Князь из «Короля и Шута» представил сольный проект

Князь из «Короля и Шута» представил сольный проект

5 июля 2011, 19:35
Культура
Не так давно один из фронтменов «КиШа» Андрей Князев на «Нашем Радио» представил дебютный сингл «Человек-загадка» своего сольного проекта «КняZz». Премьера песни состоялась в хит-параде «Чартова дюжина», и всего за неделю она взломала топ, уверенно продвинувшись вперед. Релиз включает в себя три композиции: «Воланд прав!», «Вервольф» и «Человек-загадка». За это время песни получили огромное количество отзывов и комментариев: как положительных, так и критических. В любом случае, песни не оставили равнодушными никого и нашли своего слушателя. Питерский корреспондент «МКС» расспросил Князя о новом проекте и узнал, собирается ли рокер покидать группу.

«Жить так, как в 27, уже не получится»

 

Стоит отметить, что для нового проекта Андрей Князев собрал команду профессиональных музыкантов, своих единомышленников, с которыми впереди запись альбома и гастрольный тур по городам России.

- Андрей, вы ведь уже выпускали сольный альбом…

- Пластинка называется «Любовь негодяя». Это была своего рода отдушина, в нее вошли песни, которые не смогли бы состояться  в «Короле и Шуте». Но все мои серьезные вещи всегда шли либо в группу, либо я их откладывал для будущего сольного проекта. Сейчас время его пришло. Мой второй сольный альбом будет кардинально отличаться от предыдущего. Я хочу сохранить драйв, энергетику, сделать музыку красивой, а тексты - насыщенными.

- Правда, что песню «Человек-загадка» вы написали в 16 лет?

- Да, но тогда я создал только мелодию - перебором на гитаре. Я долго не мог сочинить для нее подходящий текст: все идеи, которые приходили в голову, не соответствовали этой мелодии, она была уровнем выше. Четыре года назад я все-таки решил взяться за нее снова, и, как только доработал аранжировку, пришла идея текста – история призрака. Драматический герой, неоднозначные метафоры. Текст и музыка, наконец, нашли друг друга, и я остался доволен работой. Песня ждала этого много лет, и вот сейчас мы с нее и стартовали.

- Свою новую группу назвали «КняZz». Были другие идеи?

- В моем мобильнике были забиты все названия, которые приходили в голову мне или кому-то из друзей. Но любое из них требовало какого-то объяснения, концепции - красоты слова было недостаточно. В конце концов, я пришел к простому и незамысловатому выводу: если я всю дорогу хожу под именем Князь, почему бы мне не назвать так группу? Кто-то скажет: «Мания величия!» Пожалуйста. На самом деле идея в том, что «Князь» – это красиво и благородно, это связано с нашей историей, это корни, это мне близко.

- На какую аудиторию рассчитываете?

- Сейчас я решаю только творческие задачи и стараюсь делать интересный материал для любителей рок-музыки. Замахиваться на аудиторию, которая слушает техно и ходит по дискотекам, я не намерен. Хотя, как говорится, всегда рады любым слушателям. Если говорить о публике «Короля и Шута», то большинство любит сам коллектив, и все, что от него произрастает: будь то наше совместное творчество или проекты. И это закономерно: предположим, если мне нравится группа A-ha, то мне также нравится сольное творчество Мортена Харкета. Пусть оно более замысловатое, но я с уважением и интересом отношусь ко всему, что он делает. Так и с нашими поклонниками: они рады новому материалу и от «Короля и Шута», и от его лидеров. Я рассчитываю на ту аудиторию, которая адекватно это все понимает и которой понравится мой проект.

- Сольная работа назревала давно?

- Боюсь, что да. Многие, кто внимательно следил за нашей деятельностью, знали, что в творчестве я всегда двигаюсь еще и параллельной линией. После бурной молодости, безбашенного отношения ко всему вокруг, к попыткам устраивать беспредел в любом месте, где бы мы ни находились, была мечта к сорока годам прийти к максимальной самореализации. Для этого нужна комфортная рабочая обстановка: группой свалить от социума и где-то в сельской местности творить, чтобы через полгода выходить в свет с мегаальбомами! В этой мечте участвовал и Балу, и Ренегат… Популярность способен выдерживать не каждый, не потеряв трезвый рассудок. Это вам не фанерная попса – это живое выступление изо дня в день. Это города, которые сменяют друг друга, это автобусы, поезда, самолеты, это выпивка, которая кричит: «Приятель! Отчего бы тебе не поправить свое состояние! Ты скис и на рок-звезду никак не тянешь!». Жить так, как в 27 лет, уже не получится. Постоянная эйфория не должна быть смыслом жизни. Нужна перестройка сознания. Я бы даже сказал – реабилитация! Молодым этого не понять. И я бы этого тогда не понял. Но я люблю рок-н-ролл и никуда от него не денусь. Возможно, нам вместе нужно было выбиться в люди, чтобы в итоге занять каждому свое место в этой жизни. В Горшке, возможно, прячется великий актер – дай Бог ему здоровья. Но вы не подумайте, что я отрекаюсь от всего, что было нами сделано. «Король и Шут» должен перейти на новый уровень. Вы потом поймете, что я сейчас имею в виду.

 

«Это не распад группы, а передышка»

 

- Волнения публики о том, что произойдет распад группы, беспочвенны?

- Сейчас некоторые пародисты более четко ухватывают истинную изюминку нашей группы, чем мы сами. Но так получилось, что движение пошло по двум направлениям: одно прокладывал Горшок, второе – Князь. Тенденции противоположны. Как сам человек – сгусток противоречий. Таким образом, мы превратились в единый организм. Но с возрастом в нашей жизни появились врачи. Иногда полезно подлечиться друг от друга, - смеется Андрей Князев. – Я говорю не о распаде, а о личном пространстве. Это, друзья, активная передышка! Мы от вас никуда не уходим.

- Как Михаил воспринял то, что вы создали новую группу?

- Сейчас Михаил Горшенев и часть музыкантов группы «Король и Шут» с Российским молодежным театром ставят мюзикл «Баллада о безумном парикмахере». Горшок играет главную роль, он же вместе с братом написал музыку. Михаилу предложили этот театральный проект, и он на него согласился. Я отказался. Театр – это совершенно другая стезя, иная профессия, иная аудитория. Хотя, если бы постановку ставили по сюжетам наших песен, я бы, возможно, это поддержал.

- Заметили, что за последние годы публика изменилась?

- Конечно. Два последних альбома вызвали большой резонанс среди нашего слушателя. Если «Продавец кошмаров» был написан маслом, то два последующих – акварелью. Если «Король и Шут» называть панк-роком, то этот стиль впоследствии основательно размыли. Если честно, я бы не цеплялся за прежние каноны. Вся продвинутая журналистика причисляет «КиШ» к легендам русского рока. Панк-музыку как она есть вообще сложно куда-то продвинуть. Где вы видели, чтобы The exploited и A-ha выступали на одной сцене? Направление «пост-панк» является менее претенциозным. Молодежь, слушающая панк-рок, находится между собой в постоянном споре: «свои – не свои». Мы попутным курсом приобщали население к панку и другим стилям. Это надо понимать. Вы знаете, что такое панк-историк-рок? Не знаете? А я знаю. Крайний альбом «КиШа» снял все вопросы! Группа играет то, что ей взбредет в голову, не цепляясь за первичный стиль. Именно то, о чем я и говорил. Мы – это самостоятельная рок-культура на российской сцене.

- Как относитесь к инициативе «Нашего Радио» искать новые яркие имена в российской музыке?

- Это всегда приветствуется. В нашей стране рок-музыка развивается не очень последовательно, молодые группы быстро распадаются. Даже если у них есть потенциал, им не хватает времени, чтобы раскачаться. Чем дольше группа может держаться на уровне, играть свою музыку на фестивалях или на разогреве у мэтров, иметь репетиционную точку и выступать на концертах, тем больше она входит во вкус и начинает расти. Когда «Король и Шут» только начинался, мы уже понимали, что мы коллектив не без таланта, но если бы что-то пошло не так, мы бы превратились в зловещих упырей, - снова смеется Князев. – Всегда полезно смотреть на амбиции людей: если они хотят только коммерческого успеха и славы, то они уже не на том пути. Если ничего не хотят, то и это тупик. Человек, который ничего не хочет, ничего и не может. А вот если они хотят такого, чего руками не потрогать, то, может быть, на это стоит обратить внимание. Так что поддержка молодых исполнителей – это святое.

- Вы довольно часто заявляете, что не видите молодые коллективы, на которые можно обратить внимание…

- Бывает, что на фестивалях я специально выхожу в зал, чтобы послушать и оценить другие группы. Иногда попадаются команды, в которых четко угадывается направление «Короля и Шута», то есть про них будут говорить, что это вторичный «КиШ». Но что делать? Это вполне закономерная штука. И я желаю ребятам в итоге найти свое собственное направление. Не важно, с чего ты начинаешь. Я обещаю, что в дальнейшем буду более пристально присматриваться к клубной сцене.

 

«Природа – лучше всякого наркотика»

 

- Если бы «Король и Шут» родился в сегодняшнее время, он пришел бы к тому же самому?

- Конечно. Хотя надо понимать влияние времени. В основу образа Горшка, который на различных этапах «Короля и Шута» очень ярко выражал лик нашей группы, легли такие персонажи, как Сид Вишес и Джим Моррисон. Хотя, Вэл Килмер – тоже ничего! У одного мания саморазрушения, у второго – бунтаря. Но они оба были наркоманы и умерли от этого. Или ушли, как вам удобнее это воспринимать. В то время, когда мы начинали, у молодежи был интерес к наркотикам, потому что мы уходили от того старого общества, от Советского Союза, который нам кирпичики в голову закладывал. Наркотики воспринимались как попытка уйти от этого строительства, освободиться от  фундамента, и тогда она была оправдана. В наше время мы прекрасно знаем, к чему она приводит. Для того, чтобы расширять сознание, сейчас нужно не наркотики употреблять, а выезжать за город и стремиться к природе, которую человечество губит. Главное – это гармония с окружающим миром. Это дает силы и физические, и моральные, и духовный рост. Наркотики дают какой-то опыт, но после этого они многое забирают, в частности, твое здоровье – самое ценное, что есть у человека. И для некоторых молодых людей хочу сказать, что все эти манифесты по поводу того, что жизнь заканчивается после 30-ти – полный бред. В 30 лет открываются новые горизонты, и в это время ты совсем не хочешь уходить. И в 40 лет тоже не хочешь, потому что жизнь тем и прекрасна, что в ней всегда открывается что-то новое. Если в 15-17 лет начнешь все губить, то в 30 будешь мучиться от мысли, что, если бы у тебя была еще одна жизнь, то вряд ли ты пошел бы этим путем.

- Илья Стогов написал книгу «Грешники», в которой описываются некоторые моменты из жизни вашей группы. Вам она понравилась?

- Я принимал участие в написании этой книги, но материал не перечитывал. Илья Стогов – человек со своим видением ситуации. Естественно, его точка зрения, как и точка зрения многих других пишущих людей, анализирующих панк-рок или рок в нашей стране, субъективна. Панк – не панк… Я больше занят внутренней составляющей творчества, а не его терминологией.

- Писать книги сейчас модно. Вас такая мысль не посещала?

- Написать – нет. А вот сделать полное собрание сочинений – это можно. Выбираю все лучшее из написанного, нарисованного и готовлю к изданию.

- Какой этап творчества вам наиболее интересен?

- Вообще мне интересен сам процесс. Когда Пегас – символ вдохновения – к тебе подлетает, ты творишь, увлекаешься, растворяешься в этом. Когда не подлетает, ты хоть убейся, а ничего получаться не будет. Когда нет вдохновения, надо редактировать уже написанное. Дальше идет работа с коллективом: ты аранжируешь с музыкантами этот материал, основная задача – сделать так, чтобы не потерялась картинка того, что ты хочешь с самого начала. К сожалению, в моей истории были композиции, которые я сам испортил. Например, песня «Разборки из-за баб». Веселый текст, но ни о чем, плюс написан косноязычно. Потенциал у этой мелодии был гораздо выше. Когда мне нечего будет написать, несколько таких песен я попытаюсь исправить. Или песня «Рыбак». Она изначально была другая, но я написал такой лайтовый текст, что в итоге крутая идея и все настроение исчезло. И аранжировка подвела. Следующий этап – это студийная работа, когда ты хочешь увидеть результат всей этой деятельности. Это изнурительный, но тоже очень интересный процесс. Потом представление этих песен публике. Это очень волнительный процесс: понравится – не понравится. Ну, и, наконец, если все прошло успешно, песня себя зарекомендовала и понравилась людям, ты смело выходишь и поешь ее на сцене, зная, что народ будет тебе подпевать.

 

«Некоторые песни приходят мне во сне»

 

- Совсем недавно песня «Защитники» в хит-параде «Чартова дюжина» занимала первое место. Вас устраивает, как она сделана?

- Музыка – да, текст – нет. Это мои личные соображения. Я не намерен оспаривать это с теми людьми, кому она симпатична, но в этой песне мне не понравился текст. Кто-то скажет, что он мне не пришелся по вкусу, потому что не я его написал. И да, и нет! Да – потому что можно было написать круче. Нет – потому что я в нем ничего не нахожу, он меня не цепляет. Например, возьмем песню «Скотный двор». Вы думаете, это я хотел, чтобы она так звучала? Нет! Горшок нашел этот текст в моих черновиках, когда меня забрали в армию, и, так как стихов не хватало для завершения альбома, решил замутить панкуху. Та же история с песней «Вячеслав» - это наброски, не более. А вспомните песню «Что видел малыш»! Это моя вина. Сделал шизу из красивой мелодии.

- Из всего творчества «Короля и Шута» какая песня цепляет больше всего?

- Я могу перечислить свои любимые тексты, где присутствует интересный сюжет и на которые у меня идеи для киноновелл. Это песни «Дагон», «Медведь», «Отражение», «Камнем по голове», «Забытые ботинки», «Дед на свадьбе», «Тайна хозяйки старинных часов», «Воспоминания о былой любви», «Ром», «Гробовщик», «Писатель Гудвин», «Джокер», «Темный учитель», «Киногерой», «Танец злобного гения» и ряд других. Когда я буду выпускать книжку стихов, там будут только те вещи, которые, на мой взгляд, наиболее удачные.

- Приходилось черпать идеи из снов?

- Да! Хотя так было не всегда. Бывает, что во сне мне слышится какая-то мелодия или даже песня, и, если меня в этот момент разбудить, я смогу вытащить ее из сна. В моем новом альбоме будет песня про вампира, он следует за повелительницей, которая его обольщает. Чем ближе он к ней приближается, тем меньше у него становится сил, и уже на подступе к ней он погибает. Название я еще не придумал, но припев этой песни пришел именно из сна. Я думаю, что она явно будет одна из моих любимых песен на альбоме.

- Хотелось бы, чтобы кто-то придумал устройство, записывающее сны?

- А кто бы этого не хотел? Ведь если после сна мы будем смотреть то, что происходило на уровне нашего подсознания, узнаем о себе много нового. Сны вообще малоизученная тема, в них столько сокрыто. Наш мозг воспроизводит различные картинки, накопленные на основе памяти, впечатлений и, может быть, даже на основе каких-то прошлых жизней. Я думаю, что есть некая энергетическая оболочка, которая все это в себе хранит. Когда японцы наконец придумают аппарат для записи снов, я прямо у себя во дворе поставлю им памятник, и сам буду их туристов на улице фотографировать, - смеется Андрей Князев. – Это будет величайшее достижение человека, потому что весь технический прогресс направлен на уничтожение его личности, а это поможет крепче держаться за свой внутренний мир.

- Всем молодым коллективам вы советуете ехать в Питер. Почему?

- Санкт-Петербург – это город, который дышит спокойно и размеренно, для творческого поиска очень благоприятный. В центре города, на Неве, на Невском проспекте очень много вдохновения. Архитектура просто замечательная! Когда проходишь все эти старые здания, понимаешь, что в них что-то создавалось грандиозное, ведь в Питере жили поистине великие люди, большие умы, люди творчества. И эта аура в городе продолжает существовать. Если ты в это погружаешься, начинаешь видеть Питер другими глазами. Сам по себе он город тяжелый, давящий. Людям, которые любят воздушный образ жизни, Питер не подходит, потому что он будет на них давить, и не только погодой. Если сравнивать с Москвой, то там много суеты, там ты просто реализуешь свои идеи. Но если ты хочешь в себе что-то накопить, найти, окунуться в творческое пространство, то ехать нужно в Питер.

- Питер ни на что не променяете?

- Нет, конечно. Если только на закат.

 

 

Альбина ИБАТУЛИНА.

Санкт-Петербург­ - Уфа

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter