Posted 25 мая, 06:23

Published 25 мая, 06:23

Modified 25 мая, 06:25

Updated 25 мая, 06:25

Никаб раздора: нужна ли России «открытость лиц»?

Никаб раздора: нужна ли России «открытость лиц»?

25 мая 2024, 06:23
Фото: 1MI
Острая дискуссия развернулась вокруг инициативы о запрете никаба — мусульманского головного убора, полностью скрывающего лицо. Нужен ли России закон, запрещающий такую одежду?

Откуда ветер дует?

20 мая 2024 года в интервью «Парламентской газете» Валерий Фадеев, председатель Совета по правам человека при Президенте России, заявил, что никабы в России должны быть запрещены.

Эта фраза вызвала широкий резонанс и спровоцировала волну дискуссий о том, насколько никаб совместим с российскими культурными нормами. Также Фадеев предложил обсудить вопрос законодательного запрета ношения никаба с представителями традиционного ислама и региональных властей.

Что такое никаб и кто его носит?

Никаб — это сплошной головной убор с прорезью для глаз. Его носят некоторые мусульманки, трактующие соответствующим образом религиозные нормы. В некоторых странах ношение никаба обязательно, в других (Франция, Бельгия, Швейцария) — запрещено законом, что нередко приводит к конфликтам и судебным разбирательствам.

Никаб в России: прецеденты есть

В России случаи открытого противостояния на почве ношения никаба единичны, но и они вызывают общественный резонанс. Так, в 2015 году широко обсуждалось видео из московского метро, где женщина в никабе отказывалась показывать лицо сотрудникам полиции для проверки документов, аргументируя это религиозными убеждениями. Инцидент вызвал шквал негативных комментариев в социальных сетях, многие пользователи усмотрели в поведении женщины неуважение к российским законам.

В другом случае, получившем огласку в 2017 году, жительница одной из национальных республик пожаловалась на отказ в банковском обслуживании. Сотрудники банка мотивировали свои действия тем, что не могут идентифицировать личность клиентки в никабе. Данный инцидент, напротив, вызвал волну возмущения в мусульманском сообществе, многие увидели в действиях сотрудников финансового учреждения дискриминацию по религиозному признаку, хотя все понимают, что идентификация человека, скрывающего свое лицо, невозможна.

В 2023 году в сети распространился видеоролик из московского метро, на котором неустановленный юноша призывает девушку в никабе соблюдать правила антитеррористической безопасности и требует «носить нормальную одежду».

«Источник опасности» или культурная особенность?

Данный предмет одежды является не столько религиозным, сколько этнокультурным атрибутом, нехарактерным для мусульман России. Это отмечает в своем Телеграм-канале председатель Национального антикоррупционного комитета, член Совета по правам человека при Президенте РФ Кирилл Кабанов. Поэтому ограничения на ношение никаба никак не будут ущемлять религиозные права мусульман.

Споры в Думе и обществе

Общественное мнение разделилось. Ильдар Гильмутдинов, первый заместитель председателя комитета Госдумы РФ по делам национальностей, считает, что запрет никаба не решит существующие проблемы и приведет лишь к обострению ситуации.

Его позицию разделяет МВД РФ, подчеркивающее в ответе депутату Госдумы Михаилу Матвееву, что действующее законодательство уже регулирует вопросы ношения одежды, скрывающей лицо, в части обеспечения общественной безопасности. Ярослав Нилов, глава комитета Госдумы РФ по труду и социальной политике, предлагает вынести обсуждение щепетильной темы за закрытые двери, опасаясь негативной реакции со стороны мусульманской общины.

Правда, возникает вопрос — а чьей именно негативной реакции опасается депутат? Российских мусульманок, которые никогда в обозримом прошлом в своей массе не носили никаб или приехавшим из стран ближнего, а то и дальнего зарубежья со своей субкультурой, привычками, но не желающим следовать внутрироссийским традициям?

Опрос общественного мнения, проведенный в Telegram-канале «Inkazan Казань и Татарстан» 21 и 22 мая 2024 года показал, что более половины участников считают запрет ношения никаба оправданным, а треть респондентов оставляют каждому право одеваться так, как он или она хочет.

Стоит отметить, что результаты любых интернет-опросов следует воспринимать с определенной долей скепсиса. В частности, играет существенную роль репрезентативность выборки и зрелость гражданской позиции опрошенных.

Позиция религиозных деятелей

Представители духовенства ожидаемо сдержанны. Муфтий Москвы Ильдар Аляутдинов напоминает, что никаб — не религиозная обязанность, а личный выбор женщины. Камиль Маннапов, председатель мусульманской общины города Химки Московской области, обращает внимание на малочисленность женщин в никабах в России, считая, что раздувание этой темы искусственно нагнетает обстановку.

Чтобы лучше понять позицию религиозных деятелей Башкортостана по данному вопросу, мы обратились за комментарием к Аюпу Бибарсову, первому заместителю муфтия-председателя Духовного управления мусульман республики.

По словам А. Бибарсова, носить никаб — это скорее исключение, чем правило:

— Во-первых, это единичные случаи. Носят никаб, как правило, иностранки (выходцы из ближнего зарубежья — прим. авт.). Но в нашем менталитете он отсутствует, этот никаб — что раньше не было его, что сейчас.

Безопасность vs. права человека

Поможет ли запрет сократить число приверженцев радикального ислама? Своим мнением с нами поделилась Эльза Маулимшина, председатель комиссии по миграционной политике Совета по правам человека при главе Республики Башкортостан:

— На мой взгляд, запрет ношения никаба внесет свой вклад в сокращение радикализации ислама. Очень важно просвещение, ведь не секрет, что в подпольных молельных комнатах часто проповедуют именно радикальный ислам с жесткими требованиями к ношению никаба. Исторически в нашей республике было два течения ислама: кадимисты и джадиды. Джадиды — это новаторы ислама, как Зия Камали, которые ратовали за светский ислам, за просвещение. Нынешняя попытка привнести в нашу скорее национальную, нежели религиозную культуру такой чуждый нам элемент, как никаб, возвращает нас чуть ли не в средневековье.

В поисках баланса

Тема никаба, как капля воды, отражает в себе сложный комплекс проблем: миграция, религиозная толерантность, национальная идентичность. Поиск баланса между правами личности и интересами общества — задача непростая. Запрет — мера радикальная, способная вызвать обратный эффект, но он может стать логичным и обоснованным продолжением попытки ужесточения федеральной миграционной политики. Назойливый экспорт и легитимизация чуждой субкультуры нам не нужны.

С другой стороны, тема была вброшена в пространство публичного обсуждения представителями действующей власти не просто так — реакция общественности свидетельствует об ощутимой угрозе худо-бедно существующей системе сдержек и противовесов в отношениях разных этнических и религиозных субкультур. И вот с этим надо что-то делать.

Дело в том, что на праве ношения никаба в большинстве случаев настаивают выходцы из тех азиатских и юго-восточных стран, преимущественно бывших советских республик, где это право либо законодательно запрещено, либо абсолютно не поощряется. В отличие от своих более западных и северо-западных соседей там от души натерпелись самых разнообразных проявлений экстремизма, подаваемого под соусом «истинной веры». Поэтому многие последователи различных религиозных течений, запрещенных или непризнанных у себя на родине и, кстати, во многих странах мира, стремятся найти себе «тихую гавань» в других местах, и, прежде всего в России, ибо здесь и близко, и экономически устойчиво, и климат приемлемый для южан.

Именно для них запрет на ношение никаба должен стать своеобразным маркером, «красной линией», за которую переходить нельзя. Они должны понять, что только добровольная интеграция в культурный код современного российского общества, а не навязывание своего, чужого, даст им возможность ощутить приемлемое качество цивилизованной жизни без принуждения.