Уфимские туристы оставили без работы белорусских путан

Уфимские туристы оставили без работы белорусских путан

5 сентября 2010, 20:55
Культура
Мы уже рассказывали, что из столицы Башкирии стартовал автопробег дружбы «Башкортостан - Германия», посвященный 65-летию Победы. Местные артисты, журналисты, представители общественных объединений и предприниматели на восьми автомобилях едут по территории пяти государств: России, Белоруссии, Финляндии, Польши и Германии. В числе участников пробега - и наш коллега, тележурналист Руслан Рахимов, который вознамерился не только снять фильм о путешествии, но и поделиться с нашими читателями самыми интересными моментами поездки. Сегодня – репортаж о первых днях автопробега, когда автомобилисты добрались до Польши.

До Германии еще далеко

 

Старт из Уфы назначен на 11 утра, но стартуем мы в 12: нас провожают многочисленные коллеги, даже интервью у меня взяли. Это самая приятная процедура. К тому же согревает мысль, что мы уже будем далеко, а семья еще увидит меня в вечерних новостях.

Нас 11 человек: директор компании «Роза ветров» Николай Кочнев, его жена Зиля с двумя внуками, организатор автопробега, член общества дружбы «Башкортостан-Германия» Ильдар Камалетдинов с супругой Гузель, сыном и дочерью, Ольга Санникова и певица Гузель Измайлова.

Из города выезжаем еще позже: Николай Кочнев задержал выезд, потому что забыл накануне активировать кредитную карточку, а наши дамы Ольга Санникова и Гузель Измайлова, путешествующие на праворуком автомобиле «Хонда», ремонтируют кондиционер, который потек прямо на старте. Мне тоже немного страшно ехать в незнакомой машине: хорошо ли она подготовлена к экспедиции? Фургон на базе Форд Транзит удобный: шесть спальных мест, газовая конфорка, душ, умывальник, холодильник, стол. Не хватает только телевизора и кондиционера в задней части автомобиля. На улице плюс 40, водителю вполне хватает кондиционера в передней части машины, но сам фургон нагревается на жаре и ехать там душно. Средняя скорость – около 70 км/ч, разгонялся до 130-ти. Рулить тяжело: дороги убитые и масса большая.

За первый день преодолели 626 километров. Проехали через Октябрьский: типа, там инспекторов меньше, но прокляли дорогу, которая в ужасном состоянии. В первый же день я чуть не утопил видеокамеру и ноутбук: поставил снаряжение на стол, а при торможении отвернулся рычаг смесителя, и полилась вода. Уже испугался, что на этом моя миссия как журналиста закончилась и дальше начинается просто отпуск, но, к счастью, все обошлось.

Участникам автопробега держаться вместе на трассе не получается: не хватает опыта езды в колонне. Скорость и манера вождения у каждого своя, потому договариваемся, где встречаемся в следующий раз, и едем сами по себе.

Первый город нашего посещения – Казань, куда мы добрались уже ночью. Столица Татарии впечатляет: видно, что город развивается. Понятно, почему они получили статус третьей столицы России. Везде стройки, новые дороги и микрорайоны. Куча спортивных сооружений: для игры в хоккей на траве, баскет-хаус, несколько ипподромов, ледовая арена «Татнефть»… Все большое, грандиозное. Удивили их дороги: мы привыкли считать, что в Башкирии хорошие дороги, но это заблуждение. Хуже трассы М-5 – нет ничего.

На второй день выехали на дорогу Казань-Чебоксары. Первые сто километров – ровный асфальт, правильная разметка, знаки. Легко идем 90-100. Потом убожество: ямы, колеи. Видели фуру, которая ушла в кювет из-за плохой дороги, а ночью уснувший водитель при нас выехал на полосу встречного движения.

Привыкаю к машине. Из плюсов – высокая посадка водителя, что дает хороший обзор, оборотистый двигатель с динамичным разгоном. Из минусов – музыкальный плейер в машине воспроизводит только CD, а я всю музыку накануне закачал на флэшку. Теперь она лежит мертвым грузом, а выручает радио. Постоянно звонят коллеги с ТВ – они отслеживают наш маршрут и ежедневно выдают сюжеты в новости. Спрашивают, что интересного у нас происходит, но пока нечем их обрадовать. Мы просто едем по дороге, до Германии еще далеко.

 

В пути – шофер-дальнобойщик

 

Рулим по очереди – то я, то Николай Кочнев. Ильдара Камалетдинова лишили прав накануне поездки, потому вынужден садиться за руль я. Хотя изначально думал, что буду только снимать и писать отчеты. Но теперь страдает работа оператора и журналиста. Когда сидишь за рулем – отвлекаться от дороги нельзя! Успокаиваю себя тем, что ничего особенного пока не происходит.

Кстати, когда были в Казани, я пошутил, что забыл права дома. Надо было видеть лица мужиков, особенно Кочнева: он чуть рюмку не выронил.

В районе Чебоксар воочию увидели лесные пожары. Сначала издалека - белый дым по трассе. Видимость – километр. Ближе к Новгороду увидели пожарные машины, поливающие обочины. А позже мы увидели уже открытый огонь, лижущий траву, обожженные деревья и черную дымящуюся землю.

В Москву заехали ночью. Если в районе Нижнего Новгорода дым над трассой стоял белый, то в Москве – серо-черный. На машинах – копоть, если пальцем проведешь, он становится черным от сажи. Вот вам последствия торфяных пожаров. Мы планировали заночевать в Москве, обменять там рубли на евро, а утром ехать в сторону Минска. Но решили, что из столицы надо бежать. И чем быстрее, тем лучше. Взяли направление на Смоленск. Ехать ночью – одно удовольствие. Трассы освещены, движения почти нет, гаишников тоже. Поставили рекорд скорости на Транзите: разогнал фургон до 150 км/ч. Кочнев пошел спать, а я «топил» почти до Вязьмы. Сморило уже на рассвете: встал на обочину – поспал часок. Чувствую – фургон поехал. Это Николай Алексеевич меня заменил.

Третий день я встретил уже в Смоленске. Красивый город, древний. Люди хорошие. Даже инспекторы ДПС нас не тормозят. Это кажется диким, но их вообще нет на дороге. Даже странно после Башкирии, ведь у нас блюститель ПДД с радаром сидит под каждым кустом. А здесь, видимо, так не принято. Первый гаишник остановил нас уже после границы с Белоруссией. Но человек попался добрый: простил превышение скорости, когда узнал, как далеко мы едем и с какой целью.

Граница России и Белоруссии достаточно условна. Нас не остановили ни пограничники, ни таможенники. Промчались на скорости.

Сегодня вечером в Минске нас ждет торжественный прием официальных лиц. Поэтому прихорашиваемся. В дороге абсолютно не до того: есть и вода, и условия, но уже два дня не брился и не причесывался. Стал похож на сурового дальнобойщика.

Однако в Минск опоздали – приехали уже после шести вечера. Местные чиновники нас, конечно, не дождались, так что возложения цветов не получилось…

Зато встретили земляка - председателя военно-исторического клуба «Северные Амуры» Ильдара Юлбарисова. В Минске он присоединился к нашему автопробегу. Самое приятное, что мы смогли зайти к нему в гости в гостиницу «Белоруссия», где приняли душ, посидели в сауне и искупались в чудном бассейне с аквапарком. После поездки это было незабываемо.

Дороги в Белоруссии – широкие, европейские, без ям и рытвин. Не едешь, а плывешь, так что иногда даже боишься заснуть. Автомагистраль к Минску ограничивает скорость до 120 км/ч, но мы летим 140. В столице Белоруссии дома красивые, высокие. Даже те, что были построены еще в советскую эпоху, хорошо сохранились: как будто их построили совсем недавно. Чувствуется рука хозяина: везде чистота и порядок. Люди живут в достатке: вокруг сплошь дорогие автомобили. В общем, в Белоруссии нам понравилось.

Ночевали за городом: встали в чистом поле, съехав буквально метров 50. Ночью приезжали какие-то машины, крутились вокруг нас. Думали, что это рэкетиры или бандиты, но все выяснилась утром: оказалось, что именно здесь обслуживают клиентов придорожные жрицы любви. Эта новость вызвала чрезвычайное оживление в наших рядах. Шутим: «Российские туристы оставили без работы белорусских путан». Кочнева почему-то этот факт встревожил, и он поспешил уехать: «Да ну, зараза всякая тут, наверное»…

 

Гляжу в озера желтые

 

Впервые за все время выспалась Ольга Санникова. Нам-то с Николаем Алексеевичем легче: мы меняемся и рулим по очереди, а она одна - Гузель водить машину не умеет.

На четвертый день едем в Брест. Не успели выехать, как проголодались. Заехали в придорожный ресторан позавтракать. В Белоруссии своя денежная единица – белорусский рубль. За один русский «деревянный» дают около ста местных. Непривычно видеть ценник в меню: чай – шесть тысяч рублей…

В пути вдруг закончился бензин у «Хонды». Пришлось на фургоне ехать до ближайшей заправки, купить десять литров бензина и привезти Ольге. Пока ждали, искупались в озере с необычайно желтой водой. Долго гадали, что это: бензин или подсолнечное масло? При этом вода-то прозрачная и приятная. Оказывается, цвет обусловлен тем, что озеро – вырытый когда-то глиняный карьер. Глину здесь добывали желтую, потому и вода такого необычного оттенка.

Автомагистрали в Белоруссии платные. Отдаешь 78 рублей и в твоем распоряжении - 200-300 километров великолепного асфальта. Каково будет после этих дорог возвращаться домой? И теперь в спорах о нужности платных дорог лично я проголосую «за».  

Въехали в Брест. Посмотрели Брестскую крепость. Много о ней слышали, много читали, но когда увидели, побродили по руинам, послушали рассказ зам председателя местного отделения ДОСААФ Сергея Жука, так были тронуты, что я аж прослезился. В 41-м году, когда фашисты напали на СССР, гарнизон крепости находился на учениях в лагере. В самой крепости было только несколько сот солдат – так называемая рота обслуживания гарнизона. И именно этим ребятам впоследствии и предстояло войти в историю, как героическим защитникам Бреста…

К солдатам присоединилось и мирное население города: старики, женщины, дети искали зашиты в гарнизоне. Всего здесь укрылось почти две тысячи человек (точной цифры нет до сих пор). Сама крепость построена в 50-е годы позапрошлого века для обороны от врага. Мощные стены полтора метра толщиной, бойницы, система тайных ходов. В итоге почти 150 тысяч немецких солдат более месяца не могли взять крепость, хотя в планах Гитлера было захватить ее за три часа! Но и потом еще целый месяц фашисты боялись заходить на территорию крепости ночью. В подвалах продолжали прятаться последние защитники Бреста и, уже безоружные, резали ножами вражеских солдат, если они вдруг спускались в катакомбы.

Вражеские командиры издали приказ: перед входом в казематы огнеметов выжигать все внутри. На штурм крепости шли, прикрываясь пленными. Но крепость продолжала обороняться. Последний ее защитник – солдат – был уже почти ослепший, обессиленный, обездвиженный. Он не ел и не пил более недели – фашисты первым делом перекрыли доступ к реке, но продолжал отстреливаться с колокольни. Его фашисты захватили только тогда, когда у отважного солдата закончились патроны. По легенде, вражеский генерал пощадил его жизнь, сказав своим солдатам: «Если и вы будете воевать столь же отважно – мы победим!»

Сегодня многие улицы Бреста названы в честь защитников крепости, а сама территория гарнизона – это огромный музейный комплекс, куда приезжают люди со всего мира, в том числе и немцы. Встретили мы здесь и своих земляков – уфимцев.

Через белорусскую границу нас пропустили без очереди – как участников автопробега. На польской пришлось постоять часа два. Особых проволочек прохождение таможенного и пограничного контролей не вызвало: посмотрели документы, заглянули в фургон и все: здравствуй, Польша!

Заехали в страну уже ночью. Удивила их разметка: она светится ночью, как гирлянда! Заночевали в придорожном мотеле. Долго пытались разобраться с их национальной денежной единицей – злотым. К счастью, девушка-администратор оказалась привычной к русским туристам и обслуживала нас терпеливо. В общем, 1 евро – это около трех злотых, а одна польская монета равна примерно 11 рублям. Двухместный номер для ночевки нам обошелся в 23 евро. Поужинали. Заказал борщ. Принесли голый бульон – без мяса, картошки, капусты и морковки. В Европе понятие супа свое. Первое у них можно пить из чашки. А основная еда – это второе блюдо.

Руслан РАХИМОВ.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter