Юрий Шевчук: «Лучший рок – как всегда в Уфе»

Юрий Шевчук: «Лучший рок – как всегда в Уфе»

Юрий Шевчук: «Лучший рок – как всегда в Уфе»

3 ноября 2009, 23:24
Культура
В столице Башкирии главный рок-батька страны дал два концерта. За пять дней пребывания в Уфе Шевчук успел многое: дал несколько интервью, пообщаться с друзьями, посетил рок-клуб «Джимми», который не так давно открыли приятели певца. Накануне выступления музыканты «ДДТ» устроили там джем – играли свои любимые классические рок-хиты. Кроме того, репортеры канала НТВ специально приехали на родину артиста, чтобы снять передачу о нем и сделать «картинку» на фоне реки Белой.

Причем попасть на оба выступления было не так-то просто: желающих увидеть рок-героя оказалось чересчур много. В итоге в «Огнях Уфы» негде было найти даже стоячего места, потому опоздавшим зрителям пришлось смотреть концерт издалека – подступиться ближе к сцене было уже невозможно. Местные бизнесмены и телезвезды, забронировавшие лучшие столики рядом со сценой, не смогли до них добраться, и им пришлось довольствоваться местами на галерке. Раздосадованные селебритиз стоять и сидеть с рядом с простым народом не пожелали и потянулись к выходу, чтобы через день вновь придти на концерт, но уже на акустику в оперный театр.

 

«На пенсии забухаю в Архиерейке»

 

Интересно, что все дни, проведенные в Уфе, Шевчук ночевал в гостинице, чтобы не беспокоить отца Юлиана Сосфеновича визитами многочисленных друзей. И хотя место пребывания певца ни для кого не было секретом, сам Юрий Юлианович предпочел делать вид, что это великая тайна.

– Никто не должен знать, где я ночую, - жестко отрезал певец. - Это моя личная жизнь, и я об этом, как правило, не распространяюсь.

- Успели куда-нибудь сходить в родном городе?

- Не успел обойти всех друзей, которых планировал увидеть, кого люблю. Моя главная страсть – это с друзьями. К тому же у меня очень много одноклассников и однокурсников.

- Как пришла идея выступить в оперном театре?

- Идея родилась не у меня, а у промоутера уфимского концерта. Он решил сделать два выступления – жесткий рок в «Огнях», а акустику - в оперном. Здесь же заодно состоялась и премьера моей книги стихов «Сольник».

- Какие впечатления от концертов?

- Я, честно говоря, очень перенервничал, потому что накануне выступления в театре было много интервью. В итоге я оказался не очень-то готов к выступлению. Пришлось собраться в опере в два часа дня и репетировать буквально до половины седьмого. На «живую руку» шили программу, подбирали стихи и фоновую музыку. По-моему, в итоге неплохо получилось. Здесь был камерный концерт. Не помпезный, как некоторые говорят, а строгий и академический. А в «Огнях» – раздолбайский.

- Какие подарки приготовили вам уфимские поклонники?

- Очень много всего надарили, даже не знаю, как теперь все увозить. Вчера я просто обалдел: одна фирма подарила мне целое море колбасы. Я, конечно, очень рад - буду делиться.

- Правда, что вы расписывали уфимский бар на улице Маркса?

- Нет, такого не было. Я в Башкирии расписывал свинофермы и птицефабрики. Во время учебы в институте мы часто шабашили – в итоге я нарисовал очень много портретов Брежнева для разных учреждениях. Но с одним баром все-таки связана забавная история. Около башкирского медного всадника был пив-бар «Жигули». В этом заведении можно было встретить всех интересных людей Уфы. Мы там пытались играть рок-музыку, но, правда, продержались только один вечер. Потом была страшная драка и после этого случая родилась песня «Открылся у нас новый бар».

- Сегодня вы пожаловались на питерскую грустную погоду. Может, переедите обратно в Уфу?

- В Петербурге погода всегда грустная, а в Уфе климат в тысячу раз лучше. Раньше я очень любил жить в питерской Лебедевке, но теперь там устроили лыжную базу – мажористый горнолыжный курорт. Так что сбегу я скоро оттуда, потому что жить там стало очень тяжело, нет покоя.  Есть у меня мечты всякие – не буду их все выдавать, скажу только одну: вот выйду на пенсию, куплю в районе Архиерейке маленькую избушку, буду там бухать и философствовать. По-моему, отличная старость.

 

«Вдохновение не приходит по заказу»

 

- Какие впечатления от съемок в сериале «Батюшка», где вы сыграли сельского доктора?

- Вася Мищенко – мой друг, он играет в театре «Современник» у Галины Волчек. Он снимает кино и по дружбе попросил меня поддержать фильм. А совсем недавно я снялся в фильме Андрея Смирнова, рассказывающем о тамбовском крестьянском восстании 20-х годов. Вы знаете этого режиссера по фильму «Белорусский вокзал». Очень серьезная вещь, эпическая картина. Ее можно сравнить с «Тихим доном» Шолохова. Здесь показана история русской деревни, русской женщины. Начинается фильм с первой мировой войны и заканчивается крестьянским восстанием, когда погибло 250 тысяч крестьян. Тухачевский, которого все хвалят, сжигал целые селения горчичным газом - ипритом. Это был настоящий геноцид против русского народа, установленный большевиками. Я сыграл в фильме анархо-синдикалиста, правую руку Антонова. Фильм снимается уже три года, но на экраны выйдет еще нескоро, может быть, в следующем году. Серьезное кино делается очень долго, нудно, но так и должно быть. А быстро снимаются только сериалы.

- Саундтреки писать не предлагают? 

- Я специально ничего не пишу - не получается. Сколько раз предлагали – и просят, и деньги хотят заплатить, а я не могу писать на заказ. Я, видимо, лишен этого высокого профессионализма. Если мне войдет что-то в сердце или в голову, то пишется, а на заказ - очень сложно, вдохновения нет.

- Кто ваши любимые поэты?

- Сейчас один из моих любимых поэтов Александр Кабанов. Этот гениальный человек живет в Днепропетровске, я его постоянно читаю в интернете, он меня всегда радует и удивляет. Еще мне нравится Маяковский - очень серьезный и сложный поэт. Но больше всего я, пожалуй, люблю Пастернака. Еще почитываю Бродского. Пастернак умел писать прозрачно и просто о сложном, а Бродский много темнил. 

- В этом году вы были хедлайнером фестиваля «Сотворение мира» в Казани. Не хотите организовать свой?

- Мне очень понравилась идея этого мероприятия – объединить слушателей и музыкантов ради мира. «ДДТ» делал два фестиваля в 96-м и 97-м годах, тогда мы толкали новую волну российского рока, и на одной сцене играло очень много групп. Но тогда мы устраивали эти концерты на свои деньги, а сегодня не можем себе этого позволить. В Казани все так здорово проходит потому, что мэрия города очень мощно поддерживает этот фестиваль. Подобный форум можно и в Уфе сделать, почему нет? Да где угодно, но это очень серьезное мероприятие, которое отнимает много сил и времени. Я уверен, что наш с вами родной город вполне может принять большое количество музыкантов. Посмотрите, какие люди талантливые  в Уфе родились - Земфира, «ДДТ», «Люмен». Уфимские парни собирают в Питере по три-четыре тысячи зрителей на одном концерте. В Уфе как всегда лучший рок!

 

«Чую появление гениев»

 

- Расскажите о своей работе с парижским гитаристом и аранжировщиком Константином Казанским.

- Он делал аранжировки Высоцкому и, надо сказать, эти работы просто гениальны. Константин Казанский – болгарский француз, живет на Монмартре. Он предложил мне сделать альбом, сам расписал все аранжировки и выбрал песни. Я приехал в Париж и просто спел с французскими музыкантами. Целый месяц я каждый день ходил на работу вместе с японскими туристами, поскольку студия расположена у Эйфелевой башни. Параллельно на этой студии писали свои альбомы многие рэпперы, такие, знаете, негры с огромными цепями.

- Вы как-то говорили, что ждете от молодых музыкантов нечто новое - музыку, которая всех удивит. Никто еще не поразил?

- Я езжу на многие фестивали, потому что обожаю авторскую песню. Бываю на грушинском. Представляете, там ведь тысяч двести человек с гитарами собираются со всей России и поют песни… Отличная атмосфера! Я там такие песни слушаю, каких больше нигде не услышишь. Все музыканты ждут от молодых какой-то совершенно новой музыки. Но сегодня, к сожалению, нет таких прорывов, как в 60-х, 70-х или 80-х. Сейчас каждый готовит на собственной кухне - играет на утюгах с симфоническим оркестром…  Это называется постмодернизм. Но я думаю, в итоге что-то получится – какое-то новое звучание, новый саунд. Однако в истории искусств сначала идет период накопления и только потом период взрыва. Вот сейчас как раз идет борьба идей. Но я уверен, что гении родятся – я это чую.

- Помогаете молодым музыкантам?

- Ребята к нам приезжают со всей страны. Если попадаются гениальные музыканты, мы записываем их на нашей небольшой студии. Но мы не такие богатые, как многим кажется. Сейчас чтобы толкать группу, надо иметь большие деньги. Я иногда хожу с молодыми командами на «Наше радио», но очень редко мне удается кого-нибудь продвинуть - везде свой формат. Я считаю, что сегодня есть только одна отдушина – интернет.

- Почему приняли участие в проекте башкирской службой наркоконтроля «Звезды против наркотиков»?

- Я считаю, что наркотики просто могут нас всех убить. В Питере доза героина стоит дешевле, чем килограмм картошки. Ну, куда это годится? Эта дурь идет из Афганистана, и просто убивает молодежь. Наркотики – страшная вещь, в России миллионы наркоманов. Лет через двадцать у нас будет сто миллионов населения, из них пять миллионов наркоманов.

- Как относитесь к тестированию школьников на наркотики?

- Я против насилия. Если всех тестировать и в паспортах отмечать результат, это будет похоже на зону. Мне кажется, с наркотиками нужно бороться другими средствами, более гуманными. Дело в том, что мы до конца так и не победим ни алкоголь, ни наркотики. Жесткий запрет и проверки – тоже не выход. Я помню, как в Уфе во время антиалкогольной компании мы мучились - бутылку портвейна купить не могли. Но все равно находили все необходимое в таксопарках. Я считаю, нужно поднимать этику и мораль, духовность общества, надо просвещать народ. А у нас все очень заурядно – попса и бред. Живя с этим, как не запить? У нас ведь ничего из просвещения нет, а это очень важно.

 

«Сегодня сносят старые дома, а завтра – могилы»

 

- В Москве вы устроили концерт-акцию на ВВЦ в защиту памятников архитектуры. Как думаете, Уфа нуждается в подобных акциях?

- В Уфе очень много безликой турецкой архитектуры, а старые здания сносят. Скажу честно, мне жалко каждый дом, который хотят уничтожить! Исчезновение домов – это все равно, что убийство человека. Я поездил по городу – посмотрел улицы Айская, Фрунзе – так много домов срезано, везде строится что-то новое. Но ведь старое-то надо беречь! Сейчас все говорят о патриотизме, а патриотизм – это старые стены, которые сродни письменам наших предков. Такие вещи надо тщательно охранять, иначе у нас опять будут безликие города. Раньше везде строили одинаковые хрущевки, но сейчас то же самое, только архитектура немного изменилась. Приезжаешь в Москву, Пермь, Киев, Казань – все везде одинаково. А где история? Ее, братцы, надо беречь. Это и есть патриотизм. Если мы не будем беречь историю, так же снесут и наши с вами могилы.

- Почему вас взволновала именно судьба экс-ВДНХ?

- Мы поддержали идею, потому что выставочный центр начали грабить. А ведь меня  приводили на выставку в детстве. ВДНХ - это же настоящий материализованный коммунизм, достижения народного хозяйства! Я там видел корову величиной с мамонта, тыквы и помидоры с две мои головы. К сожалению, все это начали разворовывать. Устроили там всесоюзную шашлычную с китайским залежалым товаром. Даже шлем Гагарина украли и продали в Америку. Первый советский спутник стырили! Новая администрация комплекса попросила нас поддержать. Сейчас ВДНХ реставрируется, там планируют устроить всесоюзный центр народного творчества, где будут работать гончары, художники, кузнецы со всех регионов страны. ВДНХ должно жить и именно поэтому мы сделали большой концерт прямо у ракеты Гагарина.

- А в Уфе есть место, которое вы бы хотели сохранить?

- Таких мест, к сожалению, уже не осталось.

- Продолжаете борьбу со строительством Охта-центра в Питере?

- Продолжаем. Нам не хочется, чтобы «газоскреб» уничтожил петербургскую ландшафтную архитектуру. Я и на марши несогласных ходил, и письма мы писали…

- Выступление на экономическом форуме сыграло роль?

- Все перепугались и больше меня туда не приглашают. Но с другой стороны я одним из первых возопил по поводу разрушения Петербурга, и народ зашевелился. В итоге сейчас есть регламент, определили исторический центр города, в который не будут агрессивно вмешиваться строительные компании. Я считаю, что протест – это нормальная реакция граждан. Ходить на демонстрации – наше с вами право, потому что нам все говорят, что мы живем в демократической стране. А как еще быть, если я тысячи писем написал, а ни на одно не получил ответа. Это законно? Что мне остается делать? Я иду на улицу протестовать – это мое гражданское право.

Ксения ЛАПТЕВА.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter