Талантливого уфимского художника судьба лишила рук

Талантливого уфимского художника судьба лишила рук

6 апреля, 02:39
Культура
Стены небольшой квартирки живописца Павла Савичева в панельной черниковской пятиэтажке густо увешаны полотнами. Есть здесь и пейзажи, написанные маслом, и изящные листы тонкой графики, сделанные тушью или простой ручкой. Но самое удивительное, что талантливых работ никогда не касалась рука 68-летнего автора: выполнены они… ногами. У Павла Владимировича удивительная судьба: он появился на свет с душой художника, но без рук.

Из детдома – в дом престарелых

 

- Абстракционистов не люблю, - говорит художник. – Никогда их не понимал. Наляпано черт-те что на холсте, а продается за бешеные деньги. Я человек деревенский, природу люблю, вот и писал всегда пейзажи.

Вероятно, «ляпать»  абстракционистские полотна для Павла Владимировича было бы гораздо легче. Может быть, именно поэтому всегда добивался он от своих работ четкости, ясности и тщательной прорисовки деталей. Об искусстве он размышляет не как дилетант: еще в 60-х годах Павлу Савичеву, несмотря на физический недостаток, удалось успешно окончить уфимское училище искусств.

- Хотя некоторые художники смеялись надо мной, говорили: мол, иди, Паша, в цирк, знаменитым станешь, денег заработаешь, зачем тебе над мольбертом мучиться? Да я лучше сдох бы, чем в цирк пошел. Что я, собака какая, чтобы в цирке меня показывать?

Кто ж теперь знает, отчего так случилось: возможно, война, недоедание матери, тяжелая работа и стрессы, как сказали бы сейчас. Павел родился в многодетной семье в деревне Покровка под Тавтиманово в 42-м. Через год мать получила похоронку на отца. Мальчик хотя и осознавал свой недостаток, но от сверстников старался не отставать: играл в футбол, гонял и на коньках, и на лыжах, рыбачил и даже умудрялся стрелять из ружья. Вот только в деревенскую школу Павла принимать отказались: педагоги побоялись брать на себя такую ответственность.  

- Тогда мать решила отправить меня в специальный детдом, что под Уфой: образование-то получать надо, - вспоминает Павел Владимирович. - Его то и дело расформировывали, и мы постоянно переезжали. В итоге я оказался в сибирском городе Мариинске Кемеровской области.

Когда Павел увидел, как один из его детдомовских товарищей срисовывает Кремль с открытки, у парня загорелись глаза.

- Подумал: «А чем я хуже? Ну и пусть нет рук, а ноги мне на что?». И решил во что бы то ни стало научиться рисовать. Конечно, сначала не получалось: я нервничал, скомкал не один лист бумаги, злился на свою слабохарактерность, - рассказывает о своем первом опыте художник. – Но потом взял себя в руки и стал настойчиво стремиться к цели: в ход шли как карандаши, так и акварель. 

В детском доме парня, как и положено, держали до 16 лет: следующим местом его пребывания стал дом престарелых в Кузбассе, где за ним могли ухаживать. Павел и там решил продолжить заниматься изобразительным искусством, поступив на заочное отделение в филиал Московского дома творчества.

- Денег, высланных сестрой на обучение, хватило лишь на один учебный год. А давать специальное образование бесплатно мне отказались: эти бюрократы требовали медицинские справки, подтверждающие мою инвалидность. Да и к тому времени я уже не мог находиться среди стариков: это меня очень угнетало. Хоть жизнь была там привольная: ели до отвала, гуляли вдоволь и не мерзли никогда – уголь для топки был в том краю в избытке.

 

Павел Владимирович решил возвращаться в родную Башкирию.

- Но и в Покровке для меня долго не находилось дела: в собесе предлагали работу то бухгалтера, то портного, то сапожника. Ну, куда же я без рук-то пойду? – негодует художник. - И в училище искусств не хотели брать.

 

«Художником стал благодаря Фурцевой»

 

В свое время парня учил прославленный башкирский художник Рашит Нурмухаметов, он же и добивался, чтобы парня приняли в училище. Тогдашняя директриса – ни в какую, так что пришлось Павлу совместно с мэтром писать в Москву тогдашнему министру культуры Фурцевой. Из столицы пришло четкое предписание: парня в училище принять!

- Ох, и ругался Нурмухаметов с директрисой… Но тогда, в 62-м, в студенты меня зачислили вне очереди. За время учебы создал я много разнообразных работ. Помню, частенько рисовали мы с натуры статую богини Афродиты, или, как ее еще называют, Венеры Милосской, что раньше находилась в холле театра оперы и балета. Это была копия всемирно известного древнегреческого изваяния, дошедшего до нас уже без рук. Тогда однокашники в шутку называли меня сыном Афродиты. Но я тогда насмешек и не замечал, думал только об искусстве: сяду на пол, сниму обувь и носки, достану из сумки ластики с карандашами и приступаю к работе. Меня все уборщица местная жалела: «Сынок, замерзнешь ведь на полу сидеть, еще и без обуви». А я ее успокаивал, мол, ничего, бабуля, пожил в Сибири, теперь вообще не мерзну. Когда же рисовали натюрморты, стоит преподавателю выйти за дверь – так мы все самое вкусненькое со стола и потаскаем.

У студента появилась другая проблема - с жильем: в общежитие не брали, родных сестер, что жили в Деме, Павлу стеснять не хотелось. Но и ежедневно преодолевать путь в 60 километров на электричке до родной деревни молодому человеку было не по силам. Чиновники, ведавшие распределением жилья, поначалу не верили его удивительным способностям, пока не увидели его работы: «Ух ты, как рисует, нам и руками так не суметь!». Вот и появилось у Павла свое жилье.

- Когда вручали ордер и ключи от новенькой однокомнатной квартиры на бульваре Славы, то приписали мне тимуровцев из школы, находящейся по соседству, - ухмыляется Павел Владимирович. – Я тогда подумал: «Зачем мне это нужно? Они будут пол топтать, а я за ними убирать? Ну, уж нет – увольте!» За собой-то я либо носком шерстяным протру, либо утиным крылом подмету.

Но дверь в новой квартире и не закрывалась: постоянно «паслись» друзья-однокашники, а некоторые и жили постоянно. Веселые были годы: Павел Владимирович и сейчас о них вспоминает с восторгом. Все прелести студенческой жизни довелось узнать. И рисовал он тогда много, но работы свои не ценил.

- Придут ко мне ребята, мы с ними чекалдыкнем, и я сразу добрым становлюсь: дарю, кому что понравится. Ну, а кто-то просто «тындил» рисунки. Бывало, проснусь утром - то одного полотна не досчитаюсь, то другого. Так и утекали мои картинки вместе с друзьями. Теперь, коли выставку делать, надо бы собрать и эти работы тоже, но выясняется – подевали их неизвестно куда друзья-то бывшие…

«Стындили», как выражается Павел Владимирович, и лучшую его работу, написанную маслом, с выпускной выставки в 67-м. Многие тогда дивились его картинам, и у кого только рука поднялась…

Со временем Павел научился так ловко владеть ногами, что они практически стали заменять ему руки.

- Мог самостоятельно одеваться, бриться, прикуривать, да что уж там – даже нитку в иголку вдеть и пуговицу пришить, - смеется художник. – Одним словом, ловкость ног и никакого мошенства. Свои картины я сам натягивал, холсты оббивал гвоздиками, грунтовал, делал рамки из реек, которые тоже распиливал ногами. У меня еще и к музыке талант есть: иной раз даже на гитаре брякал или на гармошке.

 

«Твое место в цирке»

 

А однажды Павел Владимирович рискнул даже в одиночку отправиться в далекое путешествие.

– Уж больно зазывали сибирские друзья по детдому погостить, письма писали, - объясняет свою решимость художник. – Туда добрался без приключений: люди попадались понимающие, помогали, кто чем мог. А вот на обратную дорогу денег не хватило: все растранжирил, пока гостил у друзей. До Уфы добирался «зайцем» целую неделю: то на товарняках с углем и дровами, то на электричках. Единственное, чего я боялся – это потерять ключ от квартиры, который я держал в носке между пальцами. А об остальном и не думал, почему-то был уверен, что вернусь живым и невредимым. Правда, дома меня потеряли и товарищи, и мать, ведь о своем намерении отправиться в Сибирь я никому не сообщил.

После училища Павел Владимирович еще год проработал в художественном фонде. Пытался даже зарабатывать на жизнь, взяв пример с иных своих коллег. Тогда спрос был на портреты вождей или героев соцтруда, давали за такие портреты по двадцать рублей за штуку. Набившие руку ремесленники по несколько Марксов и Лениных за неделю делали. Попробовал и Павел, но тут-то и начали его травить «конкуренты»: «Иди лучше в цирк…». Так что особо заработать на вождях не пришлось, да и не по нраву была ему такая работа. Все-таки Савичев – больше пейзажист, чем портретист. Плюнул, ушел с работы. На инвалидную пенсию вполне прожить тогда можно было. А тут и семейные хлопоты затянули.

Да, нашлась ему и невеста – мать подыскала. Была тогда под Уфой деревня Степановка, ныне уже поглощенная городом. Тоня там жила со своей матерью. Немного хроменькая была, одна рука плохо действовала, да и старше Павла на пять лет.

- Тонины подруги постоянно в наш колхозный сад за ягодами ходили, вот маманя и сболтнула им про меня.

Ну, так что ж, поладили они с Тоней прекрасно, двоих детей вырастили, Володю и Лену: ребята нормальными родились – все руки-ноги на месте, да еще в один день, 28 июля, только с разницей в шесть лет.  

- Все надо мной смеялись: мол, как у вас дети здоровые получилось, а я отшучивался: «Уметь надо!». Помню, как всей семьей выезжали на природу. К матери в деревню или куда еще. Едем в электричке, вокруг – красотища, а потом, дома, я наброски делаю. Память была у меня зверская, а глаз как у орла. Теперь уж не то все, даже очки нужны…

Вместе с супругой Павел Владимирович прожил 29 лет, пока не умерла она около десяти лет назад. Через пару лет он и мать похоронил. Потеря близких людей серьезно подкосила здоровье неунывающего художника: он бросил курить и… рисовать. Да и пальцы ног потеряли прежнюю гибкость: возраст все-таки. Не столь тонкую работу делать еще можно, например, бриться, пол подмести, однако для живописи нужно большее. Все-таки природа, сыгравшая с Савичевым столь злую шутку, не задумывала для человека ноги в качестве «рабочего инструмента». Потому и с религией у Павла Савичева отношения непростые.

- Как художник я уважаю православную церковь, особенно ее архитектуру, - замечает Павел Владимирович. – Но вот в Бога не верю: а что толку-то? Вот если бы он мне руки прислал, тогда бы я подался в религию.

 

«Не сижу, сложа ноги»

 

Вот уже четыре года Павел Владимирович не выходит на улицу. Но пока были силы, художник много времени проводил на природе, в лесу: благо, парк Победы рядом. В свое время семье предлагали для расширения трехкомнатную квартиру в Сипайлово, но когда Савичев увидел, в каком месте ему придется жить, то чуть не прослезился.

- Кругом грунт, новостройки и ни одного деревца! Что же это за пустыня? Потому отказались туда переезжать. Вот уже четверть века живем здесь и нисколько не пожалели: без природы мне жизнь не мила.

Теперь большую часть времени он проводит на балконе, иной раз даже зимой босиком выскакивает – и ничего, не болеет, закалка-то сибирская. Только летом иногда дочка с зятем вывозят его на природу.

- Но я и теперь не сижу, сложа ноги, - смеется Павел Владимирович. – Сейчас ухаживаю за цветами, у меня даже дуб из желудя растет и сирень, не говоря уже об обычных комнатных растениях. Иногда перечитываю свои дневники, которые вел с 63-го года, пока не перестал писать. У меня накопилось целых 82 общих тетради. В них собственноножно записывал понравившиеся песни, стихи, ну и, конечно, вел семейную летопись. Порой приятно перечитать, повспоминать молодость.

Сегодня у художника еще одна забота - передавать свои знания старшей внучке, десятилетней Настеньке.

- Она у нас обожает рисовать, может часами засиживаться над альбомом, - не без удовольствия замечает дед. – А фантазии у нее – хоть отбавляй: что угодно может изобразить. Жалко, что, кроме моих уроков, ее талант дальше пока не развивается – некому водить в художественную школу. Вот станет немного постарше и самостоятельно будет ходить. А младшая внучка, семилетняя Катюша, первая моя помощница: и расчешет мою косматую голову с утра, и одеться поможет, пока дочка с зятем на работе.

Сегодня несколько сотен работ хранятся у Павла Владимировича в этюднике, который он шутливо называет «гробиком». Картины ждут своего зрителя и почитателя. Так уж случилось, что многие годы художник творил больше для себя, «в стол», старался не высовываться. Может, и ненужного любопытства боялся, болезненного интереса публики: как это оно бывает, художник - и без рук? Если уж искать понимания и признания, то по большому, «гамбургскому» счету, а не по «паралимпийскому».

Раньше была надежда на бывших однокашников, ныне - именитых башкирских художников, чьи работы ценятся и за рубежом. Но они забегут, пообещают: «Слушай, старик, тебе давно уже пора персональную выставку делать. Вот погоди, разберемся со срочными делами – сразу тобой займемся…». Павел Владимирович ждет, спешить ему некуда. Наверное, рано или поздно такая выставка состоится.

Анастасия ЖИЛКИНА,

Светлана АНТОНОВА.

 

ТОЛЬКО БЕЗ РУК. И НЕ ТОЛЬКО

За границей инвалиды живут полноценной жизнью

 

Поразительные истории инвалидов со всего мира, появившихся на свет без конечностей, доказывают, что жизнь на этом не заканчивается. Несмотря на отсутствие не только рук, но и ног, многие из них не только живут полноценной жизнью, но и подчас успешнее здоровых современников. Среди них немало талантливых музыкантов, спортсменов, живописцев и даже рукодельников, вот только творят они ногами.

 

В свое время Чарльз Трипп был не только самым известным человеком без рук, но также завоевал славу самого популярного конферансье Канады. Он родился в 1865 году в Вудстоке, но в молодости уехал из провинциального городка в Нью-Йорк. К известному промоутеру Трипп отправился без предварительного согласования. Он заявился к нему в офис босиком и показал все, что умел: снимал одежду, расчесывал волосы, надевал носки… С этого и началась карьера Триппа длиною в полвека. Самообразование помогло ему стать не просто цирковой диковинкой, а человеком с каллиграфическим почерком, талантом художника и фотографа. Трипп женился в начале 70-х годов позапрошлого столетия. Скончался он от астмы в возрасте 74 лет.

 

Австралиец Ник Вуячич родился без обеих рук и одной ноги. Вторую, очень маленькую, нижнюю конечность, на которой два пальца, он называет «куриной ножкой». В восемь лет Ник хотел покончить с собой, но понял, что если сможет жить полной жизнью, несмотря на отсутствие конечностей, то его пример вдохновит многих людей с ограниченными возможностями. Вскоре он стал выступать в церкви и возглавил организацию «Жизнь без конечностей», которая помогает миллионам нетрудоспособных людей. Ник любит плавать, кататься на скейтборде, играть в футбол и гольф. Сегодня 28-летний парень живет в Америке, проповедует и планирует выпустить книгу под названием «Нет рук, нет ног, нет проблем!».

«Люди мне говорят: «Как ты можешь улыбаться?» - говорит Ник. - Затем они понимают, что должно быть что-то большее, если парень без рук и ног живет более полной жизнью, чем полноценные люди».

 

Никарагуанец Тони Мелендес родился без рук. Его мать, будучи беременной, принимала препарат талидомид, прописывавшийся для облегчения утреннего недомогания во время беременности. Как оказалось позже, лекарство вызывало у детей врожденные дефекты. Когда-то Тони мечтал стать католическим священником, но его не взяли, потому что для этого нужно было иметь как минимум большой и указательный пальцы. Тогда Тони стал учиться игре на гитаре, перебирая струны с помощью пальцев ног. Папа Римский Иоанн Павел II, совершавший визит в США, был так взволнован выступлением Мелендеса в Лос-Анджелесе, что спрыгнул с 4-футового помоста, чтобы расцеловать музыканта и поговорить с ним. Сегодня 47-летний гитарист с успехом гастролирует по разным странам.

 

Американка Джессика Кокс также появилась на свет без верхних конечностей. Когда в 13 лет ей предложили заменить руки протезами, она отказалась. И стала первым человеком, который получил лицензию на управление самолетом... ногами. А еще у нее два черных пояса по тхэквондо и много друзей по переписке, которую она ведет собственноножно.

Теперь 26-летняя девушка не просто летает сама - 150 часов в воздухе, - она еще и других учит. Ее первый студент - Брайан - тоже без рук.

«Я думаю, что если бы я родилась с руками, я бы столько не достигла в своей жизни, - говорит Джессика. - Сейчас я обожаю преодолевать трудности».

 

Француза Паскаля Клеймана по праву можно назвать феноменом электронной сцены. Парню не повезло: он родился без рук, но это не помешало ему стать диджеем. Все как у всех, только играет он ногами. Он стал жертвой популярного в 60-е лекарства софтенон, которое использовалось для лечения токсикоза у беременных. Позже выяснилось, что основной ингредиент – талидомид - вызывал у зародышей серьезную мутацию конечностей. Однако трагедия не стала непреодолимым препятствием на пути к мечте о диджействе. Он преуспел в этой профессии, прославившись на всю Испанию. «Я страдаю только в воображении людей, которые меня видят. Сам я не вижу в своей судьбе трагедии, - признается Паскаль. - Я тот, кто я есть. Поверьте, я никогда не мечтал о руках».

 

Англичанка Элисон Лэппер родилась инвалидом без рук и с изуродованными ногами. Несмотря на это, она стала знаменитой художницей и фотографом. Создавая полотна, она держит кисть в зубах, а делая снимки, женщина пользуется пальцами ног. В Лондоне ей даже воздвигли памятник: скульптор запечатлел ее обнаженной, на последнем месяце беременности. Судьба Лэппер стала примером для многих инвалидов, которые поверили в возможность творить даже с серьезными увечьями.

 

Американец Джим Голдман родился без рук и с детства научился без них обходиться. Мужчина серьезно увлекается охотой и рыбалкой. Отсутствие верхних конечностей совершенно не мешает ему заниматься любимым делом. Он справляется при помощи ног и подбородка. Более того, на чемпионатах по рыбной ловле Голдман занимает первые места. Сейчас ему пошел уже пятый десяток. Он женат, у него взрослый сын Марвин. Парень в отличие от отца появился на свет абсолютно здоровым.

«Надо смотреть на жизнь проще, - смеется инвалид. - Тогда все будет получаться. Найти выход ведь можно из любой ситуации. Главное - верить в себя и не падать духом!»

 

Кристиан из германского города Росток появился на свет без рук и без ног - результат генетического дефекта. После родов родные родители отказались от ребенка-инвалида. В 10-месячном возрасте его взяла приемная мать Гизела, которой сейчас 74 года. Она буквально стала руками и ногами парня, который весит 19 килограммов. До сих пор она чистит Кристиану зубы, моет, причесывает, носит в туалет. Дома у Кристиана все имеет голосовое управление, ему нужно лишь сказать «Открыть дверь», «Опустить жалюзи», «Выключить свет».При помощи мундштука он нажимает на клавиши компьютера и синтезатора. С недавних пор 26-летний Кристиан изучает информатику в университете. «Мне не мешает моя инвалидность. Я делаю все, что делают другие. Я хочу стать самостоятельным, самому зарабатывать деньги. Семью я бы тоже хотел. Кто знает, что принесет будущее», - говорит Кристиан.

 

Марк Гоффни родился без рук, но всегда хотел стать музыкантом. Он начал играть на тромбоне, но реализовал свою потребность в игре на гитаре при помощи ног. В 1992 году Он создал группу Big Тое (дословно - большой палец ноги).

 

В НОГАХ ПРАВДА ЕСТЬ

Инвалиды бывшего Союза выброшены на обочину жизни

 

Как правило, истории об отечественных инвалидах более душещипательны и трагичны. На Западе люди с ограниченными возможностями не выброшены на обочину жизни: часто они - в самой гуще событий. В России же их считают убогими и немощными, способными только просить милостыню. Те же, кто хочет жить наравне со здоровыми, пытаются выжить без должной поддержки государства, борются с бытовой неустроенностью и с обществом, которое принимает только здоровых и сильных.

 

Мария Капинос из Ростова-на-Дону родилась без левой руки, а вместо правой у нее – мизинец, который растет от плеча. Несмотря на это уже в детстве она стала проявлять интерес к швейному делу. К восьми годам на зависть подружкам девочка одела всех своих кукол. На 20-летие отец подарил ей швейную машинку. Работы было так много, что мастерица строчила день и ночь. Несмотря на инвалидность, дама устроилась на швейное предприятие. Замуж известная в городе портниха вышла поздно, в сорок пять лет. Супруг - не инвалид, да к тому же моложе Марии на 12 лет. Одно только расстраивает 86-летнюю Марию Дмитриевну - не дал Бог детей.

- Мне никакая помощь не нужна, - говорит Мария Дмитриевна. - Я вам так скажу: иногда какой-то физический недостаток может просто сломать человека. А вот у меня рук нет, но я никогда не чувствовала себя ущербной.

 

Украинец Витя Семеренко родился без обеих рук, с укороченной правой ногой и с искривленной левой. Мать отказалась от него еще в роддоме. Через много лет, когда ее найдет сам мальчик, она скажет сыну, что сделать это ее убедили врачи. Парень очень не любит, когда расспрашивают или просят показать, как он держит ложку или зубную щетку. «Я же не клоун в цирке, чтобы показывать разные фокусы», - говорит он. В 18 лет ему сделали протезы, которыми он не пользуется, поясняя: «С ними ходишь, как робот». Из всех школьных предметов Витя больше всего любит физкультуру, с удовольствием играет с друзьями в футбол. Рисовать портреты он научился в детском доме. Творит он ногой или зажимая карандаш между плечом и подбородком. Но в последнее время 21-летний парень этим уже не занимается - весь окунулся в компьютер.

 

Почувствовать себя нужным белорусу Денису Мещерякову, появившемуся на свет без рук, помогла церковь. Он посещает Коложский храм и имеет здесь обязанности – так называемое церковное послушание. Дежурный Дионисий, как здесь его называют, следит за порядком. Он и записки может передать в алтарь, прижимая их подбородком к плечу и отворяя дверцу коленкой. А молодым парам, которые приходят в церковь договориться о венчании, может посоветовать, как правильно обратиться к священнику. В церкви парня стараются поддерживать морально, по возможности помогают деньгами. На занятиях в воскресной школе израненной душе старались помочь избавиться от агрессии, обиды на весь мир, на мать, бросившую в роддоме. От  протезов мальчик отказался: «Каким родился, таким и жить буду», – заявил он.

 

Украинка Марина Ходий, родившаяся без рук, несколько лет назад стала победительницей акции «Гордость страны» в номинации «Сила духа». Она родилась ровно через семь лет после трагедии на Чернобыльской АЭС. Марина все делает ногами: пишет, работает на компьютере, чистит картошку, даже вышивает. Писала Марина великолепно с первого класса, ее тетради постоянно брали на общешкольные выставки. Проверяющие даже не догадывались, что эти ровные, каллиграфические, аккуратные строчки написаны левой ногой семилетнего ребенка, ведь Марина – левша. У девушки - талант художника, ее работы постоянно появляются на республиканских выставках детского творчества и получают высшие награды. 17-летняя девушка окончила гимназию наравне со своими сверстниками и поступила в Харьковский университета внутренних дел.

- Я радуюсь всему - солнцу, птицам и цветам, папе и маме, братику и школьным друзьям, - признается Марина. - Я радуюсь, что живу на этом свете, где много хороших людей!

 

Игорь Плотников из Тюмени родился без обеих рук. Жизнь заставила приспособиться: сначала он научился рисовать ногами, а потом уже и писать. О спортивной карьере парень даже не думал: хотел стать или юристом, или программистом. Но так случилось, что для укрепления здоровья ему предложили походить в спортивную школу. Сначала Игорь увлекся легкой атлетикой. Бегал, ходил в тренажерный зал, занимался рукопашным боем: дрался ногами, а потом начал плавать. Сегодня он известен как «тюменский дельфин». 27-летний спортсмен - победитель и двукратный серебряный призер Паралимпийских игр в Афинах, победитель Паралимпийских игр в Пекине, чемпион мира и Европы.

- Я не загадываю, чем буду заниматься после плавания. Все думают, что у меня после победы поклонницы появились, а у меня их нет - не тот случай. Да и семью пока заводить не хочу, рановато. Хочется хоть какое-то время для себя пожить.

 

 

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter