Уфимский бенефис Садальского завершился агонией актера

Уфимский бенефис Садальского завершился агонией актера

Уфимский бенефис Садальского завершился агонией актера

2 ноября 2010, 23:18
Культура
В столице Башкирии Станислав Садальский отыграл спектакль «Декоратор любви». В действе приняли участие еще две актрисы – Жанна Эппле и Эвелина Бледанс, но солировал, несомненно, 59-летний «прим», а дамы ему лишь аккомпанировали. Между тем, меньше всего антрепризная гастроль походила на спектакль, напоминая самодеятельное ревю с нелепыми костюмами, песнями и плясками. Удивительно, но в афише значилось, что это шоу поставлено по пьесе Дональда Черчилля и даже срежиссировано неким В. Устюговым. Садальский играет актера-неудачника Стаса Ковальского, который перебивается временными заработками, ремонтируя квартиры.

Шуткие типы

 

В дом к его заказчице Марианне (Эппле) врывается и скандалит дама (Бледанс). Незнакомка застукала своего мужа на свидании с Марианной и теперь грозит рассказать об измене ее мужу-депутату, который должен вернуться из командировки. Актер предлагает клиентке за небольшой гонорар побыть ее супругом и избавить семейство от разборок. 

Однако давно известно, что Садальский сам себе и постановщик, и драматург: в итоге от пьесы и режиссуры, даже если она была, не остается и следа. С особым удовольствием актер нашпиговал спектакль известными именами и названиями местного и российского масштаба, не к месту упоминая «нового президента, Муртазу и его сына Урала». Этот прием Садальский с большим успехом использует в каждой постановке. Лет десять назад актер сыграл в Уфе спектакль «Кто последний за любовью». Герои Садальского и Удовиченко пили кумыс, покупали домик на реке Белой и заводик по переработке меда. Но дешевое шутовство пошляка Садальского восторженный провинциальный зритель почему-то принимает за искусную импровизацию, от души хохочет и награждает овацией каждую сказанную со сцены глупость.

- Мы ученики учеников Станиславского, девчонки играют под сто градусов, они абсолютно отдаются роли, - комментирует происходящее на сцене актер. - У нас только импровизация. Я играю депутата-идиота из «Единой России», мой герой это постоянно подчеркивает, а народ все время смеется и аплодирует. Когда мы играли этот спектакль в Самаре, позвонили из министерства культуры и предупредили: если Садальский рот откроет, то мы уволим директора филармонии. Все цензурировано. Я могу говорить от себя, но есть люди, которые боятся рот раскрыть.

Впрочем, Станислав Юрьевич, похожий на постаревшего и раздобревшего на плюшках Карлсона, веселит зал уже одним своим видом. Взмокший, с перекошенным лицом он неуклюже мечется по сцене, забавляется с круглоротой надувной бабой из секс-шопа, перемазывается в гриме и бесконечно меняет нелепые наряды, сочетая восточный халат с косовороткой и турецкой феской. 

 

Артистки комикуют не меньше: героиня Эппле верещит дурным голосом и бурно оргазмирует от почесывания, а ее товарка Бледанс носит необъятный бюст и с задранными ногами бьется в конвульсиях под тушей заслуженного артиста, изображая постельную сцену.

Завершился этот бенефис Садальского продолжительной агонией виновника сценического торжества. В финале действа перед зрителем на фоне декораций пронеслись кинокадры избранной фильмографии актера. В это время Садальский что-то яростно бредил в микрофон о МХАТовской школе, о великой Андровской и высоком предназначении актера:

- Наша профессия – одна из немногих на земле, которая придает маленькое значение деньгам, а большое – хорошо сделанной работе. Я счастлив, что сегодня на этой сцене ученики лучшей в мире русской школы театрального искусства!

И ведь не постеснялся всех этих пышных фраз после двухчасовой непотребщины на фоне куклы-минетчецы. Но этого столичной труппке показалось мало: в качестве бонуса троица устроила шоу. Садальский опять что-то бубнил о своем высоком предназначении, безголосая Эппле прокричала песню про пирожок, а Бледанс вытащила из зала мужика, уложила на сцене и под аллегровскую «Императрицу» недвусмысленно его оседлала.   

 

 

Инородный артист

 

«Принимали бомбово, - отчитался перед читателями своего блога в интернете Стас Садальский, иллюстрируя текст снимками собтсвенного исполнения. - Почему-то у меня одна устойчивая ассоциация с этим городом. В мое советское детство была очень популярна «Библиотека пионера» - это такая книжная серия, состоящая из самых лучших произведений для детей. Я очень помню один, зачитанный до дыр, том. В нем был бесподобный «Витя Малеев в школе и дома» Носова и обожаемый мною «Большой оркестр» башкирского писателя Анвера Бикчентаева. Мое поколение должно помнить эту повесть. Ничего особенного в ней нет – обыкновенная жизнь детей в послевоенном уфимском дворе. Но как же мы любили этих ребят! Мальчика Мансура, его подружку Марусю, вечно дерущегося Ахмадея, влюбленного в Фатиму, вредную Люцию. Эта татарская компания казалась почти родной!».

После спектакля артисты отужинали в питейном заведении владелицы гламурного телеканала Евгении Машко.

«Драгоценности у Машко настоящие, - рассказал интернет-читателям Стас. - Женя умница, красавица водит «Мерс» с номерами 888, обожаю эти три цифры. Еще она близкая подруга Анфисы Чеховой и Насти Волочковой».

Также от глаз Садальского не укрылось, что официант машковского бара влюбился в Жанну Эппле, а вот Машко запала на сумку из крокодила, с которой пришла Эвелина Бледанс. Стильная авоська так очаровала хозяйку заведения, что та даже попыталась купить ее у актрисы, предложив Бледанс три тысячи евро. Но Эвелина не согласилась, уточнив позже, что сумку она приобрела на тысячу евро дороже. 

 

Не так давно актер получил звание «народного блогера России»: журнал Стаса признали самым популярным и читаемым. Уже не первый год актер безуспешно добивается звания народного артиста России, а пока успешно эксплуатирует образ народного шута, эдакого юродивого. Как человеку не совсем адекватному, ему многое прощается. Например, в разгар информационной войны между лидерами России и Грузии Садальский требует себе грузинского гражданства. За этот поступок Саакашвили награждает актера орденом Чести «за поддержку Грузии в войне с Россией».

- Я раньше хотел. Боже мой, как я мечтал стать «народным» России! – признается артист. - Я очень дружу с Люсей Нарусовой, это вдова Собчака и близкая подруга Путина. В свое время я вел на радио программу с Тиной Канделаки: из эфира все чиновники разлетались как рваные кошки. У меня была война с теперь уже бывшим главой администрации президента Волошиным, и Люся Нарусова сказала Путину: «Сделайте Садальскому народного артиста», но Волошин отказал. А мне наплевать: звание народного артиста Грузии мне сделал Саакашвили, теперь я один такой в Москве.

Об этом и о многом другом Станислав Юрьевич рассказал в эфире радио «Спутник FM». В прямом эфире Садальский особо не церемонился: припечатывал ведущих непечатным словом, пел дурным голосом, а в финале пообещал, что после этого эфира ведущих уволят.

 

«Кирпичом» по самолюбию

 

- Сегодня у нас в студии заслуженный артист России, знаменитый Костя Сапрыкин по кличке Кирпич, - не задумываясь о последствиях, представил популярного актера слушателям Трофим Татарников.

- Большего оскорбления, чем вы мне сейчас сделали, и представить нельзя. Ну, это ужасно, вы начали сразу с оскорбления, Трофим, - обиженно отчитал ведущего Садальский. - По-моему, все уже знают, что я эту роль терпеть не могу. Но кроме того, что я заслуженный России, я народный артист Грузии и Чувашии, а это почти ваши соседи. Но есть хорошая фраза на этот счет: скажи мне, гадина, сколько тебе дадено. Все звания - это пустое место, народ к каждому относится так, как он того заслуживает, а правители обычно дают звания самым ублюдочным. Ведь, к примеру, Лужков имеет три высшие награды страны, а его убрали. Почему? Все время вопросы.

- Вы всегда говорите то, что думаете?

- Я смею «свое суждение иметь», поэтому меня и в Кремль приглашают, но другое дело, что я туда не хожу. Надо общаться с теми людьми, которые не бояться идти на конфликт. Вот Лужков окружил себя холуями, а когда его сняли, ни один человек за него не заступился, даже Кобзон. Вот я - за своих друзей. И взял грузинское гражданство не потому, что я за Грузию, а за тех российских грузин, которых притесняли во время известных событий: закрыли рестораны, выгоняли детей из школы. А я воспитан в советской системе, в интернате в День сталинской конституции играл азербайджанца.

- У вас самого много друзей?

- Сейчас у меня нет времени дружить. Во-первых, спектакль требует концентрации, я не могу расслабиться, выпить, потому что за сутки я должен держать себя на диете. Я очень управляемый, но у некоторых создается противоположное впечатление. Я работал на радио, знаю, что позволительно говорить в эфире, а что - нет. Но когда прихожу на тусовку, все ждут от меня чего-нибудь эдакого, и начинаешь… Чехов удивительные слова сказал: «Странные люди эти артисты, да и люди ли они вообще?».

- Вы часто говорите о Тине Канделаки. Она ваша близкая подруга?

- Уже нет. Когда на нее была объявлена травля с этой аварией, я и взял грузинское гражданство. А Тина мне позвонила и сказала, что не может больше общаться, потому что я стал доверенным лицом Саакашвили, признан почетным гражданином Грузии, а она - член Общественной палаты. Мне печально, что ей стало непрестижно со мной общаться, у меня даже глаза повлажнели. Что тут скажешь: каждая пластинка стирается по-своему.

- Как считаете, возможна дружба между мужчиной и женщиной?

- Это сложная штука. Может быть, со мной это происходит в силу возраста, но один раз попробуешь с женщиной, и второй раз уже не хочется. Вообще я люблю непостоянство. Но многие женщины и сами такие. Я за пять минут понимаю, что она собирается меня бросить, поэтому делаю этот шаг первым.

 

«Васильева хочет за меня замуж»

 

- А у какой женщины есть шанс вас очаровать?

- Лучшая жена – это молчаливая сирота. Я не сближаюсь с женщинами, потому что все хотят мои богатства. Сейчас вот Танька Васильева, с которой мы играем в новом спектакле «Валенок», хочет за меня замуж. Хотя у меня только двухэтажная пятикомнатная квартира, нет ни машины, ни накоплений. У меня вся квартира в антиквариате, но золота нет. Это я раньше любил золото, бриллианты, а сейчас все раздарил. Эти вещи распродают чиновники из «Эрмитажа», «Третьяковки», а мы не даем вывозить - покупаем себе в квартиры. Потому и нет накоплений. Вот сейчас у меня есть пять тысяч евро, я поеду в Карловы Вары и все потрачу.

- А какие отношения вас связывают с Васильевой?

- С Танькой мы дружим, но сейчас она на меня в обиде: пригласил на нашу репетицию журналистку, а она сняла Васильеву в неглиже. Но новый спектакль надо рекламировать! А ей позвонила подруга, актриса Ирина Цивина, вдова Евстигнеева. Такая сука первостатейная - я думаю, актер из-за нее умер - и сказала: «Таня, посмотри, что о тебе написали, я не могу сдержать слез». Васильева к таким публикациям легко относилась, а от этой – рыдала, билась в падучей. Даже отказалась играть премьеру, но я убедил актрису, что ей надо зарабатывать: ведь ее дети не работают, а она всю семью на себе тянет. И я вам хочу посоветовать: не дружите с теми людьми, которые вам передают про вас гадости. Это Настя Вертинская меня научила, когда много лет назад я пришел в театр «Современник». А я сам себе жизнь порчу своим поганым языком, а потом жалею. С годами человек не меняется: я, например, все такой же невоздержанный.

- По-вашему, хороша любая слава?

- Все публикации хороши, кроме некролога. Звезда советского кино Людмила Целиковская, с которой я имел честь работать, однажды выдала: «Давно не говорят, что я блядь… Теряю популярность!». Так что пусть журналисты пишут, что хотят. Обижаюсь я только на таких, как Трофим, который назвал меня «Кирпичом». Вот это ужасно. Уже лет 20 прошло, но не было ни дня, чтобы меня им не обозвали. Вы как Удовиченко рассуждаете, которая сказала о «Месте встречи»: «Хуже мы с тобой ничего не сыграли». Я ей ответил: «За себя говори». Но я люблю играть дураков: очень рад, что надо мной смеются. Трагикомедия - идеальный жанр.

- Вы капризный человек?

- Я справедливый, у меня повышенное чувство справедливости. Райдер у меня, конечно, есть, но я неприхотлив. Я прошу, чтобы только был выход в интернет. А когда зрители приходят на спектакль и приносят не цветы, а пирожки, соленья, обязательно принимаем. Но от уфимцев я ничего не жду – крысиного яду еще напихают…

 

- А местной кухней на гастролях не брезгуете?

- Всегда пробую, но перед спектаклем есть нельзя. А нас встретили вашей замечательной башкирской конской колбасой. Удивительная, в нее кладут усилитель вкуса – это такая специальная химическая штука из Китая. Поэтому все подсаживаются на кухню Поднебесной. Вот и в Башкирии также. Я воспитан на татарской кухне, потому что родился в маленьком чувашском селе Шейгардан. У нас было на полторы тысячи дворов восемь мечетей. Но башкирская и татарская кухня очень похожи.

- Уфу успели посмотреть?

- Нет, приехали к вам сразу с вокзала. Вышли из поезда и спустились в какие-то катакомбы, в ободранный, жуткий туннель. А потом нас с девчонками уже везли на роскошном «Мерседесе». До Уфы мы 15 часов добирались в чудовищном поезде Баку-Тюмень. Но мы этого не замечаем: например, Эвелина вчера посыпала лепестками роз наши постели. Считаю, что каждый должен создавать себе праздник сам.

Ашир МУРАДОВ.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter