Тэм Булатов: «Группа «Люмен» далека от культуры и искусства»

Тэм Булатов: «Группа «Люмен» далека от культуры и искусства»

5 декабря, 22:38
Культура
Уфимская группа Lumen дала концерт в родном городе в рамках тура «Лабиринт». Напомним, что на этот раз музыканты решили отойти от студийной записи альбома и планируют выпустить «живой» диск. Вещи для пластинки они записывают непосредственно во время концертного тура. Предположительно на диск войдут 27 композиций – из каждого своего выступления артисты выберут по одной песне.

«Мы не в тупике, а в лабиринте»

 

- Кто из участников группы стал автором идеи записи «живого» альбома? – интересуемся у вокалиста Рустема «Тэма» Булатова.

- Это результат коллективного творчества. У нас нередко происходят мозговые штурмы, на которых появляются интересные идеи. Потом мы все расходимся, пытаемся эту идею осмыслить, представить... Когда собираемся снова, каждый предлагает свои интерпретации. Вот и форма записи этого альбома – результат подобного творчества.

- Какая композиция будет записана в Уфе?

- Мы записываем каждый концерт от начала до конца, чтобы потом уже в спокойной обстановке выбрать какая вещь и в каком городе была сыграна лучше всего. На альбоме мы разместим трек-лист, в котором укажем город каждой песни. Пластинка должна выйти в начале следующего года. Точной даты пока нет, поскольку нас ожидает очень большой объем работы – в каждом городе мы играем почти два часа. В конечном итоге необходимо будет прослушать 27 таких концертов, причем некоторые фрагменты ни по одному разу, чтобы сделать выбор. Если посчитать по минимуму, выходит, что больше 50-ти часов мы будем заниматься прослушиванием собственных песен. К тому же еще будет техническая часть работы – нужно «вырезать» песню из концерта, а далее работа со звуком – сведение, мастеринг и многое другое. После окончания тура в декабре мы сразу начнем все это делать. 

- Какая тема станет в альбоме главной?

- Тема лабиринта. Название тура целиком и полностью соответствует содержанию и форме альбома. Мы возвращаемся к старым песням уже совершенно другими людьми. Кроме того, мы включили в программу несколько новых композиций, которые еще не записаны в студии. Все это похоже на блуждание по коридорам лабиринта: ты уперся в глухую стену и должен вернуться к тому, с чего начал. Интересно, что там ты находишь уголки, в которых еще не был. 

- Это значит, что группа блуждает в творческом плане?

- Мы всегда в поиске, поскольку не хочется стоять на месте. Но мы не в тупике.

- Каким образом вы поместите 27 песен на один альбом?

- В нашем туре действительно 27 городов. Мы еще не думали, как реализовать это технически. Если на носитель все песни не поместятся, то, скорее всего, будет два варианта реализации идеи. Первый - выложить все песни в интернет, как мы уже поступали с альбомом «Мир», а самые удачные треки издать на диске. Второй вариант – выпустить два диска. Мы еще сами не пришли к единому мнению.

- Уровень концертной площадки влияет на качество звука?

- Перед туром мы купили все необходимое оборудование для записи и постарались сделать все, чтобы не зависеть от местного звука. У нас есть все необходимое вплоть до последнего провода, именно поэтому на качество звучания уровень площадок в разных городах никак не повлияет.

- Планируете в ближайшее время снимать клипы?

- Так получилось, что в Екатеринбурге мы не только записали звук концерта, но еще и видео выступления. Мы очень бегло отсмотрели материал, пока не могу сказать, насколько он хорош. Если там будет достаточно интересных кадров, может быть, соберем  из них концертный клип.

- Почему клип на песню «Лабиринт» вышел в цветном и черно-белом варианте?

- Черно-белый вариант – это просто рабочая версия режиссера. Мы до сих пор не понимаем, как она оказалась в сети. У нас есть две версии. Некоторые люди утверждают, что скачали этот вариант с сайта режиссера. Сам же режиссер говорит, что его сайт вскрыли. Мне очень жаль, что рабочая версия появилась в интернете. Когда ты видишь что-то недоделанное, у тебя возникает к этому определенное отношение. Я слышал огромное количество отрицательных отзывов именно по поводу этой работы. Очень сложно убедить людей, чтоб они забыли то, что видели ранее и посмотрели оригинальную версию.

 

«Любая награда – это якорь»

 

- Что наиболее важного произошло у команды за этот год?

- Самое главное событие – наш новый тур и те новые песни, которые мы сегодня играем.

- К чему стремитесь?

- Ни к каким наградам никогда не стремились, потому что любая премия – это очень мощный психологический якорь. Нам, например, было очень тяжело, когда в один год мы получили сразу несколько наград: «Альбом года» и «Группа года» по версии телеканала А1, «Лучшая новая молодая группа» по версии журнала Fuzz. В то же время мы получили еще и республиканскую премию «Аванте». Когда твой труд оценивается в виде какого-то приза, для тебя устанавливается барьер, свидетельствующий о том, что взята определенная высота. Как быть, если в следующий раз ты до нее не допрыгнешь? Психологически нам нужно было решить именно этот вопрос. 

- Бывало, что не достигали поставленных высот?

- Мы мечтали о такой жизни, как сейчас. Это самое главное наше достижение. Когда группа только зарождалась, у нас не было ни имени, ни далеко идущих планов. Мы просто сидели и обсуждали свои любимые группы, разговаривали о том, какой путь прошли эти музыканты. Когда пришло время озвучить собственную мечту, наш гитарист Гарик Мамаев сформировал ее точнее всего: «Я не хочу заниматься ничем, кроме музыки. Было бы здорово, если мне хватало средств и от музыки больше ничего не отвлекало – ни  другая работа, ни какие-то заботы». Именно об этом грезил каждый из нас. И сегодня самая главная награда – это не статуэтки, а возможность идти по выбранному пути.

- Не планируете поработать совместно с какой-нибудь группой?

- Да, мы сейчас работаем над совместными треками, но это творчество не будет иметь отношения к группе Lumen, поскольку это моя личная инициатива. Сейчас делаю совместный трек с московской группой Louna. Кроме того, договариваемся с ребятами из «Тараканов», выбираем песню, которую в ближайшее время вместе запишем. Из уфимских музыкантов давно никто никуда не звал.

- А с иностранными музыкантами хотели бы поработать?

- Из иностранного совместного творчества то, что мне понравилось, можно по пальцам пересчитать. Например, сотрудничество Дельфина со Стеллой. Нравится то, что сделали Юрий Шевчук с U2. Если делать что-то похожее, то только в такой форме – не когда ты на кривом английском пытаешься что-то выразить, а твои коллеги на столь же кривом русском. Гораздо лучше смотрится, когда каждый из артистов поет на своем языке.

- Как вы относитесь к «пиратству»?

- У нас в коллективе по этому поводу много споров, поэтому выскажу личную позицию. Для меня «пираты» – это люди, которые скачали или купили диск, скопировали песни на «болванки», на дешевой бумажке напечатали какую угодно фотографию и стали продавать такой диск как сборник хитов ради собственной прибыли. Потому я не против торрентов, файлообменников и прочих вещей, с помощью которых  люди обмениваются результатами творчества. Если запретить эту нишу и оставить только лицензионную продукцию, то наше общество окажется отрезанным от того, что происходит в мире. Мы окажемся в культурной изоляции, когда из всех возможностей останется лишь телевизор и радио.

- Чем это грозит?

- Я считаю, что это путь к большому информационному забвению, к деградации. В советские времена из иностранной музыки можно было услышать только то, что разрешали сверху. Сейчас же подобная ситуация произойдет не по желанию политиков, а из-за особенностей рынка. Цены на лицензионные носители, на мой взгляд, невероятно высоки. У российских групп, конечно, можно найти недорогие диски, зато огромное количество иностранной музыки будет попадать на прилавки с невероятными ценниками. Учитывая средний доход по стране, можно сделать вывод, что люди не смогут себе этого позволить. Я не против того, чтобы люди тиражировали нашу музыку.

 

Должность советника президента не предлагать

 

- Ты вел колонку в журнале «Ровесник». Какие впечатления?

- Очень сложно было подобрать интересную тему. Журнал-то называется «Ровесник», но сам я по возрасту уже далеко не ровесник читателям издания. Мне очень хочется быть близким к ним по духу, я стараюсь не растерять юношеский максимализм в хорошем смысле этого слова. В общем, тема для разговора на страницах издания становилась камнем преткновения. Я даже специально завел электронную почту и попросил читателей писать, предлагать варианты тем. Но люди очень сложно раскачиваются.

- Отношение к журналистам после этого поменялось?

- А у меня оно и так хорошее.

- Что вы думаете по поводу нападения на журналиста Олега Кашина?

- Я знаком с проблемой, но, к сожалению, не очень глубоко. Любой удар по журналистике – физический или же поливание грязью и компроматы – это всегда удар по свободе слова. У нас и так ее не очень много, а когда происходят подобные вещи, то становится совсем грустно. У меня есть один очень хороший друг, спортивный журналист. Сейчас он живет в Испании, пишет в одно из российских интернет-изданий отчеты о футбольных матчах. Когда он еще учился в московском университете и работал в газете, то написал ряд статей о коррупции в российском футболе. Все это закончилось тем, что на одном из фанатских сайтов команды ЦСКА была вывешена его фотография, а текст сообщал, что он один из самых главных врагов клуба, порочащий его доброе имя. Моему другу пришлось в течение месяца прятаться на конспиративных квартирах, пока накал не стих. Так что с этой проблемой я знаком на личном опыте, в то время я просто мог лишиться друга, его запросто могли забить насмерть.

- Как относитесь к политической деятельности Шевчука?

- Я не могу назвать его деятельность политической. Так же глубоко я уверен в том, что и Lumen - группа аполитичная. Юрий Юлианович не стремится сам во власть и не говорит людям, за кого голосовать. Когда нет стремления к власти, значит, нет и политики. То, что делает Шевчук – это, скорее, из области общественного, социального. Лично мне глубоко импонирует все, что делает этот человек. Я бы с удовольствием посотрудничал с ним. Мы, кстати, не так давно познакомились на фестивале «Окна открой». Правда, с тех пор в более спокойной обстановке пообщаться не удалось. Если мы будем долгое время находиться в Петербурге, я попытаюсь найти его и поговорить.

- Какие надежды вы связываете с новым президентом Башкирии?

- Изменения уже видны: решаются большие и сложные проблемы. Мне очень импонирует способ решения вопросов - в открытом режиме. Отлично, что президент дает разнос в прямом эфире, ведь все мы устали от патриотических телерепортажей. Это уже, на мой взгляд, хороший и мощный шаг вперед, который не может не вызывать уважения. Благодаря таким действиям доверие к руководителю возрастает.

- Не так давно джазмен Олег Киреев стал советником президента РБ по культуре. А что бы сделал ты, если б получил эту должность?

- Я считаю, что нельзя делать советником по культуре человека, который матерится со сцены. Именно поэтому я отказался бы от этой должности. То, что мы делаем, безусловно, является частью культуры, но эта культура с приставкой «суб». Группа находится далеко от того, что можно назвать искусством и культурой. В принципе мы так же далеко дистанцированы и от власти.

Ксения ЛАПТЕВА.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter