

В конечном счете не только бураевский ЖБЗ оказался расписан картинами Радика Мусина, но и ряд заброшенных зданий по всей территории Башкирии. Все работы на выставке — это дубликаты картин, написанных на стенах Мелеуза, Стерлитамака, Уфы, Бураево, Вострецово.

В числе одного из ключевых героев «Наскальников» — шурале, мифологическое существо, которое живет в лесу и охраняет его от незваный гостей. Как правило, он изображается с длинными пальцами, которыми может защекотать до смерти. По словам Радика Мусина, шурале шутлив, наивен, заботлив и как персонаж «без человека не работает» — в общих чертах именно так можно описать и саму выставку, которая пересказывает известные сюжеты и возвращает зрителя к эпохе, когда не было ничего важнее контура, разделяющего пространство.

«Наскальники» — актуальное приглашение художника к разговору об искусстве, точнее вопросы, адресованные всем желающим. Один из главных — чем эти картины принципиально отличаются от рисунков в Каповой пещере. В данном случае речь не о синонимичной стилистике, которая первой бросается в глаза, или архетипических сюжетах (комиксы «Марвел», с которыми в том числе разговаривают «Наскальники», — тоже своего рода фольклор). Важнее масштаб, которым зритель способен наделить этот вопрос: есть ли существенная разница между тем и этим творчеством, той потребностью к самовыражению и этой? Для удобства можно оценивать эти процессы не из 2021 года, а из 7589-го, или просто подняться над временной плоскостью.

В этом смысле на выставке оказываются уместны не только собственно картины, но и осколки использованных стен (с фрагментами граффити и без них) — конгениально камням из той же Каповой пещеры (или осколкам небесных тел в планетарии), которые не менее интересны, чем сами художественные произведения. И это не столько элемент атмосферы, сколько факт произведения, не только его доказательство, но и открепительное удостоверение, в котором даже арматура, торчащая из бетонных осколков, получает второстепенную роль.

В сюжетном плане «Наскальники» сколочены как ковчег, который притворяется хулиганским: здесь можно заметить как канонические сюжеты («Мадонна с младенцем», «Лаокоон и его сыновья»), так и поп-культурные вариации («Человек-Таук»). При этом мусинские интерпретации «Танца» и «Музыки» Матисса не останавливаются и тащат из небытия так и не написанную работу «Медитация», которая здесь и сейчас справедливо выглядит как пошловатое изображение обгоревшего отпуска времен путинской стабильности.

В контексте выставки примечателен «конфликт» между Радиком Мусиным и режиссером, оператором Риязом Исхаковым: в фейсбуке Рияз Исхаков несколько раз указывал на недопустимость автографа, оставленного художником на камнях природного парка «Зилим»; накануне выставки Радик Мусин надпись убрал. Это акцентирует еще один интересный штрих к нынешнему положению современного искусства, которое тысячелетия назад могло быть создано исключительно на стенах пещер, а сейчас — условно свободно только в априори недолговечных, искусственно созданных пещерках галерейных пространств, да и то не всегда. В этом дискомфорте геометрических пространств единственным адекватным помещением, способным вместить замыкающийся круг искусства (из пещеры в пещеру, от наива к наиву), становится человеческое восприятие, все еще свободное от запрещающих законов, актов аренды и правил посещения.

— Все, что я хотел сказать, я сказал этими работами. Спасибо, что пришли. Спасибо Максиму Холодилину за доверие и реализацию. Спасибо маме, что родила. Спасибо асфальту, что ровный. Спасибо земле, что вертится. Спасибо деду за победу. Спасибо в карман не положишь, — завершил Радик Мусин свой спич на открытии выставки.

В завершение хочется добавить, что адресованные зрителю вопросы хороши тем, что с ответами на них зрителю некуда пойти, кроме как к самому себе. Выставка «Наскальники» открыта в галерее «X-MAX» в течение всего сентября.

Фото:Владимир Ковальчук

В июне Радик Мусин дал интервью Mkset. Он откровенно рассказал о любви к родине, выставке в Эрарте, работе на Сергея Шнурова и планах на лето в Уфе.

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter