Дмитрий Дибров: «Уфимцы, где вы были, когда Земфира у вас по ресторанам пела?»

Дмитрий Дибров: «Уфимцы, где вы были, когда Земфира у вас по ресторанам пела?»

3 августа 2015, 22:45
Культура
Закрытие форума Art-Ufa ознаменовалось визитом в столицу Башкирии пары звезд всероссийского масштаба. Широкой публике организаторы подарили бесплатное выступление легендарного рокера Вадима Самойлова. Перед комплексом ВДНХ, где полтора месяца проходил фестиваль, один из братьев-основателей «Агаты Кристи» отыграл полноценный концерт. А шоумен Дмитрий Дибров рулил закрытой благотворительной вечеринкой, разыгрывая лоты аукциона для светских персонажей Уфы.

Мемуаразмы антрополога

Чтобы оправдать присутствие телеведущего на празднике искусств, Диброва представили журналистам еще и как «музыканта», что, судя по гримасе удивления, несколько обескуражило столичного гостя. В творческой биографии Дмитрия Александровича действительно числится одна пластинка «Ром и пепси-кола» пятнадцатилетней давности - хулиганистый эксперимент, в котором г-н Дибров реализовал юношескую мечту стать звездой рок-н-ролла. Но те, кто слышал стебный речитатив в его исполнении, посчитали, что называть его музыкантом было явным преувеличением. Как бы оправдываясь за организаторов, которые оказались щедры на звания, Дибров заявил, что не прочь поменяться местами с сидящим рядом Вадимом Самойловым.
– А можно он будет Дибровым, а я Самойловым, чтобы такие же талантливые песни писать? – риторически поинтересовался Дмитрий Александрович, приветствуя экс-участника группы «Агата Кристи». Самойлов ответил на комплимент вежливой улыбкой. 
Но зато Дибров дал понять присутствующим, что считает себя если не музыкантом, то уж точно человеком, открывшим миру многих отечественных рок-героев. Если верить ведущему, то именно ему, а не продюсеру Леониду Бурлакову, все мы обязаны восхождением звезды Земфиры. Выяснилось даже, что Дибров ждал появления именно такой личности, не иначе как обладая способностями предсказателя. 
– Мы в 98-м году очень хотели, чтобы в кокаиново-долларовую Москву приехал кто-нибудь, как мы тогда думали, из провинции, чтоб он был чистым, непримиримым, бескомпромиссным и при этом был бы содержательным в творчестве, - поведал шоумен. Припомнил он и то, как в 1998 году из-за концерта новоявленной звезды из Уфы у него сорвалось свидание.
- Однажды самая красивая девушка в Москве, как мне тогда казалось, сказала: «Все, это конец: пришла новая звезд, я сейчас на концерт». Я говорю: «Ты с ума сошла - у нас же свидание. Как же так?». 
В ночном эфире его эстетской программы «Антропология» певица появилась только через год, когда был выпущен первый диск, ее песни гремели из всех приемников, а страна уже сходила с ума от новой рок-звезды. Но Дибров и с Земфирой не желал выходить из роли звездного первооткрывателя. 
- Прости, что обращаюсь к тебе на «ты», - со свойственным ему снобизмом обращался он к провинциальной девочке, приехавшей завоевывать столицу. - Между нами ведь некоторая разница: у меня это 3001-й, а у тебя первый эфир. Ко мне в программу как-то пришел парень, который мне не очень понравился, но я был первым, кто поставил его в эфир. Прошло время, и это теперь «Сплин» с Сашкой Васильевым. Был и другой неизвестный парень, который стал Чижом… Мне доставляет громадное удовольствие сознавать, что первый, с кем ты была в телевизионном прямом эфире – это все еще я.
- Но я до этого уже была в других эфирах, - парировала Земфира.
- Главное – прямой эфир, - настаивал на праве первой ночи Дибров.
- Ой-ой-ой, все-все-все! – ретировалась певица, поняв, что спорить со столичной штучкой бесполезно. 

«Земфира – Пастернак наших дней»

Теперь Дибров признался, что тогда Земфира, которой он дал определение «черта остаток», удивила его своей внешностью и непосредственным поведением.
- Первым делом она установила мне на голову банку из-под кока-колы. Это у нее был музыкальный шейкер. Вадик, ты помнишь это? – призвал телеведущий в свидетели правдивости своих слов сидящего рядом Вадима Самойлова. Дибров был уверен, что тот исторический эфир все просто обязаны помнить во всех подробностях. Лидер «Агаты Кристи» благоразумно предпочел промолчать.
- Знаете, на башку телеведущему любой чудак на букву «м» может что-нибудь поставить. Мечта любого зрителя – этого идиота замочить. Не в том Земфирино дело, чтобы кретину поставить что-то на голову, а в том, чтобы написать «Мне приснилось небо Лондона». 
Еще Диброва поразило, как ловко отбивается артистка от нападок звонивших в студию, пытавшихся уколоть «провинциальную выскочку». 
– Одна зрительница позвонила и сказала: «Слушайте, а что это у вас за дурацкое платье в горошек?» - продолжил вспоминать Дмитрий. –  И она так ей дала, этой бедной звонительнице! Ни одна из попсовых звезд не может себе позволить в прямом эфире скверно говорить с тем, кто звонит. Попсовики же с них стригут шерсть, естественно, овцеводы должны весьма тонко говорить с овцами. А как говорила с ними Земфира! 
В начале карьеры Земфире и правда приходилось нелегко, что и продемонстрировал тот эфир. Исполнительница только и успевала отбиваться от «утонченных москвичей», как охарактеризовала Зема хамоватых зрителей, которые советовали «никакой башкирке»  «что-то сделать с внешностью».  
- Ну, поменяй телик, - не давала себя в обиду артистка. – Давайте следующий звонок. Что, звонки не убирают по желанию артиста?
- А вы совсем не теряетесь здесь, в Москве! – удивлялся такому напору Дибров. - Будешь ты отторгать некоторую часть своих зрителей, ибо любовь Москвы не быстрая.
Из слов телеведущего можно было понять, что поначалу он сделал ставку на Земфиру как на эпатажную девушку, но после рок-певица покорила его своим талантом. 
– Господа, она мастер деталей: «Я помню все твои трещинки», «хочешь – за окошком Альпы», – расчувствованно продекламировал он. – И она была из Уфы! Я до сих пор сижу, старый казак, и думаю: она - Пастернак новых дней. Некрасивая, худенькая, ничего в ней нет. Вовсе башкирка. Ну что такое? Ребята, это не лечится... Господа, а как это так происходит, что в Уфе есть такое варево, откуда вот такая девочка-то берется? Так я вам скажу: должна быть создана сфера обитания интеллектуалов. Послушайте, если отсюда Земфира, значит, и новые придут. А я еще буду сидеть в Останкино и ждать, когда Земфира-2 приедет из Уфы. Хотя, Уфа – не Уфа, какая разница… Вы знаете, откуда родом Джон Маклафлин? С задворок мира – Эдинбурга. Кто там когда-нибудь был? Но он же первый гитарист планеты. 

«Почему на Дону не родятся Шевчуки?»

Позже, отвечая на замечание одного из журналистов, что при всей масштабности Art-Ufa вряд ли можно назвать прорывом, поскольку большинство представленных художников уже известны местному зрителю, Дмитрий Дибров не на шутку разбушевался. Выяснилось, что, по мнению шоумена, уфимцы не достойны своей знаменитой землячки, поскольку в 98-м не оценили талант 22-летней начинающей исполнительницы. 
– Ребята, вы что, с ума сошли? Дети, где ваши глаза были, когда она у вас по ресторанам пела?! Она же вам никогда здесь не нравилась, а, уфимцы? – гневно сверкал глазами г-н Дибров. – Нужен был я, чтобы показать: вот какое золото рядом с вами было. 
По мнению Дмитрия Диброва, жителям Уфы только и нужно, чтобы Эрнст приехал в Уфу и вытащил провинциального самородка на Первый канал. 
– Вот тогда они поймут, что Нуреев, кажется, чего-то достоин, - заключил он. 
Интересным оказалось и мнение столичного гостя о том, что же сегодня интересует среднестатистического зрителя. 
– Разумеется, в наш монетарный век вы думаете, что самый интересный – это кто-нибудь из  «Единой России» или с бухгалтерии, вот их двое, - безапелляционно обратился он к собравшимся уфимцам. – Так нет. Художники самые интересные. Те быстро забудутся, а художники останутся. 
Впрочем, оказалось, что о моральном облике местных живописцев и графиков г-н Дибров тоже невысокого мнения. 
– Настоящий художник всегда будет голодным, потому что все просадит, - не стеснялся Дибров в выражениях. - Сколько ему ни давай, если это настоящий художник, ну как Ван Гог, он даже и ухо отрежет. Как этот, Пиросманишвили, вот ему дали денег, а он, слушай, собрал друзей.
Прощаясь с журналистами, сменивший гнев на милость телеведущий растроганно сообщил всем, что отвечает «за Земфиру и за Юрика вашего». Хотя, по мнению московского тележурналиста, «Юрик – не вполне Уфа». 
– Шевчук – это другой разговор. Хотя били его именно в Уфе, - сообщил г-н Дибров. – Его папа возглавлял здесь Дом культуры. Как там он пел в «Периферии»: «Навоз целует сапоги, кого-то мочат у реки». Не мне спорить с Юриком, но я хотел бы сказать: Юра, да нет провинции! Сегодня, в эпоху существования интернета провинции нет, иначе как только в твоей башке. Почему на Дону не родились такие Шевчуки? Но, может, еще родятся. Завтра буду сына крестить в Донском монастыре. Хотя он уже будет московский. 


Вероника ПОЛЯНСКАЯ.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter